Владислав УРТАЕВ

ЕСТЬ ВРЕМЯ ЖИТЬ, ЛЮБИТЬ ЕСТЬ ВРЕМЯ


НУНЬЕСУ ДЕ БАЛЬБОА

Не знаю то, в чем Хроники правы.
Не знаю, прав ли романтизм Цвейга…
У романтизма пафосно: «увы…»,
А хроники сшивает дневошвейка,
Где перст и жест швеца – удел канвы.
Не знаю, где игрок, а где орган,
Где – ОН, ОФИР НЕБЕС, где Терра Нова…
Но меч вонзил в Жемчужный океан
В прогорклых латах Нуньес де Бальбоа.
И в чем она, игра судьбы, права,
Когда за подвиг – наземь голова
Отчаянно принявшего дерзание,
Сказав во Времена:
«Тебе, ИСПАНИЯ!»
Не знаю то, в чем Хроники правы,
Где над клинком созвездная отрада.
Рука прорвала пафосность: «увы!..»
Была ли ты тогда DESESPERADA?
2017 г.


ИОСИФУ БРОДСКОМУ

…Ну не надо, Иосиф, о Постуме.
О приютшем на взмории Плинии…
Все в империях то же – и поступи,
И все те же надменные линии
Губ, бровей, да и жесты патриция…
Вьются в море дельфиньем гарпинии…
Раз не чтут произрекших: «Во Птицы Я!», –
Берегите хоть сини дельфинии.
И сияют созвездные россыпи,
Светопевчат в них лировы линии.
…Влажно шепчут над письмами пинии…
Ну не надо, Иосиф, о Постуме…
2017 г.


*  *  *
Нет, не прошли те времена,
Когда оскал с улыбкой – то же,
Когда вращался перстень Борджи
И в кубок капала она –
	Ой не струна – …
Ах, как изысканен тот говор,
Как речь премудростью полна –
В карман халата капнул доллар –
Рождается «Авиценна»…
Монетный звон к НЕБАМ спиной,
И в мантии – так разве будет?
Шуршит, примазанный слюной,
И шелестит: «Ах мой родной» –
Конверт с ценой за Правосудье.
Нет, не прошли те времена…
Зачем тебе Земля и карта,
Когда всему одна цена –
А эполеты так – волна –
С надменной статью «Бонапарта»…
Есть Небо –
Вот ОНО НЕ то же.
Зачем влиянье перстня Борджи?
Поют светила – вот возвестья!
И улыбаются созвездья.
2017 г.


ГАННИБАЛ

Взнуздал слонов,
Взнуздал и львов,
И люди стыли.
Над Альпами, меж облаков,
	Слоны трубили.
	Слоны трубили:
	«Ганнибал!» –
	Непокоримо.
Никто так прежде не попрал
	Величье Рима.
Вы, те, что в дрязгах опахал
	Не ждите плату.
Один Карфагенянин встал:
	«Привет Сенату!»
Ты лжешь, Сенат, в белизнах тог
	Про крепь закалки.
Не вам указывать итог –
Сестерций руку не прожег –
	И лгут весталки.
Что в сердце – то под честь словам.
	В мече те ноты.
Привет, центурионы, вам!
	Привет, когорты!
Сенат, привет, не ты ль потел,
	Клеймя всезримо,
Скрипел зубами и звенел
	Ключами Рима?
Ну что, Великий Сципион,
	Засклепил нишу?
И разговором для письмен
Ну может быть ли посрамлен
Кто статью выше?
Не победил, не проиграл.
	Не лег смиренным.
С мечом Кто высоко стоял
	Над римским шлемом?
Привет, СЕНАТ, витийствуй, плюй
	В свою ж арену.
А Розы пряный поцелуй
	Мой Карфагену.

…Взнуздал и тигров, и слонов,
	И люди стыли…
Над Альпами, меж облаков,
	Слоны трубили…
…И так пришел. И Рим дрожал:
	«Сломи колена!» –
Ваш враг, чье имя Ганнибал –
	Царь Карфагена.
2017 г.


ПРАДЕДУ ЗАНГИЕВУ ЗАУРБЕКУ

По гавани метались корабли,
И чайки безучастные кричали.
И не было роднее той земли,
И не было сожженней, чем они, –
Чем те, кто эту землю покидали.

И стройный всадник реял над землей –
Там гавани, а тут родные горы…
И кроме Неба не было опоры –
В бока коня: «Давай!» – врезались шпоры,
И пот коня, как и клинок, был твой.

Над гаванью взметались паруса,
Мелькали капитаны и матросы…
По эполетам и ветра, и росы –
«Георгии» сметали все вопросы,
А их не заслужить за полчаса.

И лег кинжал в степи. И человек
За то, что под черкеской сердце живо
За то, что офицер.
	Склонилась грива
Над всадником.
	Зангиев Заурбек.
«Георгиями» к журавлям – «Не тронь!»
	И плакал конь.
2016 г.


ПРАДЕДУ ВАСИЛИЮ

ЕСТЬ ВЕРА ВЕРИТЬ – разве странно?
– за все, что есть – благодари.
В клинковых блесках Туркестана
Дышал ты влагой Сыр-Дарьи.
ЕСТЬ ВЕРА ЖИТЬ, ЛЮБИТЬ ЕСТЬ ВЕРА –
Глядеть в сияния ночей…
Из старой марки револьвера
Ты бил набеглых басмачей.
Карагачи стонали туго,
И вился красный виноград –
И кто мог знать? – твоя подруга
Готовит молнии и град.
И кто мог знать, что лягут плуги
и пулеметы у стены –
Солдат – на зов своей подруги
Ушел ты в первый день Войны.
И где и как? Не зная, помни –
В одном письме – одно сполна:
«У нас Нежданная, в сто молний,
И с женским именем она…»
Пел виноград, сочнела груша…
А где-то взрыв среди полей…
Есть имя женское – «КАТЮША»
Ты навсегда повенчан с ней.
2016 г.


ПРАБАБУШКЕ ИДЕ

На узких улицах Одессы, –
Среди мацы и папирос –
Я видел кепки, видел пейсы,
Не ведая про холокост.
Одна Одесса, я не спорю –
Среди мишенных и пивных
Катился вниз – катился к морю
По швам одесских мостовых.
И малый – «трехвелосипедный» –
Всем по колено в полный рост –
Не знал я о любви победной –
Здесь всех коснулся холокост.
А я катился к морю, к морю –
А говор с шутками навздежь.
Не знал я – юмор равен горю,
И потому ни с чьим не схож.
И было смело, было гордо.
И строго, в слове не спеша,
Машинам говорили твердо:
«Стоять. Тут мальчик едет, ша!»
И это «ша» я помню остро – …
Теплилась вся, тепло храня…
Не знал я – в пекле холокоста
Погибла вся твоя родня.
О холокосте лгать уместно?
Зачем и сердце, и душа?
У моря синего Одесса,
И небо ясное здесь.
	«Ша!»
2016 г.


ДЕДУ

Душа России Высока.
Ты падал. Лебедь падал рядом,
Косясь на Небо красным взглядом,
И бил крылом об облака.
А пена облаков рвалась
И вниз тянула – как недолго…
Кипела красной пеной Волга.
Ты падал вниз.
А Высь лилась
Поверх разрывов и прошитий,
Пониз Синев, пониз наитий,
Ты падал вниз…
	Алела вязь,
И лебедь бил крылом о Волгу,
И красный глаз смотрел недолго
На то, как с Небом рвется связь.
А Высь светла и Высока…
Тебя подняли. Ты поднялся.
Поют над Волгой облака.
Ты, весь в осколках, улыбался.
Мой смелый дед – грудь в орденах.
	В багровых шрамах.
Мечтал о белых голубях
	И Светлых Храмах.
2017 г.


БАБУШКЕ МОЕЙ АННЕ ВАСИЛЬЕВНЕ

Под Саратовом Малая Князевка,
Сыроварня своя, своя мельница…
Ой, России судьба – и все вертится,
И не знает Бабуля, в ком разница.
И расплеснута Волга широкая,
И повсюду одно – человечество,
И повсюду любовь ясноокая…
Да за Веру, Царя и Отечество
Шел Твой Дед там, где хвои китайские
«Двадцать пять» – и с побывками малыми
Обрастал малышами кричалыми
И Крестами, с присягою, царскими.
Три перста говорили: «Чудесная,
Ой, Мария, Царица Небесная!»

Под Саратовом Малая Князевка…
Строя, вея, рвались сухожилия.
И не знала, что ждет Тебя Азия,
Моя бабушка, Анна Васильевна.
И не знала о том песня Азии –
Что любовь Твоя, Песня Сердечная,
Что Россия – Она Певчесть Певчая,
И нет связи и вязи в бессвязии.
И вся песня и жизнь за Отечество.

Под Саратовом Малая Князевка…
Сыроварня своя. Своя мельница.
Ой, России судьба – и все вертится,
А потом узнает – Вот ведь разница.
Ой, Россия и Волга широкая…
Туркестан. Сыр-Дарья всеобильная…
Синий Днепр. Смотришь Ты, ясноокая,
Моя Бабушка, Анна Васильевна.
Пронесла Слово Воин в Себе –
ВЕТЕРАН КГБ
		СССР
2017 г.
   
К содержанию || На главную страницу