Сулейман САБАЕВ

РЕКА В НИЗОВЬЕ


НЕТ В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ ПРОРОКА

Нет в своем отечестве пророка,
Будь хоть трижды прозорливым он.
И почетом не вознагражден...
Нет в своем отечестве пророка.

Но когда умрет по воле рока,
Будет громкой славой вознесен.
Нет в своем отечестве пророка,
Лишь к чужим приходим на поклон.

* * *
Мальчишек сельская орава,
Мне не забыть забав твоих.
Какое счастье было, право,
Купаться в омутах речных.

Ах, босоногая ватага,
Мне пригодился опыт твой,
Когда обыденна отвага
Бросаться в омут головой.

Года потоком быстротечным
Летят. И взять перо рука
Спешит, лишь в омуте сердечном
На свет появится строка.


ВОЛНЫ

Посреди речной стремнины
Возвышается валун.
Волн напористых дружины
Молодых подобны лун.

И валун, хоть и высок он,
Омывают на бегу
И затеплить над потоком
Могут радугу-дугу.

День и ночь наводит глянец
На его бока,
Словно втягивая в танец,
Горная река.

Годы вроде волн бурливых
Бьют со всех боков -
Реже корыстолюбивых
Нежле бедняков.

* * *
Тают звездочки снежинок
На щеках детей.
А вокруг следы ботинок
И следы саней.

Те, быстрей скороговорки,
На санях съезжают с горки,
А другие, честь по чести,
На своем, на мягком месте.

Шумный говор, звонкий смех,
И сверкает звездный снег.

Пусть всегда над детворой
Будет мирным свод небесный,
Как над этою горой
В чуть морозный день чудесный.


КРОВЬЮ ОБАГРЕННЫЕ ЦВЕТЫ

Обагрила кровь в Цхинвале
Белоснежные цветы.
Плачут женщины в печали
И мужские сжаты рты.

Знал убитого я тоже,
Был он парень молодой.
Отчего сердца ты, Боже,
Запалять даешь враждой?

С головой стоял склоненной
Я и думал в час беды:
“Нет страшней разноплеменной,
Трижды проклятой вражды”.

Дождь пройдет и смоет кровь он
С бело-свадебных цветов,
Но и впредь быть горю вровень
Бело-облачных хребтов.


ТЕРЕК

Чем гордишься, Терек буйный,
Кручи вздыбленной слуга?
Тем ли, что не аллилуйной
Бьешь волною в берега?

С человеком силой мерясь,
Горд не тем ли на веку,
Что немало малых мельниц
Ты разрушил на скаку?

Или тем ты горд, безумец,
Не смирившись пред мольбой,
Что не помнишь, душегубец,
Всех утопленных тобой?

Или в ярости кипенья
Тем ты горд на весь Кавказ,
Что будил воображенье
Стихотворцев всякий раз?

И хоть в скалах потрясенных
Волны бешенства полны,
Седел железобетонных
Ты не сбросишь со спины.


МАТЕРИНСКИЙ ЯЗЫК

Родной язык, твое звучанье
Вошло в нас с материнским молоком.
Отдать тебя на поруганье
Позор в пределе вековом.

Родня долинам и вершинам,
Народ наш златоустьем наградя,
Ты схож с напевом соловьиным,
Брат колыбельного дождя.

И тени предков оживают
И в говоре твоем и в письменах,
И людям сопереживают
На свадьбах и похоронах.

Где с дня творенья реки громки,
Всегда свободе ты бывал сродни.
И нартов доблестных потомки
Тебя лелеют в наши дни.

Родной язык, ты воедино
Пред роком нас связуешь неспроста.
Ты меч и щит для осетина,
Его посланников уста.

* * *
В полях прорех наделал зной,
Но пряжу туч согнав над ними,
Их теплый ливень проливной
Заштопал струями своими.

Волшебны влага и тепло,
Воспряли враз трава и злаки
И все окрест предстать смогло
В зеленой праздничной рубахе.

Ах, если б гнев смирив в груди,
Повсюду мы, сближая дали,
Лишь стрелы молний высекали,
Как благодатные дожди!

* * *
Люди добрые, не раз
Размышлял я под луной,
Кто сыновний долг из вас
Матери вернул родной?

Если есть такой,
хочу,
Словно храма посреди,
Я зажечь пред ним свечу
В собственной своей груди.


РЕКА В НИЗОВЬЕ

Река, как стих великого поэта,
Берет разбег у края облаков
И мчит во исполнение завета
Творить добро. И долг ее таков.

Ярясь в пути, волну неукротимо
Вздымает наподобие крыла.
И скальных валунов несется мимо,
И отроду чужды ей удила.

И, омут образуя над преградой,
Завинчивает пенистый вихор.
И дышит родословною прохладой,
Мчась вырваться в долину на простор.

И капли брызг ее незамутненны,
Как пуговки хрустальные. Они
Венчают русла каменные склоны,
Сверкая ярко в солнечные дни.

И мне река от устья до истока
Напоминает молодости суть.
И пусть бурлит, не ведая упрека,
В низовье, серебром венчая грудь.

* * *
Как расстоянье от взгляда до взгляда,
Жизнь человеческая коротка.
И потому забывать нам не надо,
Что слово порой беспощадней клинка.

И ни одна не сумеет кольчуга
Сердце прикрыть от навета и зла.
Сказано было: “Любите друг друга
И дней своих не сокращайте числа”.

Пусть над душой не сгущаются тени,
Каждому дню отзывайтесь добром.
Ждет все равно нас не больше сажени
Отчей земли на кладбище одном.

Перевод с осетинского Якова Козловского


К содержанию || На главную страницу