Тексты авторских песен

О ЧЕМ ПОЮТ ВЛАДИКАВКАЗСКИЕ БАРДЫ

Артур АЛИЕВ

ОСЕНЬ
Ночь совсем одна, без вести луна,
Шепчут мне дожди: ты удач не жди.
Ветер, листопад, кто-то виноват,
Мысли невпопад, рифмы наугад.
Грусть не грусть, тоска,
Птицам облака,
Люди и дома, сводит все с ума.

ПРИПЕВ
Осень! Гость ты мой незваный.
Осень! Что же ты так рано?
Осень! Я тебя не ждал,
Но не угадал - ты со мною.

Время мокрых слов, дни безликих снов,
Чья-то злая дочь гонит лето прочь!
Разгулялась плеть: листья не жалеть!
Парки и сады стали вдруг пусты.
Словно из стекла, солнце без тепла,
Небо в пелене, а земля в огне.

ПРИПЕВ
Чья-то жизнь - обман, льется боль в стакан,
А кому звезда, вечная всегда.
Но уйдут года, как в песок вода,
В чей-то юный лик вдруг войдет старик.
И не всем успеть песнь свою допеть.
Чтоб звучать струне, дай же силы мне!


Александр БУРНАЦЕВ

ЛЮБИМЫЙ ГОРОД
Я возвращаюсь в этот город через годы,
Как возвращается из плаванья баркас.
Я возвращаюсь сквозь сомненья непогоды
В объятый грустью и тоской Владикавказ.

Не изменился, все такой, как до разлуки,
Твой милый облик под Столовою горой.
Я так прошу тебя, родной, взять на поруки,
Шальную душу взять с бедовой головой.

Стою, как прежде, под Суннитскою мечетью,
Не зная сам, что привело меня сюда.
Воспоминанья бьют по сердцу злой картечью,
И в плен берут меня чужие города.

Я жил в столицах, в захолустье жил убогом,
Я жил по-всякому, за совесть и за страх,
Но лишь тебе сейчас признаюсь, как пред Богом,
Что сам с собой теперь я часто не в ладах.

Я не зимою, не весною и не летом
Себе покоя в этом мире не найду.
Горит звезда моя всю ночь над минаретом,
Но никогда мне не достать мою звезду.

Прости меня за эту грусть - не в грусти дело,
Не в том, что я который год тебя люблю.
Мне эта жизнь, поверь, до боли надоела,
Но я другой такой уже не полюблю.

Настанет час, и я даю тебе поруку -
Пройдут и молодость, и встречи, и дожди...
И только осень будет плакать на разлуку
Любимой женщиной у мужа на груди.

И упадет на плечи зимняя усталость,
И станут белыми деревья и виски.
Ты - это все, что у меня навек осталось
От вечной боли, от надежды и тоски.

Не утонуть бы, не пропасть в житейском море.
Как это трудно, когда сам ты не герой.
Храни, моя звезда, и в радости, и в горе
Любимый город под Столовою горой.


Марат НУГЗАРОВ

РЕБЕНОК УЧИТСЯ ХОДИТЬ
Ребенок учится ходить,
Такой смешной и неуклюжий!
Вспугнул гусей, сидевших в луже,
В ручонку взяв песка щепотку,
Принес, чтоб маму удивить.
Ребенок учится ходить.

Ребенок учится ходить...
Как косолапый медвежонок,
Устав от сосок и пеленок,
Всего себя отдав желанью,
В нелегком деле победить,
Ребенок учится ходить.

Ребенок учится ходить,
Природы голосу внимая,
Шаги, как тайну, постигая,
От рук назойливых бежит,
Желая счастья миг продлить.
Ребенок учится ходить.

Ребенок учится ходить...
Согрев бездомного котенка,
К груди прижав, как мать ребенка,
На страже жизни он стоит.
К любви он тянется, как к свету,
Отдав последнюю конфету.
Ребенок учится ходить.


Руслан НАРХОДЖАЕВ

РАЗМЫШЛЕНИЯ О КВ
Вы слыхали, нынче доллар очень дорог.
Мне об этом часто говорили все.
Я, не веря в это, прогулялся в город
И расстроился совсем.

На рынке покупал укроп,
А продавец (здоровый жлоб),
Не покрасневши даже, утверждает мне:
“В два раза больше стоит он!
Сегодня сей вопрос решен,
Поскольку доллар резко поднялся в цене!”

А в трамвае две старушки утверждали,
Мол, конец света очень скоро всем придет.
И еще на цены акции упали...
Или все наоборот.

А рядом дедушка сидел,
Жевал “Дирол”, был бел, как мел.
Его сей кризис за живое зацепил!
Продал последние штаны,
Подарок бабушки-жены,
А джинсов “Джордаш” так себе и не купил.

Вот в таком мне все представилося свете.
Я чуть-чуть подумал и сказал друзьям:
“Если доллар очень нужен всем на свете,
Я пойду последний сдам!”

Всему виною только он,
Зеленый Жорик Вашингтон,
Бессменный двигатель различных перемен!
И очень скоро, знаю я,
Мы будем зваться не друзья,
А очень скромно и культурно -
Сэр и мэм...


Александр ЗАЛЕЦКИЙ

АПОКАЛИПСИС
По дорогам земным, горячась от погони,
Волю Божью над миром верша,
Через судьбы людей мчатся грозные кони,
На спасенье надежду круша.

    Пробудись и глаза протри,
    Иди и смотри!

Мчится всадник лихой, конь под ним белый-белый.
- Что ты, всадник, в колчане несешь?
- Очерствевшим сердцам - беспощадные стрелы:
Вероломство, предательство, ложь.

    Пробудись и глаза протри,
    Иди и смотри!

Где-то снова огонь пашни мирные лижет.
Слышишь пуль пересвист, вдовий плач?
Это вздыбился конь, жарко-огненно-рыжий,
И несется безудержно вскачь.

А за рыжим конем по горячему следу
Друг за другом галопом летят
Голод - всадник на черном, всадник смерти - на бледном,
А за ним кавалькадою - ад!

    Пробудись и глаза протри,
    Иди и смотри!

Но скажи смерти “нет!” На коне белоснежном
Скачет Тот, кто смирит в сердце зло,
Облечен в обагренную кровью одежду.
Божий сын! Ты возьми нас в Святое седло!


Алан ХУРУМОВ

ПАРИЖСКИЙ ВАЛЬС
Безнадежно больна догорала луна,
А наутро по городу вечного сна
Пробежала на роликах крошка-весна,
Зябко кутая белые плечи.

И конечно грешно и немного смешно
Полагать, будто кто-то играл на фоно
И вскочил и раскрыл беззаботно окно,
Замирая от сладости встречи.

И совсем уж никто не поверил бы в то,
Что он спрыгнул с карниза, забыв про пальто,
И ничуть не разбился, хранимый мечтой,
Непонятной мечтой иноверца.

И за ней, вместе с тем, очарован и нем,
Полетел пеленой в неземной тишине
Лишь затем, чтобы под ноги бросить весне
Свою руку и верное сердце... странно.

Над Парижем восход превращался в туман,
А безумный старик, полумертв, полупьян,
Не догнавши весну, на скамейке уснул,
Угол неба накинув на плечи.

И конечно грешно и немного смешно
Полагать, будто кто-то играл на фоно
И вскочил и раскрыл беззаботно окно,
Замирая от сладости встречи.

И совсем уж никто не поверил бы в то,
Что он спрыгнул с карниза, забыв про пальто,
И ничуть не разбился, хранимый мечтой,
И за ней, вместе с тем, очарован и нем,
Полетел пеленой в неземной тишине
Лишь затем, чтобы под ноги бросить весне
Свою руку и верное сердце... глупо.


Аслан БАСИЕВ

ЧЕРНЫЙ ВЕТЕР
Ушли в былое счастья миги,
В глазах кошмары, возглас дикий -
Вы в мать Осетию вселились,
Вы с нею словно породнились,
Опустошая Юг и Север.
Над нами взвился черный ветер,
Он души мирные уносит,
Одну забрал другую просит.

Парнишка с головой седою,
Он чудом выбрался из боя,
А по друзьям, что за чертою,
От горя сердце его ноет.
А вот девчонка молодая
Судьбу жестоко проклинает -
Ей счастье выпало такое,
Не выйдя замуж, стать вдовою.

Здесь дети стали стариками,
Закрыв дрожащими руками
Глаза, залитые слезами.
Им места нет под небесами.
О люди, вас прошу - очнитесь,
Друг к другу с миром обратитесь:
Здесь вряд ли будет победитель,
Здесь черный ветер повелитель.

Проснитесь и пока не поздно
Забудьте месть, растите розы.
Не залпы пусть гремят, а грозы.
Любуйтесь, как цветут березы.


Илья БРАТЧИК

НЕ БЫЛО ПЕЧАЛИ
О чем молчит твоя душа?
О том, что нет тебя печальней,
О том, что нас с тобой венчали
Лишь ночь да в небесах луна.

О чем кричит твоя печаль?
О том, что стали дни короче,
Что сердце позабыть не хочет
О том, что расставаться жаль.

Не было печали...
Ночь в твоих руках.
Улетают к югу журавли.
Не было печали...
Птицы в облаках,
Далеко-далёко от земли,

О чем поет тебе свирель?
О том, что в мире все не вечно,
О том, что жизнь так быстротечна,
Что нет зарока от потерь.


Олеся ШАХБАЗОВА

ЧУЖОЙ
Дождь хрупкие капли небрежно
На мокрую землю роняет.
Но даже сегодня никто,
Никто ни о чем не узнает.
Ветер уныло, печально
С дождем подпоет в унисон,
И все то, что было недавно,
Покажется сказочным сном.

ПРИПЕВ
А жизнь моя, словно пылающий ад.
Внушаю себе, что ты был только мой,
Но знаю, что был ты все время женат,
А значит - чужой.
Уйду незаметно, не оставив следа,
Лишь вытру слезы рукой.
Но знаю одно, уже никогда
Меня не заменишь другой.

Мне многое нужно напоследок сказать,
Но, думаю, видишь без слов -
Смеялась, шутила, не верила я,
Что все превратится в любовь.
Влажные губы, запах дождя -
Все в сердце осталось моем.
Я ухожу, ухожу навсегда,
Как жаль, что не быть нам вдвоем.


Руслан ОРТОБАЕВ

РЕКА
Среди брошенных улиц надежды и серых домов
В опустевшей душе нет приюта для слабой руки,
И пытаясь догнать колесницу несбывшихся снов,
Позабыв обо всем, я стою у прозрачной реки.
Но она продолжает свой путь, не заметив меня.
Только волны глотают неистово камни на дне,
Ведь пока их безумство сильнее любого огня,
А время
Словно маятник тьмы в бесконечно бегущей судьбе.

Ты течешь сотни лет, припадая к уставшим ногам,
Гордо смотришь вперед, где неведом заветный причал,-
Сколько раз мы тянулись к заросшим травой берегам,-
Ты, как жизнь, нас вела за собой от начала начал.
Но, играючи, каждому ты отмеряла свой срок,
Отдавая себя без остатка, не зная преград,
Умирала, впадая в безликое море тревог,
А небо,
Утолив свою жажду, тебя возвращало назад.

Я склонил свою голову к узким перилам моста,
Как зависший над пропастью странствий бездомный родник.
Мне хотелось поплыть за тобой отголоском листа,
Отлетевшего с древа желаний в отчаянный крик.
Но река отражала последнюю каплю дождя...
Снова шаг в одиночество тонет в пустых зеркалах,
Только ветер гуляет по крышам и гонит меня,
А эхо
Проводив мою тень, растворилось в прозрачных лучах.


К содержанию || На главную страницу