Людвиг ЧИБИРОВ

СЛОВО О ВАСО

                 К 120-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ
   
   
   Есть  люди,  на которых нужно равняться, от общения  с  которыми
становишься выше, добрее, порядочнее. На таких людях держится мир.
   Есть   люди,  мудростью,  красотою  ума  и  сердца  которых   не
перестаешь  восхищаться, которые при всем  величии  их  творческого
подвига  поражают  своей  необыкновенной простотой  и  скромностью,
ценность  которых для человечества определяется по тому,  насколько
он сам, его жизнь и труд нужны обществу.
   К  плеяде  таких  редких дарований, порожденных человечеством  в
разные   эпохи,  на  полном  основании  относится  выдающийся   сын
осетинского  народа, гордость нации, один из виднейших  авторитетов
советской  гуманитарной  науки, ученый с  мировым  именем,  Василий
Иванович Абаев.
   На  его  примере  мы  видим уникальное сочетание  в  одном  лице
таланта   Ученого,  Мыслителя,  Гражданина,  Гуманиста,   Человека,
научный подвиг которого перешагнул границы Отечества.
   Всем  нам  В.И. Абаев дорог не только как блистательный  ученый,
но  и  как человек, заслуживший всенародную любовь и уважение,  как
личность  обще-национального нравственного значения,  его  имя  при
жизни стало легендарным.
   Родился  он в самом начале ХХ века в семье бедного горца-осетина
в  небольшом селении Коби, что высоко в горах Центрального Кавказа.
Начальное  образование Василий Иванович получил в  сельской  школе,
после  чего продолжил учебу в одной из тифлисских гимназий.  В  эти
годы проявилась склонность к образованию и к наукам юного Вассо. По
окончании гимназии он два года учительствовал в родном селе,  после
чего  осуществил свою заветную мечту о продолжении учебы и поступил
на отделение языковедения и литературы факультета общественных наук
Петербургского университета. Позже, обобщая пройденный  путь,  В.И.
Абаев  будет вспоминать: «Оглядываясь на прошлое, я, честно говоря,
не  могу припомнить ни одного случая, когда бы я хотя бы пальцем  о
палец  ударил  для  получения  какой-либо  должности,  звания   или
степени.  Единственное звание, которого я энергично добивался,  это
звание  студента Петербургского университета в 1922 году». (Цитируя
по М. Исаев. Васо Абаев, с. 131).
   Годы    студенчества   окончательно   высветили   исключительную
одаренность  и раннюю зрелость таланта В.И. Абаева. Будучи  на  4-м
курсе  он  пишет  первую научную работу «Об ударении  в  осетинском
языке».  По оценке специалистов, в ней начинающий ученый  открывает
основной,  глубоко специфический закон ритмики осетинской  речи.  В
стенах    университета   В.И.   Абаев   активно     включается    в
исследовательскую работу, принимает участие в подготовке к  изданию
трехтомного   осетино-русско-немецкого   словаря   В.Ф.    Миллера.
Благодаря проявленным способностям к научной работе В.И. Абаев  был
оставлен    в   аспирантуре   научно-исследовательского   института
сравнительного изучении языков и литератур Запада и Востока.
   По окончании аспирантуры Абаев – сотрудник Кавказского историко-
археологического  Института в Тбилиси, а с 1930  года  –  сотрудник
яфетического   Института  АН  СССР,  преобразованного  впоследствии
сперва в Институт языка и мышления АН СССР, а затем с 1950 года – в
Институт  языкознания  АН  СССР. Таким образом,  в  этом  институте
Василий Иванович проработал 50 лет.
   В  годы  Отечественной войны В.И. Абаев непродолжительное  время
работал  в  Юго-Осетинском  научно-исследовательском  институте  АН
ГССР,    а    затем    заведовал   кафедрой   в   Северо-Осетинском
государственном педагогическом институте.
   Научное наследие В.И. Абаева широко и многогранно. Обозреть  его
–  задача весьма почетная, но столь же трудная и ответственная.  Об
В.И.  Абаеве  существует большая литература. И все  же  до  полного
осмысления и осознания истинного значения научного наследия ученого
еще далеко.
   Иранистика,  индоевропеистика,  кавказоведение,  многие  отрасли
языкознания, этимология, фольклористика, литературоведение, вопросы
этногенеза  и  древней истории осетинского народа  –  вот  основные
направления интересов В.И. Абаева.
   Особенно  прославился ученый своими фундаментальными трудами  по
иранской и индоевропейской филологии. При этом в большинстве  своем
они  базируются  на материалах осетинского языка, где  его  научный
авторитет  абсолютно непререкаем. Это и неудивительно, ибо  в  этой
отрасли  языкознания, по единодушному признанию  коллег-лингвистов,
он является непревзойденным, крупнейшим специалистом в мире.
   Чтобы   четко   представить  вклад  ученого  в   дело   изучения
осетинского  языка, необходимо взглянуть на объект  исследования  в
историческом  ракурсе, что делает сам же В.И.  Абаев.  В  одной  из
ранних  работ  он делит историю изучения осетинского языка  на  три
периода.  «Первый  –  связанный с именами  Гюльденштедта,  Палласа,
Клапрота  и  др.  Это  период предварительных путевых  заметок,  не
имеющих  серьезного научного значения. Второй период – описательно-
грамматический, ознаменованный прежде всего большим трудом Шегрена,
третий  – связанный главным образом с именем В.Ф. Миллера  –  можно
назвать  индоевропеистским или иранистическим, так  как  осетинский
язык  в  этот  период его изучения служит преимущественно  объектом
индоевропейских   и,   в   особенности,   иранских   сближений    и
сопоставлений. В настоящее время изучение осетинского языка  должно
вступить  в новый, четвертый этап, в котором осетинский язык  будет
рассматриваться как единое целое, как живая система  с  вытекающими
отсюда признанием равноценности всех его элементов и с учетом  того
этнического и лингвистического окружения, в котором он находится на
Кавказе на протяжении всей доступной нашему обозрению истории».
   С  момента начертания этой программы прошло много лет, и лишь  в
многочисленных  трудах самого В.И. Абаева осетинский  язык  получил
всестороннее  освещение как единая система во всех своих  составных
частях,  при  синхронном и историческом подходе к  фактам  языка  в
тесной увязке с историей народа как носителя языка.
   Все  сказанное  выше дает полное основание лингвистам  именовать
четвертый,  наивысший  этап  в научном изучении  осетинского  языка
абаевским.
   В  чем же выражены конкретные заслуги Василия Ивановича Абаева в
области изучения осетинского языка и иранистики в целом?
   В.И.  Абаев  был  одним  из первых ученых-осетиноведов,  который
выявил  существенную  роль  кавказского  субстрата  в  формировании
осетинского языка. Однако признание роли  кавказского субстрата  не
дает основания думать, что В.И. Абаев отрицает или умаляет значение
собственно иранской его основы. Наоборот, в своих трудах  ученый  в
значительной степени расширил и углубил то, что в этом  плане  было
сделано его предшественником В.Ф. Миллером.
   Заслуга  В.И.  Абаева  в том, что впервые именно  он  взялся  за
исследование   незарегистрированного   в   письменных    источниках
скифского  языка. Сопоставив с осетинским более 200 скифских  слов,
он    реконструировал   архаический   скифский   язык,    установив
преемственную связь с ним осетинского языка.
   Исследование  скифского  языка  повлекло  за  собой  интерес   к
аланскому языку, представлявшему промежуточный этап развития  между
скифским  и современным осетинским. Базой же исследования послужили
известная  Зеленчукская  надпись,  аланские  собственные  имена   в
латинских,  русских, армянских, грузинских, арабских и  монгольских
источниках,   осетинские   элементы  в  адыго-абхазском,   балкаро-
карачаевском, сванском языках, в топонимике ряда районов Кавказа.
   В.И.  Абаев  внес  вклад  в  изучение осетинского  языка  в  со-
временном  его  состоянии. В этом отношении  в  ряду  других  работ
ученого  особую значимость составляет его известный «Грамматический
очерк осетинского языка», вышедший отдельной книгой в 1959 году.
   Общеизвестны  труды  В.И.  Абаева по  диалектологии  осетинского
языка.   Красной  нитью  через  работы,  посвященные   исследованию
дигорского  и  иронского диалектов, проходит мысль  о  непреходящем
значении этой отрасли языкознания в деле воссоздания истории языка.
   Особо  выдающийся  вклад  внес В.И.  Абаев  в  область  развития
исторической  лексикологии и этимологии. Говоря об этом,  мы  имеем
ввиду в первую очередь его непревзойденный историко-этимологический
словарь  осетинского  языка, являющийся венцом научного  творчества
ученого.  Ценность труда заключается в том, что в каждой  словарной
статье автор приводит не только собственно осетинские материалы, но
и лексические соответствия из всех иранских языков, из всех западно-
европейских, большого количества кавказских, тюркских, монгольских,
финно-угорских,  т.е.  материалы  свыше  190  языков,  диалектов  и
наречий  мира.  Факт  этот беспрецедентный, вызывает  восхищение  и
свидетельствует  не  только об интенсивном научно-исследовательском
труде, продолжавшемся 50 лет, но и об огромной эрудиции автора.
   Историко-этимологический  словарь  осетинского  языка  –   свое-
образная энциклопедия осетинского народа; каких только ил-люстраций
в  нем  нет  об  осетинском языке, осетинской жизни,  мировоззрении
народа,  народном  творчестве, культуре и  других  сторонах  жизни.
Значение исследования выходит за рамки не только осетинского, но  и
иранского  языкознания.  Это – уникальное  произведение  в  области
этимологии,  не  имеющее себе равных в мировой словарной  практике.
Как  известно,  за  первые три тома словаря В.И.  Абаев  удостоился
Государственной премии СССР за 1983 год.
   И,  наконец,  подытоживая  разговор о  заслугах  В.И.  Абаева  в
области осетиноведения и иранистики, нельзя обойти стороной одну из
наиболее  поздних  крупных  работ  «Скифо-европейские  изо-глоссы».
Новшеством  в  книге является то, что ученому удалось  выявить  ряд
явлений в фонетике, морфологии и лексике осетинского языка, которые
резко  отделили  его  от  индоиранских языков,  сближая  с  языками
европейского   ареала   –   славянскими,  балтийскими,   тохарским,
германскими,  итальянским,  кельтским».  Говоря  о  причинах   этих
схождений, ученый объясняет их ареальными контактами в Восточной  и
Средней Европе между скифо-сарматами и народами европейского круга.
   Таким  образом, даже из нашего беглого обзора виден тот  великий
научный  подвиг,  который  им  совершен  в  области  иранистики   и
осетиноведения. «Я не удивлюсь, – писал член-корреспондент АН  СССР
О.Н.  Трубачев – если потом будут говорить о веке Абаева в иранской
и осетинской филологии, имея в виду время его наивысшего расцвета».
   Непреходящее  значение  имеют  труды  В.И.  Абаева,  посвященные
трактовке  проблем общелингвистических, проблем теории, методологии
и   философии   языкознания.  При  этом  характерно,   что   ученый
рассматривает   конкретные  лингвистические  вопросы   на   широком
методологическом фоне, говоря о наличии нартовского эпоса у  целого
ряда народов Кавказа: осетин, адыгов, абхазов, вайнахов, балкарцев,
карачаевцев,  В.И. Абаев вслед за В.Ф. Миллером, Ж.  Дюмезилем,  Г.
Бейли,  аргументировано доказывает, что «материальным  ядром  эпоса
послужил  древний  аланский цикл, восходящий некоторыми  элементами
еще к скифской эпохе и непрерывно обогащавшийся за счет контактов с
другими  на-родами,  в  том  числе и  народами  Кавказа».  Сюжетные
изоглоссы  с другими мировыми эпическими произведениями  и  высокое
художественное  достоинство  нартовского  эпоса  позволили  ученому
поставить  его  в один ряд с шедеврами эпического наследия  народов
мира.
   В  своем многогранном творчестве В.И. Абаев не обошел стороной и
вопросы  литературоведения.  Статьи,  написанные  им  о  творческом
наследии  Коста  Хетагурова, Сека Гадиева, Георгия Малиева,  Блашка
Гуржибекова, Александра Кубалова представляют значительный вклад  в
осетиноведение. Из этой серии работ особенно впечатляющим  является
его  известная  статья  «Что значит Коста для осетинского  народа?»
Такую   блестящую  характеристику  значения  личности   Коста   для
осетинского народа до сих пор еще никому не удавалось сделать. В.И.
Абаев  осуществил и первое научное издание академического  собрания
сочинений  Коста  в 1939 году. Говоря о литературоведческих  трудах
ученого,  нельзя  обойти стороной работы В.И.  Абаева,  посвященные
анализу  бессмертного произведения Ш. Руставели «Витязь в  барсовой
шкуре».
   Несмотря  на  исключительные  заслуги  В.И.  Абаева  в   области
языкознания, считать его лишь лингвистом широкого профиля  означало
бы  сузить диапазон научного наследия ученого. По признанию  самого
Василия  Ивановича,  выбор  профессии  языковеда  ему  продиктовала
любовь   к  истории  родного  народа.  В  действительности,  своими
филологическими исследованиями он доказал, что язык является ценным
историческим   источником,  особенно  для   таких   младописьменных
народов, какими являются осетины.
   Долгое  время  в  науке оспаривалась генетическая  связь  алано-
осетин со скифо-сарматской этнической средой. Изучив скифский язык,
В.И.   Абаев   убедительно  доказал  общность  лексической   основы
скифского  и осетинского языков и тем самым в большей степени,  чем
кто-либо  другой из ученых-скифологов способствовал  утверждению  в
науке  ныне  ставшего  аксиомным положения  о  скифо-сармато-алано-
осетинском этническом и историко-культурном единстве.
   Отталкиваясь  от  известной фразы Якоба Грима:  «Наш  язык  есть
также   наша  история»,  Василий  Иванович  пишет:  «Чтобы  служить
историческим  источником, язык сам должен стать предметом  истории.
От  истории  языка  к  языку  истории  –  таков  естественный  путь
лингвиста-историка, такова неизбежная логика его  исследовательской
работы».
   Благодаря такому подходу к языковому материалу, В.И. Абаев  стал
выдающимся историком-осетиноведом и кавказоведом. Пожалуй,  нет  ни
одной  актуальной проблемы в вопросах этногенеза, древней  истории,
материальной  и  духовной  культуры осетин  и  соседних  кавказских
народов,  по  которой  ученый не высказал свое веское  авторитетное
мнение.  Ему  удалось проследить в общих чертах историю  осетин  на
протяжении   нескольких  тысячелетий.  Им  определены  кардинальные
проблемы  исторического  осетино-ведения. Именно  по  данным  языка
стало  возможным определить древнейшую родину ираноязычных  предков
осетин,  пути их движения, исторические судьбы их в период великого
переселения  народов  и,  особенно,  монголо-татарского  нашествия.
Трудно,  почти невозможно представить осетиноведение как науку  без
влияния идей и открытий, без интеллектуального и нравственного воз-
действия Абаева, без его основополагающих трудов. Какая бы  сложная
проблема  ни  была  поставлена  перед  специалистоми-осетиноведами,
достаточно  обратиться к трудам Абаева, чтобы найти в них  если  не
готовые, исчерпывающие ответы, то хотя бы ключи к решению  ее.  Вот
почему научное наследие В.И. Абаева в равной степени интересно  как
для   языковедов,  фольклористов  и  литературоведов,  так  и   для
этнографов,   археологов   и  специалистов   по   древней   истории
осетинского народа, историков культуры.
   В.И.  Абаев  не  только  выдающийся лингвист,  но  и  крупнейший
фольклорист, один из самых авторитетных исследователей  нартовского
эпоса.  «Языкознание и фольклористика, – пишет М. Исаев –  это  два
кита,  на которых зиждется основное научное творчество В.И. Абаева.
Эти  два  научных  направления слились  в  единый  поток,  вынесший
ученого к вершинам современной гуманитарной науки».
   Следует  добавить,  что  перу  ученого  принадлежит  около   300
научных  трудов,  изданных не только у нас в стране  на  русском  и
осетинском  языках,  но  и  во  многих научных  центрах  зарубежной
Европы:   в  Лондоне,  Париже,  Риме,  Берлине,  Софии,  Барселоне,
Будапеште,    Копенгагене,   Висбадене,   Луде;   на    английском,
французском, немецком, итальянском, венгерском, болгарском и других
языках.  Важно отметить и то, что труды Василия Ивановича  отличает
особый  абаевский стиль, основательное владение материалом, полнота
знаний, принципиальность и сила ума, совершенные формы.
   Выдающийся   научный   подвиг  В.И.   Абаева   достойно   оценен
многочисленными  коллегами у нас в стране и за  рубежом.  О  трудах
Василия Ивановича с восхищением отзываются такие всемирно известные
ученые,  как О.Н. Трубачев, Р.А. Будагов, Ф.П. Филин, С. Бархударов
(СССР),  Н.  М.  Хоммер  (Швеция), Г. Вернадский  (США),  Г.  Бейли
(Англия),  Ж.  Лазар  (Франция), г.  Моргенстиерне  (Норвегия),  и.
Кноблок (Германия), Л. Лигети (Венгрия) и многие, многие другие.  В
знак  своего  высокого уважения к В.И. Абаеву  посвящает  ему  свою
последнюю  книгу «Скифы и нарты» выдающийся французский  ученый  Ж.
Дюмезиль.
   Свидетельством  признания  научных  заслуг  В.И.  Абаева   перед
мировой   наукой   является  избрание  его  действительным   членом
Королевского  Азиатского  общества в Англии,  членом-корреспондетом
Финно-Угорского  общества в Хельсинки. Как дань  признания  высоких
научных  заслуг  В.И.  Абаева  следует  расценить  выдвижение   его
кандидатуры в 1980 году для присуждения Международной премии  имени
Антонио Фелтринелли. К сожалению, премия уплыла из рук в результате
разрыва  связи  между  итальянской  и  советской  академиями  из-за
Афганистана. Исходя из сказанного, кажется весьма логичным считать,
что   выдающийся   ученый   современности,   получивший   признание
зарубежных  академий, вполне заслуживал быть и членом  советской  и
российской академии наук.
   На  наш  взгляд,  если бы это случилось, то тем  самым  была  бы
оказана  большая  честь  самой академии чем,  Абаеву  В.И.,  ибо  в
конечном счете не званиями и степенями определяется место в  науке,
а  его  действительными заслугами, научными открытиями,  которых  у
Василия Ивановича больше чем достаточно.
   У  нас в стране научные заслуги В.И. Абаева оценены награждением
двумя  орденами   Трудового Красного Знамени, присвоением  почетных
званий   Заслуженного  деятеля  науки  Северо-Осетинской   АССР   и
Грузинской    ССР.   Символично,   что   первый,   кто   удостоился
Государственной  премии им. К.Л. Хетагурова, был  Василий  Иванович
Абаев.
   Невиданных успехов и научных вершин В.И. Абаев достиг  благодаря
таким   выдающимся  особенностям  его  гармоничной  и  разнообразно
одаренной   натуры  как  беззаветная  преданность  науке,   научная
принципиальность,     огромная     работоспособность,     природная
одаренность, поэтический склад ума и т.д.
   Предметом   глубокого   восхищения   служат   сильно    развитое
художественное  воображение  и  высокая  культура  речи,   присущие
работам Абаева. Вот такое впечатление произвели статьи В.И.  Абаева
по  этимологии  на  О.Н. Трубачева: «Чтение этих этюдов  доставляет
высокое наслаждение, сложные этимологические задачи решаются в  них
автором  на  базе  всесторонних  знаний  закономерностей  языка   и
народного   быта,   показаний  лингвистической  географии,   фактов
контактирующих языков. Убедительная аргументация, изящный  стиль  –
все   вместе   согрето  личными  интонациями   и   даже   семейными
воспоминаниями,    придавая   научному   повествованию    особенную
неповторимость.  Такие  вещи  надо  рекомендовать  для   чтения   и
изучения.  Художественное исполнение как бы заставляет на  какой-то
момент забыть, что перед нами строго доказанные научные истины».
   Известный  иранист  проф. В.Ф. Миллер отмечал,  что  все  работы
Василия  Ивановича «написаны прекрасным русским языком, которым  он
владеет  лучше  многих  русских лингвистов!  Да  и  именно  в  этом
благородном  порыве – становиться более достойным и в  науке,  и  в
жизни, в порыве, вызываемом в массе всенародным авторитетом Василия
Ивановича, – мы видим его общенациональное значение, которое трудно
переоценить.   Великое   значение  творческого   наследия   Василия
Ивановича заключается и в том, что оно дало возможность осетинскому
народу полнее осознать себя, свое историческое прошлое, свой язык и
эпос  в их историческом росте и движении, в поразительных контактах
почти со всем евроазиатским миром народов и культур.
   О   гуманитарной   направленности   исследований   В.И.   Абаева
предельно   ярко  сказано  известным  языковедом  С.  Бархударовым.
Обращаясь к Василию Ивановичу, ученый пишет:
   «О   том   выдающемся   вкладе,   который   Вы   внесли   своими
исследованиями  в  мировую  и  отечественную  иранистику,  не   мне
говорить.  Но  не  менее  важны Ваши  труды  для  общего  состояния
гуманитарных  наук у нас. Надо признать, что Вы с  честью  отстояли
гуманитарное направление в нашем языкознании и не словом,  а  делом
поддержали  нашу филологию, продолжили традицию историко-культурных
и историко-лингвистических исследований».
     Начав  восхождение к вершинам науки с осетиноведения,  Василий
Иванович дошел до глубокого философского осмысления многих проблем.
И  среди  них  разрушение нравственности, о котором  он  с  большой
душевной  тревогой  рассуждал  в своем  выступлении  на  вечере  во
Владикавказе.  Именно  в этой связи им было сказано:  «Все  научные
книги  мира  я променял бы на ту единственную, что помогла  бы  нам
всем стать чище и человечней».
   В  истории  каждого  народа бывают явления, без  которых  трудно
представить его духовное развитие.
   На  минуту представим, будто у осетинского народа не было Коста,
не  было ровесника ХХ века Васо. Без Коста Хетагурова и Васо Абаева
осетинский  народ не был бы тем, кем сегодня является, выглядел  бы
гораздо   более  бесцветным  и  беспомощным  во  всех  направлениях
духовного  развития.  Реальный вклад  этих  двух  титанов  мысли  в
сокровищницу  национальной,  да и,  пожалуй,  мировой  культуры  не
поддается измерению.
   Любая  юбилейная дата Василия Ивановича Абаева, – праздник всего
осетинского  народа. Иначе и быть не может, ибо  в  личности  Вассо
заложена нравственная совесть народа, его моральное кредо и надежды
на будущее.
   Трудно   переоценить  значение  трудов  Василия  Ивановича   для
мировой лингвистики. Не претендуя на пророчество, можно утверждать,
что с годами значение их будет осознаваться еще сильнее.
   Несмотря  на преклонный возраст, В.И. Абаев много сил и внимания
уделял  воспитанию  и подготовке специалистов в различных  областях
иранистики,   в   том   числе   по   осетиноведению,   авестологии,
древнеперсидскому  языку,  щедро  делится  с  молодыми  аспирантами
своими знаниями.
   В.И.  Абаев  –  участник десятков научных  симпозиумов,  сессий,
конференций,  конгрессов, как всесоюзных, так и международных.  Как
авторитетный   представитель  советской  науки,   он   неоднократно
выступал во многих  университетских центрах Западной Европы.
   Современников  поражал  целенаправленный, поистине  героический,
подвижнический  труд ученого. Вот что говорил Василий  Иванович  об
этом:  «Мы являемся пионерами новой науки. А быть пионером в  какой
бы  то  ни  было области – это значит быть человеком фанатического,
неутомимого, героического труда».
   Место,  которое  занял  проф.  Абаев  в  ряду  корифеев  мировой
лингвистики, престижно и почетно. Но на еще более высокий пьедестал
почета  возвел своего любимого сына осетинский народ, к нему пришла
слава  народная  –  высшее проявление человеческого  счастья.  Васо
Абаев – второй после Коста национальный символ осетинского народа.
К содержанию || На главную страницу