Дмитрий ТОРЧИНОВ (Санкт-Петербург)

ДАВАЙ СЕБЯ ОСВОБОДИМ...

РОДНЯ

Чуть больше года я с пером.
Литературу взять нахрапом
Хотел.
Не вырубить и топором –
Что я за этот год настряпал.

Как лапкой курица писал
С таким же знанием предмета.
Посмел!!!
Стихи свои послать в журнал,
И даже не краснел при этом.

Но были дни... Да! – были дни,
Когда на Мир смотрел с Голгофы
Без сил.
Тогда из всей моей родни
Не отвернулись только строфы.

Простили все мои грехи,
Шептали на ухо молитвы.
Спасли!!!
Стихи, обычные стихи,
С ошибками и сбоем ритма.


ФИЛЬМ

Я роль играю, мне ее
В несоответствии с фактурой
Назначил главный режиссер,
Известный деятель культуры.

Сценарий прочитать не дал,
Я, текст практически не зная,
Импровизирую всегда,
По обстоятельствам играю.

Мне неизвестен даже жанр,
Комедия? Ужастик? Вестерн?
Вот я во весь экран заржал,
А может, здесь должна быть песня?

Халтура, в общем, этот фильм,
И платят сущие копейки,
Про режиссера слух ходил,
Что он силен в одних ремейках.

Ну что ж, пойду, мне в кадр пора,
Снимают то же, что вчера...


ТАЙНЫ

Я знаю – тайны у людей –
Сомнительного качества,
Я сам бы не хотел глядеть
На то, что ими прячется.

Другое дело – тайны гор,
Загадки океанные,
Земли и неба договор,
Пустынь секреты странные –

Я их открыть прошу давно,
Но, от людей в отличие,
Не тянет их болтать со мной
На темы чисто личные.


ГРУСТЬ ПО ПИТЕРУ

Я скучаю по Питеру,
Пусть не раз на бегу,
Слезы ветер с щек вытер мне
На Невы берегу.
Пусть на скверных скамеечках
Я не раз замышлял
Проломить себе темечко
Или выпить мышьяк –
Я тоскую по Питеру,
Понимаю, что нет
Мне законней правителя,
Чем – на медном коне.
Погибаю без Питера,
Без дождливых недель,
Без шаверм и кондитерских,
Без полуденных стрельб.


СОЛНЦЕ

Выжженная безжалостным солнцем трава, –
Это душа моя, мое умирающее нутро.
А солнце? Солнце – человеческая отрава,
Солнце – все люди, отравляющие мое утро.
Вот здесь, в тени под увальнем-камнем,
Осталось еще чуть-чуть меня прежнего,
Им охраняем, тем не менее, я нем,
Я очень давно не чувствовал нежность снега.

Снег – это то, что спасало от солнечной дряни,
Молчало и охватывало всю душу,
А теперь, к чему ни притронься, куда ни взгляни,
Солнечное опустошение, солнечная подпись: «Сушу».


МИЗАНТРОП

Качает сердце жизнь во мне,
А жизнь меня качает,
Я улыбаться стал во сне,
А наяву – печален.

Понять – как жить плечо к плечу
С людьми – хотел я раньше,
Теперь я понял и хочу
От них держаться дальше.

Их разговоры по душам
Не выношу я на дух,
Но как назло, моим ушам
Вокруг все сопли рады.

Я жил бы где-нибудь вдали,
У озера лесного,
Грибы бы на зиму солил,
Забыт людьми и Богом.

Скрипел бы снег. Над головой
Луны б светило блюдо.
И только б волчьей стаи вой
Напоминал о людях.


НОВЫЙ ДЕНЬ

Солнце – оттиск золотой
На пергаменте небесном,
День заверен, но пустой –
Бланк событий, дум и действий.

И вольны мы выбирать,
Нам карт-бланш богами выдан,
Жить сегодня, как вчера
Или все прожить впервые.

Каждый день рождаться вновь
С новым знанием и силой –
Нам возможность подарила
Всевселенская любовь.


ТВОРЕЦ

С невыпрямленными плечами,
Покашливая из груди,
Трудился он только ночами,
А днем – на работу ходил.

И день был его нереален –
Как нигилистический бред,
Лишь ночи его окрыляли,
Был крыльями дым сигарет.

Поэзии воздух упругий
Он смог подчинить наконец.
Он служащий был на досуге,
А ночью – великий творец.


ДАВАЙ...

Давай себя освободим
От мест, времен и обстоятельств,
Имен, названий, разбирательств,
Давай останемся одни.

Давай искать не будем грань,
Акцентам раздавать оценки,
Определять – края и центры,
Кто эмигрант, кто иммигрант.

Давай спасем, закрыв глаза,
Мир, заключенный в бесконечность,
Тем, что вернем ему дар речи,
Вернем, ни слова не сказав.
К содержанию || На главную страницу