Ирина БИБОЕВА

                  К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ

ВЕЛИКАЯ ТРОПА КАЙСЫНА

                     
    
                                        Слово твоё идет по
                                        миру
                                        и учит мир радости...
                                                   Михаил Дудин
                                                   
    
    Бывший  проспект Мира в Нальчике – теперь проспект Кулиева,
там  установлен  памятник  Кайсыну. Имя  его  носят  Балкарский
драматический театр в Нальчике, благотворительный фонд при  его
музее,  школа  в  селении Нижний Чегем, пик в  урочище  Башиль,
Дворец  культуры  в  высокогорном  городе  Тырныаузе,  улица  в
столице  Ингушетии  Магасе,  улица и  библиотека  в  киргизском
Бишкеке, школа и музей в Индии, парк в турецком городе  Анкаре;
река,  пик и село под ним на Алтае; улицы в Прохладном (КБР)  и
Ашхабаде (Туркменистан)...
    Неповторимая  гордость Кавказа, великий  сын  и  гениальный
поэт  балкарского  народа Кайсын Кулиев оставил  нам  множество
строк,  достойных восхищения: «Легко любить все человечество  –
попробуй  полюби соседа», «Каждая пуля на войне  поражает  одну
цель  –  сердце матери», «Добро должно быть с кулаками»,  «Будь
достойным  горя»,  «Настоящее  слово  стоит  скакуна»,  «Мир  и
радость вам, живущие», «Обидчик сам страдает от своих обид»….
    Широко  известны  и  любимы его стихотворения,   многие  из
которых стали песнями: «Реквием», «Терпенье», «Женщина, которую
люблю»,  «Был пахарем, солдатом и поэтом», «Монолог», «Музыка»,
«Играют  Шопена»,  «Дон-Кихот», «Чёрный конь умирает  на  белом
снегу»,  «Как хорошо проснуться на рассвете...», «Пусть никогда
не  умирают дети», «Женщина купается в реке», «Клинок и  роза»,
«Всё ещё впереди», «Яблоками пахнет осень...» и другие.
    Он   был   дружен  с  Борисом  Пастернаком  и  Константином
Симоновым,  Михаилом  Дудиным и Ярославом Смеляковым,  Ираклием
Андрониковым и Константином Ваншенкиным,  Расулом  Гамзатовым и
Нафи Джусойты... Помог  издать  первую книгу Чингизу Айтматову.
Под  Сталинградом  встретился и подружился с Алимом  Кешоковым.
Алим  вынес  из  боя  раненого  Кулиева  и  донес  товарища  до
госпиталя на руках. Земляки Кайсына гордятся тем, что   в  свое
время   поэт  дважды  отказался  от  милостей  Сталина,   чтобы
разделить  тяжелую участь своего народа.    «Не падайте  духом,
мужайтесь.  Избавление придёт обязательно»,   –   писал  ему  в
ссылку нобелевский лауреат Борис Пастернак.
    «Человек  Мира», «Великий гуманист XX века»  Кайсын  Кулиев
побывал во многих странах. Выступал перед огромными аудиториями
Парижа, Берлина, Варшавы, Праги, Македонии, Дели, Бомбея, Улан-
Батора, Токио, Нагасаки.
    О  нем  написаны  монографии,  статьи,  очерки,  эссе.  Его
воспевают    в   песнях,   стихах,   художественных   полотнах.
Произведения  Кайсына Кулиева печатаются на 80  языках  народов
нашей страны и на 140 языках народов мира, издаются во Франции,
Германии, Польше, Болгарии, Англии, Индии, Японии...
    А   еще  есть  уникальный,  не  имеющий  аналогов  в  мире,
архитектурный  ансамбль  –  литературный  памятник  в   селении
Эльтюбю.   Мемориал   называется   «Сто   шагов   к   Кайсыну».
Литературный  музей  под  открытым небом  соорудила  балкарская
молодежь  (руководитель Х.Тетуев, архитектор М.Гузиев).   Стена
соткана  из «раненых камней»,  отточенных водой Чегема, камней,
по которым ступала нога поэта, камней, которые собирали в русле
воспетой   Кайсыном   речки  Жылги...   Мемориальный   комплекс
построен  в национальном стиле балкарской архитектуры каменного
зодчества,  длиной 350 метров, высотой 1.85 м,  толщиной  стены
0.60  м.,  где расположены начертанные на мраморных плитах  100
стихотворений   классика   балкарской   литературы,   а   также
высказывания о нем  известных людей. Среди них Б. Пастернак,
Н. Тихонов, А. Фадеев, Е. Евтушенко, Д. Кедрин, Ч. Айтматов, М.
Дудин,  Мустай  Карим,  А. Дементьев...  Стена  тянется  от
крутого  берега Жылги к мемориальному домику в Верхнем  Чегеме,
где  родился поэт.  «Сто шагов к Кайсыну»... Они   учат миру  и
добру,  учат  любви и мужеству. «Сто шагов к  Кайсыну»   –  сто
стихотворений к столетию Мастера...


    * * *                         
    Знают  и  любят Кайсына и в Осетии. Мало в какой осетинской
семье  нет томика его стихов. Произведения поэта переведены  на
осетинский  язык, изданы отдельными книгами. Среди восторженных
поклонников  и  переводчиков – Нафи Джусойты, Хазби  Дзаболаты,
Александр  Царукаев,  Георгий Кайтуков,  Борис  Муртазов,  Юрий
Тигиев,  Сергей Хугаев, Ахсар Кодзати, Музафер Дзасохов...  Сам
Кайсын  переводил  на  балкарский стихи  осетинских  поэтов  и,
конечно  же, стихи Коста Хетагурова. Осетинские поэты посвятили
ему сотни стихотворных строк-посвящений.
    Общеизвестен  такой  факт его биографии.  Кайсын  почти  не
помнил   отца.  Отец  со  своим  племянником  Такушем  ушел   в
партизаны,  и  оба погибли – один от тифа, другой под  лавиной.
Когда  сын  Кайсына, Эльдар, через много лет попросил  показать
фотографию  деда,  Кайсын  достал из ящика  своего  письменного
стола  фотографию  осетинского  классика  Коста  Хетагурова   в
черкеске и с кинжалом. Таким оба они представляли отца и  деда.
(Владимир Огнев. «Воспоминания»).
    В  1979 г. Кайсын Кулиев был в составе Всесоюзной юбилейной
комиссии  по подготовке и проведению 120-летия со дня  рождения
Коста  Хетагурова. Будучи секретарем правления Союза  писателей
РСФСР,  он  сделал  все, чтобы провести в Москве  торжественное
заседание  по этому поводу. «...бурку черную надев свою,  /  По
крутизнам  бродил Коста  родной»,– пишет Кайсын в стихотворении
«Шинель»  воспевая предметный символ Кавказа –  бурку,  называя
Коста родным.
    С   уважением   и  нежностью  он  относился   к   братскому
осетинскому  народу,  восторгался  национальным  танцем  осетин
симдом.  «Даже  если бы осетины создали  только  один  танец
«Симд», они были бы великой нацией»,– говорил Кайсын. Среди
собратьев  по  перу  в Осетии у Кайсына было  много  друзей.  С
народным   поэтом   Осетии  Гришем  Плиевым   он   часто
встречался в Москве. Оба учились в театральной студии.   Всегда
с  благодарностью вспоминали годы, проведенные в ГИТИСе, но оба
твёрдо  определили для себя, что верны литературе, и именно  её
считали своим главным призванием.
    Фронтовым   другом,  «давним  кунаком»   Кайсына   был    и
осетинский писатель Хаджи-Мурат Мугуев. Друзья сражались
под Сталинградом, встретились на фронте. Кайсын – десантник,  а
Хаджи-Мурат разведчик. Кайсын ценил вклад Хаджи-Мурата  Мугуева
в разработку военной кавказской тематики. «Уроженец и знаток
Кавказа,  Хаджи-Мурат давно интересовался историческим  прошлым
этого  края.  Собрал огромный фактический материал  для  своего
масштабного  романа  «Буйный  Терек»,  который  посвящен  очень
интересной и богатой событиями эпохе. Мне нравится этот  роман.
В  нем  –  точность мысли, великолепный язык, умелое построение
сюжета, запоминающиеся герои. «Буйный Терек» с интересом читают
на  Северном  Кавказе. Писателя Мугуева здесь  считают  «своим»
khrep`rnpnl,  потому что в романе он уделяет  большое  внимание
простым  горцам.  Одним словом, в художественном  творчестве  о
Кавказе,  кавказских войнах роман Хаджи-Мурата Мугуева занимает
важное  место,  так  как  помимо художественного,  он  имеет  и
познавательно-историческое  значение»,   –   писал   Кайсын
Кулиев.
    С  почтением  к   Кайсыну как человеку  и  поэту  относился
заслуженный  художник  Осетии Асланбек Арчегов.  Его  дипломная
работа  называлась «Вариант оформления книги  К.  Кулиева  «Мир
дому  твоему».  Чтобы встретиться с Кулиевым, Асланбек  Арчегов
поехал  в  Нальчик.  Они  долго и тепло общались.  На  прощание
Кайсын  написал молодому художнику пожелание, и Асланбек хранил
это напутствие как священную реликвию:  «Дорогой Асланбек, в
течение  нашей беседы я поверил в ваше дарование. Будьте  верны
жизни,  ее зову, земле, дереву, камню, хлебу, всему подлинному.
И  это обязательно вознаградит вас. Будьте обязательно смелым в
настоящем  смысле  слова.  Творческая  робость  –  худший  враг
художника.   Сверните   ей   шею,   как   говорил   Верлен    в
«Риторике».
    
    
    * * *                         

                              Хоть разная нас вскармливает
                              мать,
                              Друг – тоже брат...
                                           Кайсын Кулиев

    Два   друга,  два  поэта...  Кайсын  и  Нафи.   Да,  Кайсын
преданно  и  нежно любил друзей. Был беззаветно предан  им.  Мы
счастливы сегодня сознавать, что среди близких друзей «великого
певца  из  Чегемского  высокогорья» и великий  сын  осетинского
народа Нафи Джусойты! «Каждый, кто хоть раз встречался с ним
на своем жизненном пути, неожиданно и радостно находил друга  и
брата,  человека,  чьи поступки и слова всегда  подлинные,  как
ячменный  хлеб на горском столе, непретенциозны и бесхитростны,
как цветы на Зикарском перевале»,– писал о Кайсыне Нафи.
    Нафи  трогательно  нежно относился  к  Кайсыну  при  жизни,
сдержанно, по-мужски горевал и вел с ним «грустный нескончаемый
монолог» после его ухода.  «Грел свое измученное и заволоженное
бедой  сердце  у очага своего друга, светом его  Слова,  Песни,
Lsdpnqrh...».  Нафи  ушел из жизни в год  столетия  Кайсына.  И
теперь   они   оба   там,  в  стране  безмолвия,   «отзывчивые,
мужественные и мудрые кавказцы, люди редкостного благородства».
    Они  познакомились  в  далеком 1957-м на  съезде  писателей
Грузии. Вот как пишет Жанна, дочь Кайсына Кулиева об их дружбе:
«Нафи Джусойты – это имя неразрывно связано с именем Кайсына
Кулиева.  В  своей статье “Широкие горизонты” К. Кулиев  привел
такое  четверостишие из стихотворения Нафи Джусойты “Мой горный
край”.
                За крепостными стенами, как предки,
                Отсиживаться я не собираюсь,
                Пусть осаждает жизнь меня упрямо,
                Я не укроюсь за хребтами гор.
    Эти  строки,  как  говорил сам К. Кулиев, взволновали  его,
вошли  в  его  душу. Он считал своего друга человеком  большого
мужества, стойкости, исключительной честности.
    Первая   же   встреча  Нафи  Джусойты  и  Кайсына   Кулиева
переросла в большую многолетнюю дружбу.
    Нафи  Джусойты оставался верным дружбе с Кайсыном  Кулиевым
до  его последнего часа, помнит он своего друга и сейчас,  хотя
прошло  30  лет  со  дня  его смерти. Только  Нафи  каждый  год
приезжает в этот день поклониться могиле друга. И мне  радостно
видеть  его  в Чегеме. Сразу воскресают в памяти те  счастливые
времена,  когда папа был жив, когда мы могли общаться, смеяться
–   весело   и  беззаботно,  не  ведая  о  грядущих   бедах   и
страданиях...».
    Алим    Теппеев   о   дружбе   Нафи   и   Кайсына    писал:
«Безвременный  уход из жизни Кайсына Кулиева  был  воспринят
Нафи  Григорьевичем как невосполнимая глубокая личная утрата  в
его  жизни.  Я не знаю ни одного случая, чтобы Нафи Григорьевич
не  приезжал из Осетии в Нальчик, чтобы почтить память друга  в
день   его   смерти   –   4   июня.  А  однажды,   будучи   сам
немусульманином,  устроил  во  дворе  чегемского  дома  Кайсына
Кулиева поминальную молитву по мусульманскому обычаю. Я считаю,
что это поступок и пример одновременно».
    Мемориальный   Дом-музей  Кайсына   в   Нальчике   ежегодно
посещают  почитатели  его  поэзии.  Постоянно  бывал  в   музее
беззаветно  любящий  поэта, преданный его друг  Нафи  Джусойты,
который  оставил в книге отзывов музея много записей. Вот  одна
из  них:  «И здравствуй, Кайсын! Здравствуй брат  мой,  друг
мой!  Вот уже 10 лет я говорю с тобой, беседую, кричу, во  снах
своих  пою  с тобой, но ты не отзываешься Словом...  Получается
грустный нескончаемый монолог... Пребудь, Кайсын, всегда с нами
со  своей  мудростью, со своим Словом и Песней! Мы вечные  твои
должники и об этом никогда не забываем. Во дни Печали  мы  все,
во  всяком случае я, греем свои измученные и заволоженные бедой
сердца  у  твоего очага, светом твоего Слова, Песни,  Мудрости.
Пребудь всегда с нами, даже когда мы этого не достойны.  Всегда
и всюду, до смертного часа твой Нафи Джусойты. 4.6. 95 г.».
    В  2002  г.  в г. Владикавказе, в издательстве  «Ир»  вышла
книга  стихов  Кайсына  Кулиева в  переводе  Нафи  Джусойты  на
осетинский язык.  В книгу «Балкарская свирель» вошла лишь часть
творческого наследия выдающегося балкарского поэта.  Во  второй
части  книги помещены стихи Нафи Джусойты, посвященные  Кайсыну
Кулиеву. Издание приурочено к 85-летию поэта.
    В  один  из  своих  приездов в Осетию, 12  марта  1968  г.,
Кайсын Кулиев посетил Республиканскую научную библиотеку  (ныне
Национальная  научная библиотека РСО–Алания).  В  фонде  редких
изданий хранятся книги с автографами Кайсына Кулиева.
    В  юбилейный  год   поэта  сотрудники  и  читатели  главной
библиотеки Осетии  вместе со всеми россиянами «по зову сердца и
велению  разума»  выражают  свою  искреннюю  любовь  к  Кайсыну
Кулиеву,  к  его «поэтическому гению,  пророческой  мудрости  и
неоглядному  благородству души». Библиотека  запланировала  ряд
юбилейных  мероприятий: Книжный дилижанс,  который  проедет  по
районам    Осетии    с   юбилейными   мероприятиями;    книжно-
иллюстративные  выставки; поэтический  вечер  «Яблоками  пахнет
осень...».   А   первого  ноября,  в  день  рождения   Кайсына,
библиотека  примет участие в Межрегиональной акции к  100-летию
Кайсына  Кулиева  «Мир и радость вам, живущие!».  На  проспекте
Мира,  у памятника Коста Хетагурову, будет установлен Свободный
микрофон, желающие смогут читать Кайсына на русском, осетинском
языках;  барды  напомнят песни на стихи Мастера,  а  завершится
праздничное   действо  флешмобом  «Симд»,  осетинским   танцем,
которым восторгался Кайсын.  Заключительным аккордом  юбилейных
торжеств станет издание книги «Кайсын Кулиев и Осетия».
    
К содержанию || На главную страницу