Миясат МУСЛИМОВА

АДАЛЛО

ПЕРЕВОДЫ С АВАРСКОГО


ЭТОТ ВЕК

Этот век мне достался, как песне  –  хребет перебитый,
Эта жизнь мне досталась в эпоху поэтов-рабов.
Столько мук испытавшая плоть, ты еще не убита?
Дух несломленный мой, ты все так же могуч и здоров?

Бычий рёв – песни прошлых веков, я поныне их слышу,
Им в ответ содрогаются горы, развернeт свои крылья орел,
Над потоками пенистых  вод поднимаясь все   выше и выше.
В тайне песен отцовских я свой  голос и душу обрел.

Мой родной Дагестан! В доме каждого горца
Есть подпорка для крыши – столб опорный для дома,
В нем изъедены гнилью древесные кольца,
Сердцевина опоры, –  предвестие слома.

Мой родной Дагестан!
Те же черви, что столб твоей гордости съели,
Точат сердце моё,
И страдание множится день ото дня…
Твои новые песни никого  не согрели,
Отцовские песни в дыму их сгорели.
Мой родной Дагестан!
Уничтожен твой дух,
но в  израненном теле
Неужели не бьется  наследье огня?


МНЕ НЕВОЗМОЖНО УМЕРЕТЬ

Боль моего ослабевшего сердца
Чувствуешь, друг?
К хрупкой груди прильни, словно  к младенцу –
Слышен ли стук?
Не безнадежен ли, как полагаешь?
Быть ли беде?
Глупым речам докторов доверяешь
Или судьбе?
Смогут ли в сердце мелодии птичьи
Вечно звучать?
Будет ли жизнь меня в том же обличье
В мире подземном встречать?
Если мне время – под плиты ложиться,
Разве по-прежнему будет кружиться
Эта земля?
Не погаснет ли солнце,
Не ослепнет луна?
Не притихнут ли реки,
Не замрут ли моря?
Не исчезнет ль навеки
Тепло очага?
…Звезды с синего неба
Потекут чередой,
И весь мир в эту небыль
Поверит со мной.
И заплачет над вестью
Тяжелая тьма,
Это мир как без чести
Без меня,
Без меня…
Без меня – невозможно.
Слышишь, песня звучит?
Стук в груди осторожный
Все сильнее в ночи.
Сердце вновь встрепенется –
Не умею стареть,
И пока слово бьется,
Не дано умереть.


ЗНАК ВОСКЛИЦАТЕЛЬНЫЙ

И я уйду в историю, как все.
Оставив тайну имени кому-то,
Закончу счет секундам и минутам
В урочный час. И в личное досье
Запишет год на первой полосе,
Мой профиль разглядев и мой анфас,
Носитель уха, слуха, сотен глаз.

И я уйду в историю. И все
Засохнут языки, хвала умолкнет.
Холодный дух под саваном  не дрогнет,
И будет  мир сиять во всей красе
В последний час.  О, фарисеи,
Что мне хула и что хвала от вас,
Когда  померк мой день  и свет погас?

И я уйду. Надгробье на могиле
Смолчит о том, что было. В тишине
Поведает лишь надпись обо мне –
О дате появленья на земле,
Когда меня под сердцем мать носила,
И дате возвращения к Нему,
Когда мне в легких воздух перекрыли.

Я был свободен там, где был в плену,
И время – моя боль и моя сила –
Ответит  вам на пытку отрицаньем
Став знаком  торжества и восклицанья.
И я уйду,
Не покорившись собственной судьбе.
Так будет. Но уходят так не все.


ЯБАНДЖИ

В Стамбуле снег… Он сыплет за окном,
А я смотрю, и бородою снежной
Стекло мету, его касаюсь лбом
И снова усмиряю дух мятежный.

Я знаю сердцем – это не Анжи,
И сам себе не верю: неужели
Слепой судьбы крутые виражи
Слить с турками легко меня сумели?

Нет за окном вершин, и Тарки-Тау
Не смотрит сверху, таинства полна,
Перед окном просторно, величаво
Не плещется хазарская волна.

В Стамбуле снег, неслыханно искристый,
Врачует всех, и местных, и чужих...
Что знают здесь о беглом «террористе»,
О старике  по кличке «ябанджи»?*


ВРАГАМ МОИМ

                 Враг – вот, о Рабби (Аллах)
                  Самый ценный Твой рахмат (дар)
                  ——
                  Он – алат (инструмент),
                  Выправляющий дефекты наших душ

Я к вашим потомкам однажды приду,
Тихим стуком в ворота встревожив их сон.
Поздней ночью иль днем в неизвестном году
Зазвучат заржавевшие петли, как стон.

В ваших креслах внезапно для вас окажусь,
У остывших каминов раздастся мой хохот,
Загремит в канделябрах, вам знаком наизусть,
Голос мой и обрушит на спящих свой грохот.

Ваши дети от страха проснутся в ночи,
От снотворного детства, куда их сослали.
Упоенные ложью и страхом сычи,
Мое имя от них вы недолго скрывали.

Им откроется тайна земного родства,
Дивный жемчуг былого заискрится в ладонях .
И они перед правдой, в час ее торжества
Покаяньем за вас мою боль похоронят.

А пока я еще не расстался с землею,
С жизнью грешной веду нескончаемый спор,
Собираю для вас перед новой зарёю
Откровения слов,
чтоб не слать с того света небесный его приговор.

…Я к вашим потомкам однажды приду,
Тихим стуком в ворота встревожив их сон.
Поздней ночью иль днем в неизвестном году
Зазвучат заржавевшие петли, как стон.


ПОСЛЕДНЕЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

Мой друг,
мой дорогой друг,
я тороплюсь покинуть этот мир…
Жизнь впереди – кольцо слепых разлук,
Где каждый наг, беспомощен и сир,
И только смерть – залог освобожденья.

Давно стремилось сердце за пределы
Земной судьбы – увидеть вечность –
Свой последний дом,
Исканий тяжких взлет и искупленье.
Как оглянусь на землю – опустелый,
Стоит, как ком…
Все унесет глухая быстротечность,
Развеяв в прах измученное тело.

Как, оглянувшись, посчитаю годы,
Задумаюсь над прошлым, – так всегда
Над призраком блистающей свободы
Восходит, насмехаясь, пустота.
Когда взойду на тайные вершины
Своей мечты, морщинистой, как век,
Когда поля, предгорья и лощины
Леса вопросов вскинут, их набег
Не удержать.
И только пустота
Отринет все, посмотрит долгим взглядом.
Ее речей бездонна красота,
И взгляд глубок – она со мною рядом.
Она все смотрит, смотрит на меня
И говорит, что нет меня ценнее.
Чем ярче свет, тем от него больнее.
Все миновало. Отгремели грозы,
Но дождь идет… И падает… Не я –
Мои глаза виновны – что за слёзы…

Мой друг,
мой дорогой друг!
И я был на этой земле,
И был послан Аллахом,
Но даже оказавшись в вязкой тьме,
Предательства, обмана и разлук,
Я шел к добру, не зная капли страха.
(Вот, мама, я – с душой неутоленной,
Измученной, в страданьях закаленной,
Стою перед тобой – поверь,
я Путь искал, как ищет путь вода,
Но славы я не жаждал никогда).

Пройдет десяток лет,
Пусть век пройдет,
Но люди не забудут обо мне,
Над болью бед
Поэзия взойдет
И в будущем, равняясь на меня,

Далекие писатели тех лет,
Честь имени и памяти храня,
Проверят Слово горечью побед.
И будет так: последний горец,
Единственный оставшийся в живых
Крестьянин, воин, миротворец, –
Встречая долгими ночами
Последний час,
Сглотнет слезу
над книгами моими и мечтами.

Мой друг, я тороплюсь…



Я ОТВЕЧУ

Стучится дождь в оконное стекло,
Как в барабан, бьют капли до рассвета.
Порой ворвавшись с улицы в тепло,
Приносит ветер с улицы приветы.
– Если я нужен вам, капли дождя,
Станьте, пролившись, и градом, и льдом!
Мне ни к чему с тобой, ветер, вражда,
Но если пришел в мою ночь и в мой дом,
Играться желая, то помни о том,
Что играм лукавым не дам я ответ –
Для дружбы со мною один есть секрет:
Придти ко мне вихрем, бураном, огнем,
Опасным набегом, летящим конем.
В открытое поле я выйду навстречу-
Тогда я вам песней заветной отвечу.
Ноябрь 2014 г.
   
К содержанию || На главную страницу