Тамерлан ТЕХОВ

ПУТЕВОДИТЕЛИ К ИСТОКАМ


    Очередные     издания,     подготовленные     к      печати
профессиональным    библиографом,    заместителем     директора
Национальной  научной  библиотеки  РСО-А  Ириной  Бибоевой,   с
момента  появления  стали путеводителем к  истокам  для  самого
широкого  круга  читателей.  Альбомы  вышли  в  свет  в   мини-
типографии  «Колибри» при библиотеке весьма  скромным  тиражом,
но, во-первых, их можно видеть в самом учреждении культуры, во-
вторых, они доступны в необъятном пространстве Интернета.
    «“Говорящая”      карта     литературного     Владикавказа»
(Владикавказ,  2016. – 138 с.: ил.) является  бумажной  версией
одноименного  проекта,  реализованного  на  официальном   сайте
библиотеки.   Карта  представляет  собой  не  что   иное,   как
систематизированный свод цитат и высказываний известных русских
и  зарубежных  писателей, в разные годы  побывавших  в  столице
Северной   Осетии.  Содержательная  составляющая  к   тому   же
«сдобрена» поэтическими строками осетинских писателей о любимом
городе.  Четко  обозначено и прикладное значение  карты  –  она
может  быть  использована  на  рекламных  щитах,  а  также  как
интерактивная выставка в учреждениях образования и культуры.
    Карта-альбом   состоит  из  таких  глав,   как   «Говорящая
литературная   карта»,   «Владикавказ.  Справочные   сведения»,
«Владикавказ  глазами путешественников, писателей,  музыкантов,
художников»  и  «Русские  государи  во  Владикавказе».  Имеются
список  использованной литературы, именной указатель  и  редкие
иллюстрации – репродукции картин художников XVIII-XIX веков.
    «Поэты  и прозаики, музыканты, актеры, художники, в  разные
годы   жившие  в  нашем  городе  или  проезжавшие  через  него,
оставляли  о  нем трогательно-нежные признания. Особенно  везло
городу   с  мастерами  художественного  слова.  Мало  в   каком
российском   городе   побывало  столько  известных   писателей.
Грибоедов,   Пушкин,  Лермонтов,  Чехов,  Успенский,   Толстой,
Серафимович,  Кнут  Гамсун,  Булгаков,  Газданов…»  -  пишет  в
предисловии автор-составитель И. Бибоева. И доносит до читателя
тот  интересный  факт, что одно из самых  ранних  упоминаний  о
Владикавказе в художественной литературе встречается в  повести
известного французского писателя Ксавье де Местра – «Кавказские
пленники»,  датированной 1815 годом. Сюжетом для  произведения,
изданного  в  Париже,  послужила  история  коменданта  крепости
Владикавказ генерал-майора Дельпоццо, захваченного в плен.
    «Если  собрать все цитаты из художественных произведений  о
Владикавказе,  получится  настоящая повесть  о  любви…  Десятки
поэтических  строк и высказываний легким облаком опускаются  на
город  у  Терека», - таковы убеждения автора проекта, к  слову,
подобравшей цитаты таким образом, что они не только  связаны  с
местом,   на  котором  находятся  на  карте,  но  и   логически
перекликаются  между  собой. А вязь из  стихотворных  строк  от
Коста  Хетагурова,  Михаила Лермонтова, Александра  Куприна  до
Ирины  Гуржибековой, Натальи Куличенко, Чермена Дудаева создает
перед  глазами  читателя  картины, в которых  узнается  любимый
город со своими улицами, парками и площадями.
    В  наш стремительный век знания принято усваивать в формате
малых  литературных жанров или же информации. А раз так,  то  в
границах  заявленной формы следует подавать максимально  полные
сведения  о  предмете  интереса  современника.  Так,  как   это
делается,   например,  в  справке  об  уроженце   Владикавказа,
участнике   Белого  движения  на  Юге  России,  поэте-эмигранте
Михаиле  Демушкине, творившем под псевдонимом Надеждин (сборник
его  произведений несколько лет назад издан в Осетии). До  боли
простые  и  проникновенные слова подобрал  ныне  почти  забытый
творец для создания образа своего города:
         Я говорю с тобой, и кажется мне сразу,
         Что мановением таинственной руки
         Лег дивный мост на юг – туда, к Владикавказу,
         Где нашей юности остались огоньки.
         . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
         Пусть он давно забыл смешливого кадета,
         Пусть для него теперь я стал совсем чужим,
         Но этой памятью мечта моя согрета
         И в мыслях о былом я не расстанусь с ним.
    Не   могут   не  заинтересовать  и  сведения  об  осетинах,
заключенные, в частности, в свидетельствах автора книги «Письма
о  Кавказе и Грузии» Фредерики Фрейганг, явившейся своеобразной
предшественницей  «Путешествия  в  Арзрум»  Пушкина:   «Осетины
особенно  бесстрашны  и  закалены, как  спартанцы…  Что  у  них
замечательно, так это их оружие, которое они сами  изготовляют;
они  делают  также пушечный порох. Сабля, ружье, конская  сбруя
передаются от отца к сыну. Некоторые из них одеты в кольчуги, в
которых  они  считают себя неуязвимыми. Их кони  поднимаются  и
спускаются с гор с восхитительной легкостью…»
    А  вот выдержка из записки князя Александра Барятинского  в
Петербург,  в  которой наместник российской власти  на  Кавказе
просит о преобразовании крепости в город: «Обращая внимание  на
географическое  положение  этой  крепости  и  происходящее  там
движение   торговой  деятельности,  нельзя   не   видеть,   что
Владикавказ, прежде служивший нам чрезвычайно важным пунктом  в
стратегическом  отношении, отныне должен выполнять  другое,  не
менее  важное значение по водворению между горцами начал мирной
гражданской жизни…»
    Свидетельство,    делающее    победителя    имама    Шамиля
основателем  нынешней  столицы Северной  Осетии,  опубликовано,
естественно,  не  впервые. Но гость,  пожаловавший  в  город  в
виртуальной   сети,  или  турист,  реально  здесь  находящийся,
получает  возможность для прочувствования значимости документа,
ставшего  основой  для Указа Правительствующего  сената  от  31
марта 1860 года о преобразовании крепости Владикавказа в город.
    Рассказ   о   визите   во  Владикавказ  четырех   последних
самодержцев России – Николая I, Александра II, Александра III и
Николая  II  основан на материалах А. Мезенцева и  Ф.  Киреева.
Здесь  также  можно найти интересные свидетельства о  маршрутах
государей,    именитых   людях   того   времени,    депутациях,
представленных  этим  правителям.  Отмеченный   выше   Указ   о
преобразовании  крепости в город один из них и подписывал.  Он,
Александр  II,  прибыл во Владикавказ, ставший  уже  городом  и
центром  Терской области, в 1871 году. В память о том визите  и
был  переименован нынешний проспект Мира в Александровский, что
также  находит  отражение  в «“Говорящей”  карте  литературного
Владикавказа».
    Конечно  же,  далеко  не все личности, занявшие  в  истории
особое  место, отзывались о городе, приютившем их на  несколько
часов,  дней или лет одинаково восторженно, но вместе с автором
книги  И.  Бибоевой будем верить в то, что они  были  по-своему
счастливы у нас…
    Языком   искусства   с  читателем  или  посетителем   сайта
заговорят  картины  Г.  Гагарина, Д. Палена,  П.  Челищева,  Е.
Лансере, Б. Виллевальде… Интересно, познавательно и современно,
хотя со времени создания произведений прошли столетия.
    Другим   путеводителем   к   истокам   стала   книга-альбом
«Вселенная  –  Отечество мое…» (Владикавказ, 2014.  –  111  с.:
ил.).   Здесь,  в  свою  очередь,  систематизирован   материал,
повествующий  о  местах,  где  в  разные  годы  жил  и   творил
основоположник осетинского литературного языка Коста Хетагуров.
«Он, конечно же, был обычным мальчиком из осетинского аула Нар,
затерянного в дебрях Центрального Кавказа… Но он, как  нартский
богатырь,  раздвинул горы этой теснины; раздвинул  не  могучими
плечами,  а мудрой мыслью и великим художественным талантом.  И
поднялся на вершины самых высоких гор Кавказа и оттуда  оглядел
орлиными  очами  не  только священные горы Кавказа,  не  только
великую   Российскую  равнину,  но  и  всю  Вселенную»,–   этим
высказыванием   Нафи   Джусойты  о  гении  предваряет   ав-тор-
составитель  И. Бибоева свой интересный и содержательный  труд.
Нар,   Владикавказ,  Ставрополь,  Санкт-Петербург,   Пятигорск,
Херсон,  Очаков,  Карачаево-Черкесия –  все  эти  места  хранят
память  о  человеке,  назвавшем мир своим храмом,  вселенную  –
отечеством.  Потомкам,  получается,  остается  идти  по  следам
великого  предка,  стараясь как можно больше  знать  о  нем.  В
частности,     о     карачаево-черкесском    периоде     жизни,
ознаменовавшемся  дружбой  с  просветителем  и  поэтом  Исламом
Крымшамхаловым и художником Николаем Ярошенко.
    Данное издание, не претендуя на всесторонний охват, тем  не
менее,   позволяет   представить  читателю  достаточно   полную
картину, складывающуюся из свидетельств прошлого. В то же время
имеется солидный список литературы об отдельных периодах  жизни
и  деятельности  поэта, и исследователь имеет добротную  основу
для  написания монографии, используя указанные источники. Да  и
для  дальнейших поисков книга-альбом дает благодатную почву.  К
примеру,  в  1939  году бригада Украинской  студии  кинохроники
побывала в Херсоне и сняла документальный фильм, посвященный 80-
летию  К.  Хетагурова.  Та  картина  до  сих  пор  хранится   в
Украинском  архиве киноискусства под номером 96. Наверно,  было
бы  интересно  представить ее современнику. Или  же  рассказать
деятелям  культуры Осетии о херсонском поэте Анатолии Марущаке,
написавшем такие строки:
         Светлый лик,
         Небесных красок партитура
         И молчаливые уста.
         Икону пишет Хетагуров,
         И с богом говорит Коста.
         Он краской наполняет фразу, и за мольберт уходит сон,
         И воздухом Владикавказа
         Вздохнул Коста, вздохнул Херсон.
    Познание  продолжается, так же как и  путь  к  истокам.  Об
этом  напоминают  и  представленные издания,  главная  ценность
которых  заключается  в  указании  правильного  направления   к
Истории.   Интересно,   что   как  вид   справочного   издания,
путеводители  по  литературному  Владикавказу  и  хетагуровским
местам  представляют собой организованную структуру,  органично
соединяющую научно-популярную информацию комплексного характера
и информацию, если такое слово уместно, бытового плана, т.е. не
претендующую  на  строгое  изложение  фактов.  При   том,   что
используются единые формы справок и стиль изложения.  Отношения
«читатель–текст»   позволяют   проводить   предварительное    и
выборочное    ознакомление   с   последующим    «академическим»
изучением.  При этом воображаемое перемещение в пространстве  с
осмотром  памятных  мест  или достопримечательностей,  которому
способствует и грамотно подобранный ряд иллюстраций, не  совсем
стандартен для изданий подобного рода. Подразделение на  формы,
в  зависимости  от  способов группировки  информации  в  тексте
(алфавитная,  тематическая, маршрутная),  соблюдены,  как  того
требуют  принципы составления путеводителей. Но  повествование,
как    отмечено    выше,   сводится   еще    и    к    созданию
систематизированного  свода цитат  и  высказываний,  с  подачей
сведений  о  современниках. К примеру,  тот  же  рассказ  о  Ф.
Фрейганг или П. Чайковском и Г. Успенском органично дополняется
«заметками  на полях» поэтов «рубежа веков» – Георгия  Ефимова,
Любови Бледных, Ирины Гуржибековой. Подобное «соседство» сполна
оправдано,  потому  как дает максимально  полную  информацию  в
рамках   заданного  формата.  Нашло  отражение   и   туристское
пространство  региона,  так  как  в  издании  достаточно  четко
вырисовываются контуры старины, следы которой возможно найти  в
ХХI  веке.  Для большей убедительности значительно  упрощается,
унифицируется    и    эмоционально   окрашивается    сообщаемая
информация,  что в наибольшей степени проявляется  в  характере
введения   в   текст   специальных  терминов   и   особенностях
цитирования.   Подобный   ход,  в  свою   очередь,   подтолкнет
заинтересованного  читателя или пользователя  в  сети  к  более
подробному  изучению истории благодатного  края  под  названием
Осетия…
    Ко  всему прочему, путеводитель любой направленности должен
являться    руководством   по   формированию   или   укреплению
поведенческих стереотипов. «В самом жанре путеводителя априорно
заложена   функция   воздействия  на   читателя…   Путеводитель
контролирует  также визуальное восприятие:  не  только  отбирая
объекты  или  степень детализации при осмотре, но и предписывая
«соответствующие»   реакции   и  впечатления.   Текст   диктует
распределение  времени, характер, скорость,  ритм  передвижения
человека в туристском пространстве», – эту мысль можно  уловить
в  самых  различных руководствах по составлению изданий  данной
направленности.  Что  ж,  путешествие по  литературной,  говоря
шире,  культурной карте Владикавказа и сопредельных территорий,
начиная с путей-дорог прославленного деятеля русского искусства
Ивана  Айвазовского  и  заканчивая путешествием  композитора  и
художника   Микалоюса   Чюрлениса,  с  некоторыми   оговорками,
отвечает  и  данному  требованию. Касательно  издания  о  Коста
Хетагурове   необходимо  уточнить,  что  визуальное  восприятие
образа  поэта  обогащено материалом о степени влияния  на  него
друзей-современников.
    К    чему    ведет    столь    пространный    рассказ    об
«академтребованиях»  к путеводителям?  Да  к  тому,  что  своих
авторов-составителей ждут издания, могущие направить  всех  нас
по  следам  Сека  Гадиева, Арсена Коцоева, Елбыздыко  Бритаева,
других  классиков  осетинской литературы, и  необходимо  учесть
рекомендации специалистов! Не забывая о том, что данный жанр, в
том  числе  и литературно-культурное его направление,  является
формой   имиджирования  территории.  Регион,  в  конце  концов,
выступает  своеобразным  «товаром»,  и  задача  путеводителя  –
привлечь  к  нему  внимание. Основные приемы, используемые  для
реализации  данной функции, – позиционирование, персонификация,
сопоставление  с  всемирно  известными  достопримечательностями
относятся к функциям рекламы, еще конкретнее, являются призывом
к посещению республики ученых-краеведов и литературоведов. Это,
в   свою   очередь,  способствует  выявлению  новых  фактов   и
материалов, т.е. развитию науки и литературного процесса.
    Автору-составителю    И.   Бибоевой    остается    пожелать
дальнейшей   плодотворной   работы   над   путеводителями   как
инструментами  конструирования достопримечательностей.  Во  имя
массового  просвещения,  правильного  эстетического  восприятия
духовных ценностей осетинского народа.
К содержанию || На главную страницу