ОСКАР

СЛЕЗА В ГЛАЗУ КОЛЫБЕЛИ

Перевод с осетинского Таймураза Саламова

Ночь темна... В груди тревога бесится,
Крутит сердце альчиком на льду.
Ветер в небо попрошайке-месяцу
С трона бросил медную звезду.

Старой двери челюсть ржавым голосом
Стонет в буйстве ветреных стихий...
В белой лунной пене свои волосы
Моют звезды, мысли и стихи.

* * *
Злой ураган,
Видений вихрь безумный
Ревет в душе моей...
Из сердца глубины
Волна тревоги
Швырнула рыбу - мой язык -
На камни ваших душ.
И, трепеща,
Страдая, вопия,
Она погибнет
На песке горячем
Злословья вашего.

ЗАМЕРЗШАЯ ЛАСТОЧКА
Ты плачешь, сердце, чувствуя беду.
Так мрачно, так темно в твоем жилище...
Из слов огня никак не разведу,
И мысль бредет по миру, словно нищий.

И рыщет беспокойства тощий кот,
Но ни живых, ни мертвых слов не чует...
В курятнике любовь моя ночует,
Но радости петух в нем не поет.

Мой стих покрылся инеем холодным,
Дотла изъела ржавчина его,
И ласточка замерзшая сегодня
Упала с древа счастья моего.

* * *
Я сплету тебе из нитей светлых
Солнца лик, сияющий в веках,
Для тебя сложу из снов заветных
Пьедестал на алых облаках.

Попрошу у счастья струн для лиры,
Схороню беду твою в груди.
Только ты потом, царя над миром,
На меня с презреньем не гляди.

* * *
Что я могу? В чужих опорках бродит
Мой разум с незапамятной поры.
В чужой печи любовь огонь разводит
И песнь свою поет с чужой горы.

И неприглядно мысли мои наги.
Счастливая не примет их душа.
Так перестань, рука, терзать бумагу:
Не видишь - яд течет с карандаша!

* * *
Ветер звезды гонит стаями
Между тучами в полет.
Месяц чистыми устами
Сказку тихую поет.

И жует, как вол, под звездами
Жвачку прошлого душа.
Мысль блуждает ночью позднею,
Ищет рифмы не спеша.

М.Д.
Твое лицо белеет, словно тыква,
на зелени во снах моих.
Я вспоминаю зерна черных глаз,
И сердце в душной клетке
На гвозде тоски покрылось волдырями,
А я все жду. Несчастен тот, кто ждет,
Раз той, кого ты ждешь, не видно рядом.
И никого вокруг. Так одинок бывает
Смех дурака за траурным столом.

К СОЗУРУ
Скоро и мне отправляться к мертвым...
Здесь, в этом мире, моему имени
рядом с твоим не быть никогда.
И все же мне место в мире ином
рядом с собой приготовь.

* * *
Ночь темна... В холодных закоулках сердца
Бродят хмурые коты моих желаний.
Из-за них, тяжелым сном забывшись,
Я поймать мечтаю солнечную мышь.
Солнечная мышь! Тебя молю я:
Не давай завлечь себя в болото,
Вынырни в голубизне небесной,
Яркою стрелой меня убей!

* * *
Никогда я людей не любил.
Прежде любил лишь себя,
Но теперь и себя не люблю.
Куда уж хуже: лицо мое, как море, покрылось льдом.
Осел улыбки на этом льду, скользя, не может встать.
Куда уж хуже: как в руке, в груди я прячу,
Сжимая ребрами, как пальцами, тяжелый камень сердца.
Куда уж хуже: кнутом, сплетенным из стихов,
Я в кровь избил свою больную душу.

В этом мире живу я...
Живу в этом мире,
Не для жизни придя в этот мир.

В НЕБО БОКАЛА РОНЯЮ ЗВЕЗДЫ СЛЕЗ
Мой язык, словно пьяный, лежит
под забором зубов, шевелится
В луже кислой слюны - и вознею своею
тревожит мой слух.
И сознанья паук все не спит -
наяву странный сон ему снится -
Паутиною памяти ловит
виденья былые, как мух.
Что ж там видно в прошедшем? Немного,
одно лишь событье, не боле:
В те года моя Муза была молода
и не ведала зла,
Но гуляка-вино заманил ее в лоно
хмельного застолья,
И - хотела иль нет, - а она
от него понесла.
С той поры уже много прошло
и года мимо нас пробегают.
Жизнь идет, как и шла. Незамужняя,
мыкает Муза беду,
И ребенок растет без отца.
Все позорят ее и ругают,
И поэзия стонет в плену клеветы,
как в аду...
Я же в небо бокала роняю
слезинки звезду...

* * *
Свет ресторана тонкою струей
сочился потихоньку
В пасть теплой улицы.
Сидели за столом. Бессонница...
В ту ночь мой мозг -
беременное чрево моей Музы -
Взбешенный бык-вино
боднул бокалами рогов.
Не мучься понапрасну, Муза:
погибли наши прежние мечты.
Я виноват перед тобой.
Игла в твоем сверкает взгляде,
Ее коснуться я не смею
перстами голых глаз -
И потому на них надел
наперсток темных снов.

* * *
Холодно, холодно!..
В этом мире всегда мне
Холодно было.
На камнях глаз людских
Бьется сердце, как рыба...
Холодно!
Я ладонь языка
Достал из кармана губ
И к тебе, мой дигорский народ,
Протянул, словно нищий.

* * *
...И только,
Повиснув на моем лице, как на улице,
Остались
Красные флаги твоих поцелуев.

* * *
Закатилось мое сердце.
Как вам жить теперь
без солнца?!

ПАРАШЮТИСТ
Мне хотелось взлететь.
Я бы, может, взлетел, но бутылка вина
Оборвала перстами стаканов
Перья с крыльев души.
И одно мне осталось теперь -
Только падать стремительно вниз...
И вот я бросаюсь с утеса счастья
На парашюте снов.

* * *
Обуреваем мыслью я одною:
Какое сердце, что за ум во мне,
Когда и солнце развелось со мною,
И не успел жениться на луне?

* * *
Мой стих - старуха
Сидит на мосту жизни
И моет ноги строк
В канаве слез.

* * *
Нет, нельзя на злую ледяную зиму
Положить заплатку солнечного лета...

* * *
На ступеньках дома я сижу,
Словно зуб на челюсти старухи...

* * *
Снова бреется темная ночь
лезвием тополя.

* * *
Машины, как зубные щетки,
Снуют во рту села
Среди зубов - домов.

* * *
Ветер -кот.
Играет шариком луны
На ковре небосвода.

* * *
На луне повисли серьги звезд.

* * *
Ветер обмакнул в чернильницу луны
Перо тополя.

* * *
Пьяница - ресторан
Выпил туман губами дверей,
А мной закусил
И теперь
Жует меня, словно жвачку.

* * *
Из ярких окон - глаз горящего дома,
Как слезы,
Прыгают люди.

* * *
Ребенок - слеза в глазу колыбели.

* * *
Я - тупой кинжал в ножнах жизни.
Моя печаль - блестящая черная рукоять,
Скрепленная
Гвоздями слез.

* * *
На конверте неба - марка луны.

ВЕЧЕР
Солнце в сыворотке небесной
Собрало облака, как творог,
И лучей своих сетью чудесной
Занавесило неба порог.

Будто лошадь к яслям на кормежку,
Солнце по небу к западу мчит.
Ночь из лунного теста лепешку
Подрумянила в звездной печи.

И ручей захмелевший бормочет,
Спотыкаясь по жестким камням,
И тихонько поет, словно хочет
Поскорей успокоить меня.

* * *
Я стоял на улице в печали
И держал перед собой, как нищий,
Шапку сердца пальцами сосудов.
Шла ты мимо и, взглянув с участьем,
Бросила мне милостыню - две
Черные монеты твоих глаз.

* * *
Я тебя поцеловал, ты рассмеялась,
И по морю твоего лица
Волны щек улыбкой расплескались.
А средь них качается, алея,
Поцелуя маленький кораблик.


К содержанию || На главную страницу