Екатерина КАРГОПОЛЬЦЕВА

НИ К ЧЕМУ ВЫСОКОПАРНОСТЬ ОТКРОВЕНИЯ


*  *  *
Всю ночь над полем чистым,
                        белым,
Танцуя, как в последний раз,
Метель надрывно песню пела
О тех, кто ждал урочный час.

Но с первым знаменьем рассвета
Ее неровный рваный стих,
Неоднократно буйно спетый,
Стал скорбен в голосе и тих.

С печалью –
               вкрадчиво, негромко,
Как откровение, она,
Летя клубящейся поземкой,
Шептала чьи-то имена...


*  *  *
                С.Белому
Я скажу Вам секрет про нас...
Что там лет между нами пять,
Если мысли единой кладь,
Как фарфор у китайских ваз,
Потому-то, теряясь вдруг
И живя бесконечно врозь,
Видим время свое насквозь
Одинаково болью мук.


*  *  *
Соединенье душ и тел,
Как воссоздание Вселенной.
Но счастье смертных! Твой удел –
Быть непростительно
               мгновенным...


*  *  *
Час откровения отсрочен,
И в силе гневной дух бунтарства
Рвет, не жалея, душу в клочья
За слабость и непостоянство!

И что, казалось бы, такого –
Уйти в молчании?..
                         Но это
От недосказанности снова
Вопрос оставит без ответа.


*  *  *
В уставшей комнате моей
Пятьсот отмерено шагов
В пути от шкафа до дверей –
По круговой –
                 почти без слов.

По четырем ее углам
Твое лицо, как Божий лик.
Но этот храм...
                      Но этот храм
К моим молитвам не привык.
*  *  *
Заиграли звезды-точки,
И на правое плечо
Ангел в розовой сорочке
Сел с горящею свечой.

Ночь глуха...
         И лишь украдкой
Мне, глядящей в небеса,
Говорит он тихо, сладко
О любви и чудесах.

И ночным виденьям веря,
Я забыла в неге грез
О случившихся потерях,
О нечаянности слез...


*  *  *
    Памяти моей бабушки
    Анны Пантелеевны Каргопольцевой
Глазами
         выцветшими меряя
Окружность каждого ствола,
Деревья!
        радость и потери я
Свои вам снова
                     принесла...
В каком году,
             в каком столетии,
По ветру в солнечной пыли
Летя с былинками,
                        приметили
Вы этот краешек земли?
Ее безропотные жители,
Врачуя смертную тоску,
О, сколько слышали
                       и видели
Вы откровений на веку…
Все безнадежное,
случайное,
Чему сегодня веры нет,
Ушло, покрывшись
         вечной тайною
За календарной сменой лет.

И знаю я,
листвою палою,
Когда придет и мой черед,
Большие горести и малые
Бесследно также
           заметет…


*  *  *
Ни к чему высокопарность откровения –
Не ищите слов изысканных, не надо.
Подарите мне высокое значение
Мимолетности скрываемого взгляда.

Я сегодня не строптивая упрямица,
Только в этом до конца не буду клясться…
Разрешите в этот вечер Вам понравиться
И на завтра в Вашей памяти остаться.


*  *  *
Улетают гуси-лебеди
                          в даль неведомую клином,
От листвы поднявшись бронзовой,
                          от земли немой и серой…
Если можно только, Господи,
         вспомни домик с мезонином,
Хуторянке недоверчивой
                         дай терпения и веры!


*  *  *
Сентябрь. Дожди. Тускнеющая осень…
Как долго будет хмурь и кутерьма?
Ответа нет, как смысла нет в вопросе:
Исход всему – грядущая зима…
*  *  *
Земля, устав от кутерьмы,
В осенней летаргии
Встречала первый день зимы,
Молившись за другие...
Но тайну этих скорбных слов
Зима явила, чтобы
Кроить по линиям домов
Пологие сугробы
И тихо – с мягкой грустью рук –
Привычно и умело
Укрыть земли к исходу мук
Надорванное тело.


*  *  *
Мне снилось,
                будто бы душа,
В один из дней оставив тело,
Вдруг превратилась в белый шар
И вверх свободно полетела.

Легко парившей в небесах,
Ей слышно было, как в печали
О чем-то страшном голоса,
Срываясь, тихо причитали.

Не узнавая никого,
О ком страдала и болела,
Она – далекая – летела
Другое встретить рождество...
К содержанию || На главную страницу