Наталья ЕМЕЛЬЯНОВА

СКОРО ВЫПАДЕТ СНЕГ



СТАРУШКА ПРИСЕЛА НА ЛАВОЧКУ В ПАРКЕ

Старушка присела на лавочку в парке
И просто закрыла глаза,
Старушка купила для внуков подарки
И просто закрыла глаза.
Старушка трепала помятое платье
Иссохшими пальцами рук,
К ней молча подсела озябшая осень –
Одна из старейших подруг.

Над лавочкой клен шелестел и качался.
Старушка трепала подол.
Над лавочкой клен шелестел и качался,
Но вскоре устал и ушел.
Озябшая осень держала в ладонях
Остатки иссохшей листвы.
Старушка смахнула опаший листочек
С красивой седой головы.

Уставшее солнце клонилось к закату,
И осень закрыла глаза.
Уставшее солнце упало на лапу
Большого бродячего пса.
На лавочке в парке старушка и осень
Вслепую встречали закат
И слушали молча,как где-то за парком
Трамваи звенят и звенят...
Сентябрь, 2014


ДОЖДЬ

Дождь – самая уютная планета.
Алена Марковна заваривает чай,
Карина Павловна разыскивает май
Под прошлогодней выцветшей газетой.
Сергей Максимович под кленом босиком
Стоит и смотрит на сырые ветки,
Лет пятьдесят назад к соседской Светке
Сережа бегал вечером и днем.

Дождь – самая уютная планета.
К Алене Марковне вернулся старый кот,
Карине Павловне восьмидесятый год
Пошел дождливым и прекрасным летом.
Сергей Максимович отправился домой,
И в седину пробрался лист кленовый,
Сергей Максимович – красивый и влюбленный,
И весь до ниточки, до косточки сырой.

Дождь – самая уютная планета.
На ней живут большие маяки,
Их зажигают ночью старики,
И у реки до самого рассвета
Они сидят, встречая корабли.
Алена Марковна всех угощает чаем.
Карина Павловна о прошлогоднем мае
Ведет беседу. Дремлет кот.
Сергей Максимович все корабли ведет
Куда-то вдаль, на самый край планеты.

И тишина, и блеск намокших лиц,
И мирный стук попавших в нити спиц,
И старой лампы желтоватый свет –
Планета Дождь. Белобородый дед,
Улыбкой утешающий ребенка –
Планета Дождь... Воспоминаний пленка,
Немое черно-белое кино
О том, что вечно и всесильно лишь Добро.
Июнь, 2015


СКОРО ВЫПАДЕТ СНЕГ

Скоро выпадет снег.
Крановщик на ржавеющем кране
Будет молча смотреть в белоснежную мглу.
Человек
Бледным лбом будет жаться к стеклу
В белой раме
Этаже на девятом.
Когда я умру,
Белый снег будет падать как долго, как часто?
Лев Толстой в Арзамсе дрожал на ветру,
Вопрошая во тьму:
«Отчего так ужасно?
Неужели напрасно?
Неужели напрасно?
Неужели напрасно
Живу?»
Скоро выпадет снег.
Крановщик на ржавеющем кране
Будет тихо молиться, не глядя во мглу.
Человек
Крепкий чай приготовит
Для папы и мамы,
Для жены и ребенка.
Когда я умру,
За зимою весна непременно настанет?
В Арзамасе Толстой лошадей запрягать
Приказал
И упал
На колени в гостиничной спальне,
Он в гостиничной спальне
Шептал и шептал:
«За зимою весна непременно настанет,
И об этом должны все на свете узнать».
Крановщик на скрипучем ржавеющем кране
За стареющий город молитву шептать
Будет день напролет.
Человек к белой раме
Вдруг приклеит звезду – будет ждать Рождество.
Лев Толстой в Арзамас никогда не вернется,
Арзамасская ночь горячее, чем солнце,
Холоднее, чем лед в Антарктиде немой.
Скоро выпадет снег,
Но весна к нам вернется,
Но весна обязательно нам улыбнется,
Но весна к нам навек непременно вернется,
А за ней – человек.
Сентябрь, 2015


ДОМ

Человек покидает дом,
Уезжает в какой-то город,
Поселяется в самом дешевом хостеле,
В восьмиместном вонючем номере
С крошечным окном, выходящим на проезжую часть.
По ночам с верхнего этажа
Деревянной двухъярусной кровати
Он глядит в крошечное окно
На летящие вдаль автомобили.
На щеках блестят тихие слезы.
Автомобили летят в сторону его дома.
А ему утром вставать в 6:30,
Чтобы ехать в Чехов, Всеволожск, Сестрорецк
На какую-то дикую стройку
Устраиваться бригадиром.

В детстве отец
Покупал ему книги
О дальних странах и городах,
И он мечтал с рюкзаком на плечах
Объехать хотя бы полмира.
В хостеле, как правило, тихо.
На нижнем ярусе его кровати спит китаянка,
На соседней кровати еще две –
На нижнем и верхнем ярусах.
Кроме них в номере живет девочка из Кировской области,
Она живет в нем уже три недели –
Ищет работу не по специальности.
Ее земляк – сорокалетний мужчина –
Живет в хостеле уже два месяца,
Кажется, он устроился куда-то торговать чем-то.
Говорит, что вполне доволен.
На кровати у самого входа
Спят узбечки неопределенного возраста,
Хотя, возможно, они киргизки,
Никто этим вопросом не интересуется.
Они встают каждое утро в 5:20
И возвращаются в хостел глубокой ночью.

Человек покидает дом,
Уезжает в какой-то город,
Поселяется в самом дешевом хостеле,
В восьмиместном вонючем номере
С крошечным окном, выходящим на проезжую часть.
Счастье – видеть, как летят автомобили в сторону твоего дома.
Счастье – знать, что где-то там, за автомобильными фарами,
У тебя есть
Дом.
А в Нем
Молча смотрит в окно девочка Настя.
Человек покидает свой Дом.
Человек не забудет о Нем.
Март, 2016,
Санкт-Петербург
К содержанию || На главную страницу