ИЗ ДАГЕСТАНСКОЙ ПОЭЗИИ


 АХ, МОГУ ЛЬ Я ПЕСНИ ПЕТЬ
 Перевод с аварского и даргинского Дзахо Гатуева
 
 АВАРСКИЙ ФОЛЬКЛОР
 Лирика
 
 АЛИ-ХАДЖИЯВ, сын Гази-Муххамеда
 МАХМУД из Бетль-Кахаб-Россо
 БАТЫРАЙ
 Стихи
 
 Дагестанские  поэты, стихи которых вместе с материалом  из  аварского
фольклора  мы  предлагаем  нашим читателям,  являются  представителями
разных   национальностей  этого  особенного  кавказского   края.   Они
совершенно  не  схожи  друг с другом ни по творческой  манере,  ни  по
предмету    творчества.   Уже   разная   национальная   принадлежность
накладывает на их произведения ту особенную печать, которая состоит из
своеобразия  изобразительных  средств при  общих,  однако,  свойствах,
присущих  поэзии  Востока, отличающейся яркостью красок,  цветистостью
слога, соседством соловья и розы с мудростью философа, афористичностью
и т.д.
 Но  есть и общая, замечательная в своей основе черта, их объединяющая
-  это  любовь  к Дагестану, к этой удивительной стране  с  уникальным
опытом плодотворного сожительства множества народов под единым небом и
в  единой  государственности  в течение  многих  веков;  опытом  столь
великим   и   бесценным,  что  это  в  сущности  -   достояние   всего
человечества.
 Переводить  стихи  таких своеобразных поэтов на иной  язык  -  задача
исключительной  сложности.  Только  такой  человек,  каким  был  Дзахо
Гатуев,  энциклопедически  знавший  и  тонко  чувствовавший  осененный
зеленым  знаменем ислама Кавказский Восток, мог справиться  с  задачей
поэтического переложения многоцветной дагестанской поэзии на  русский,
сохранив не только ее дух, но и те частности, которые отличают каждого
из самобытных поэтов.
 
 Об авторах нашей публикации:
 Али-Хаджияв, сын Гази-Мухаммеда родился в ауле Инхо около 1845  года.
В  детстве обнаружил большие способности к учебе, особенно к  усвоению
арабской   культуры.  Увлекшись  исламом,  Али-Хаджияв  всем   сердцем
воспринял  нравственную задачу, которую ислам ставит  перед верующими.
Поэт  совершил  несколько  паломничеств в  Мекку.  До  нас  дошли  его
on}rhweqjhe   произведения:   “Письмо  к   Каримат-Хаджи”,   “Крылатые
выражения”, “О невежестве”, “Любовная песня”, “Появление седин”.  Умер
Али-Хаджияв в 1888 году.
 Махмуд  из Бетль-Кахаб-Россо родился в 1870 году. Известны его  поэмы
“Мать  и  дочь”,  “Марьям”, а также произведения  “Прославленный,  как
луна,  твой стан”, “Привлекательная индийская беке”, “В полдень  Арап-
байрама”,  “Через  десять  дней месяца Рамадан”,  “Облегчив  грудь,  в
которой горит огонь любви”. Умер в 1919 году
 Батырай  (Омарла  Батырай),  классик  даргинской  поэзии,  родился  в
селении Урахи в 1825 году в музыкально одаренной семье.
 Творчество  Батырая  принято  делить на  три  цикла:  “О  любви”,  “О
герое”,  “О  жизни”.  Когда А.М. Горького познакомили  с  подстрочными
переводами  стихов Батырая, великий писатель заметил:  “Они  настолько
хороши, что вряд ли литературная обработка сделает их лучше”.
 Творчество  Батырая по праву стало вседагестанским достоянием,  хотя,
как  уже  было  отмечено, поэт писал на даргинском языке,  так  что  и
сегодня    совершенно   справедливой   остается   оценка   Н.Капиевой:
“Творчество  Батырая  - самоцвет чистой воды в  венце  поэзии  народов
Дагестана,  его благородная, незаимствованная красота еще долго  будет
привлекать людей своим блеском”.
 Умер Батырай в 1900 году.


АВАРСКИЙ ФОЛЬКЛОР
Лирика

ДИАЛОГ
Она:
Броситься ль мне со скалы,
Чтоб убежать от усмешек?..
Будешь ли ты, раз начав,
Доводить любовь до конца?
Если не будешь - возьми мои косы,
Носи их -
Я буду твою папаху носить...
Он:
Для того ль я ношу
Усы и папаху,
Чтоб ты боялась насмешек?..
Мой широкий кинжал пусть отца поразит,
Пусть не буду носить
Усы и папаху -
Я любовь доведу до конца...
Не бойся,
На высоких горах сидящая
Голубка моя...

ЖАЛОБА
Под вешним солнцем лед серебрится
Сердцу темно в моей груди...
Поет весенняя птица -
Милый мой в дальнем пути...
На высокой горе два цветка золотистых
Рядом цветут.
Напрасно
Гнутся друг к другу они ежечасно...
Девять ручьев в глубоком ущелье текут.
Напрасно
Слиться друг с другом стремятся,
В реку пока не уйдут...
Оттого ль разрываются скалы на части, что любят?
Почему ж мое сердце цело, почему поют еще губы?..


ПЕСНЯ  ВЛЮБЛЕННОГО МУТААЛИМА
Шейхом прослыл бы в Мекке,
Алимом мудрым в Медине -
Над книгой дрожат мои веки,
Слезы ползут на щеки синие...
О Аллах!
В любви чтоб признаться,
Девушек надо,
Моей любимой подобных!..
Остог фирулла!
Щечки красные.
Глазные помещения - прекрасные,
Губы тонкие,
Зубы блестящие,
Груди, как мехи для млека,
Плечи гладкие,
Слюни во рту, как мед, сладкие
О, алхамдулла!
Вот мне жена подходящая.
    Перевод с аварского


АЛИ- ХАДЖИЯВ, сын Гази-Мухаммеда

ПОЯВЛЕНИЕ СЕДИН
Долго терпел я,
Много терпел -
У волос моих не хватило терпенья...
Дома сидел я,
Долго сидел;
Тело берег -
У него тоже не хватило терпенья...

Время вращается,
Час бьет,
Годы уходят, -
И вот
Мы старимся...
Старится тело, старится,
А сердце на молодость зарится...
Телу в морщинах
Не быть молодым,
Вытянув спину,
Не будешь прямым:
Шея ослабла,
Согнулась,
Старится.

Добро пожаловать, седой волос, неумолимый гость!
Как ты пришел ко мне без зова?
Висок мой тронув, на грудь спустился...
Что ты там ищешь - кость, -
Как пес, придя ко мне без зова?
Подполз без зова, засел в кунацкой и тронул мой висок,
Ведь то не прядь волос  невесты...

С виска абреком на грудь спустился, посеребрил сосок...
Ведь то не грудь твоей невесты...
Пусть у плохого жену отнимут, любовницу возьмут.
Не ждал тебя плохой хозяин...
Не приготовил он гостю место - и грустен потому,-
Не ждал тебя плохой хозяин...
Ах, мне известно, что ты не юный, что ты не тронешь дев,
Что болтовня моя пустая,
Что землю кружит седое время, снимает свой посев...
Ах, болтовня моя пустая...

На скалистые горы лег снег -
Не растаять ему по весне...
Наклонилась моя голова -
Черный ворон убит.
В древней башне теперь
Угнездилась и воет сова.
Белый хан поскакал по земле,
Посылает на смерть королей...
Ко мне тоже приблизился хан.
Я подам ему хлеб,
Заварю сладкий чай -
Хлеб не примет, расплещет стакан:
Не такой он, чтоб пить или есть,
Он принес с собою страшную весть.
        Перевод с аварского


МАХМУД из Бетль-Кахаб-Россо

ПИСЬМО
1
Грустный вздох подожженного сердца
Не возьмешь ли ты, светлое облако?..
Про болезнь моих рук
Не подашь ли прошение,
Одинокая туча на небе?..
О смятенье души,
Ветер горных вершин,
Не шепнешь ли ты милой?..
Об огне, разрывающем грудь,
Не вручишь ли письмо
Ты, о солнце,
Что на скалы аульные смотришь?..

2
Как видел меня на горах,
На льду,
В снег брошенным,
Скажи ей, проворный джейран.
Как видел в овраге меня
С отрядом,
Поведай ей, тур златоглавый...

3
Не знаю постели,
Брожу по лесам -
Во сне
Ты видишь меня, черноокая?..
Твой мне мерещится праздничный тюль
В пустынных горах...

4
У вольных зверей о тебе
Справлюсь:
Больна ли, что нет твоих весточек?
Забыла ль,
Что в сакле сидишь, не выходишь
С письмом,
Спрятанным в платье?..

5
Ни разу не сжал, не зажмурил я глаз
С тех пор, как простился с тобой
В ауле...
Ночами, тоской изрубленный,
Дерусь
Со сном:
“Не спи, - говорит, -
Когда нет возлюбленной”.

6
Заблудившись в горах, дикий зверь
Погибает, но ищет дорогу...
По весне обниму и тебя,
Или пусть меня камнем закроют...

7
Царств короли здесь затеяли кровь лить,
Гонят на бой они толпы народов -
Я без войны умираю:
Вижу, как ты
В красных одеждах
Вышла на кровлю...
Вижу, как ты,
Запахами оживляя
Мертвых,
Ходишь в ауле...

8
Солнце ее не касалось лица -
Видеть его,
Сердцем растаяв...
Чудную речь, на груди материнской вспененную,
Слышать бы раз еще...

9
Под огнем ее глаз
Растворилась бы в лето зима -
О, живым бы увидеть тебя:
Само солнце застряло б в пути
От рассвета к закату...

10
От любви к павлину,
Ушедшему из рук,
Полон мир
Огнем моих костей...

11
Всходит ли в небе луна -
Капает яд в раны сердца;
Красное солнце заходит ли -
Камнем меня закрывает.
Горек мне конь, надоело седло:
Мыслями я за тобою в погоне -
Бросил оружие: с кем
Спорить?..
Ад - та земля, что не носит тебя!
Рай -
Плоская кровля твоя,
Камни, которые топчешь!

12
С именем милой
Ходил я
по русской земле...
Если б нашелся портрет
Схожий с тобою -
Сердце отдал бы, достав из груди...
В лавках евреев, на русских базарах
Трогал наклейки на штуках материй;
В цирках и в кинематографах
Стены с картинами пересмотрел...
Я ль погибаю, любовь ли жалка:
Дома оставил прекрасную -
Может ли быть она здесь?..
Страсть ли безумна, глупа ли любовь -
Видишь теперь,
Бредни, какие бывают в отчаяньи:
В пятницу, в полдень стоишь на пороге,
Скверного глаза боясь,
Или
В сакле сидишь ты - кто мог
Видеть тебя, чтобы нарисовать?..
Грустно мне стало...
Пуст показался базар...

13
В аулы австрийцев пришли мы,
Оставив Россию -
Твою повторившие гордость,
Твою перенявшие позу,
Картины в домах.
Прекрасный твой стан и лицо твое белое -
Пришла ты ко мне, нет ошибки...
Распущены косы, расчесаны локоны -
Спина поломалась моя от разглядывания...
Цвет шеи подобен цветам гор -
Безумствую я, присматриваясь...
Не вынесло сердце, спросил я:
- Кто женщина та,
Что смотрит с портрета?..
- Не будучи замужем,
Родила пророка.
Мариам эта женщина, -
Сказали в ответ.
Улыбка во взгляде, сиянье лица -
Миндалины глаз, очертание лба -
Сама она будет, пусть скажет хоть слово...
Два сердца похожие могут быть -
Одежда откуда случилась одна?..
И губы и лица похожие могут быть -
Расплавив,
Могли ли вторично отлить человека?

14
Увижу ли Мекку с ее Каабой,
Что будет такой день, - не верю.
Увижу ль аул,
В который спустилась Зюхра,
Что ночь проведу там - не верю...
Пчела молодая на летних цветах
Цветами играет, несытая ими -
Несущих твой образ,
Тебя прижимающих
Я здесь побеждаю,
Зажмурясь...
По лбу, по груди ударяя руками,
Молитвы тебе говорят христиане;
Повсюду зажегши лампады,
Тебе поклоняются люди креста...
Став между ними, смотрю на тебя,
Моргаю тебе и не кланяюсь,
Хотя почитаю портрет твой...

15
Сколько ни накаливают, терпит - переносит.
Стоит паровоз на вокзале...
Делаю шаг к нему, пятясь назад.
Судьба воюет со мной.
По обычаю всякое испытание считается малым...
Перенесу.
Долго мы с тобою переписывались. Позабылось это.

ПРОЩАНИЕ
Оттого ль, что подруга смягчилась,
Что я пестрый, как луг
на исходе зимы, -
Развязались любви узелки...
Чтоб писать о себе,
О моей Уналайте,
Отыщу ли я перья на русской земле:
Мы вдвоем стали сказкой -
Дорогая подруга и я, полоумный,
Мы теперь поговорка на весь Дагестан.
А все же - любовь сплетена:
Дрожанье ресниц
Щекочет и после размолвки
Мечтами, убившими землю и небо,
Меня одарила подруга,
Заставив не думать о смерти,
о жизни...
А в полдень сказала:
“Прощай!”
Теперь, если б гурия
Меня соблазняла -
Не радостно было бы мне...
Теперь, если даже с Кораном подмышкой
Вдова подойдет -
Не верю
Хабса, твой голос один
Тысячи девушек стоит.
Ты прогнала меня
Бросил аул, где играла любовь,
Хабсе-подруге селям...
Рухнули скалы, в которых цвели мы -
Не утонув,
Хабса, как башня, осталась.
Стрелою раненный олень
Уходит от своих:
Оставь меня,
Найди другого друга.
Снаружи серебро - свинец внутри -
Моя любимая...
Слова ее
Блестели позолотой:
Что говорила, все казалось правдой.
Еще бы:
Она узнала
Все, что на свете совершится -
Диван арабский
Я положил ей в изголовье
И ввел ее
В Алфу Лейла Шехерезады.
Умылась хитростью,
Обманом рот сполоснула
И скромно молится
Моя подруга...
На рай надеется...
Любовь подобна
Весенним рекам:
Что день за днем бурней, полнее
Любовь подобна
Осенним вихрям:
С людьми враждуют,
В горах живут...
Любовь похожа
На день весенний:
Начало светлое,
А вечер в тучах.
Для каждого настанет день,
Когда подруга,
Грудь которой
Ласкал он ночью,
Его забудет...
За облаками
Луны не видно -
Забыли б люди
Подруги имя,
Когда б не я
И песня...
За черной тучей
Не видно солнца,
Кто называл бы
Тебя, подруга,
Когда б не я
И песня...
Построив миру
Дворец любви, -
Я сам теперь
Без крова...
Построив миру
Мосты любви,
Я сам стою
Над бездной...
Любовью я
Зажег тела -
Брожу теперь
Холодный.
Купавшийся
В озерах ночи,
Я без воды.
Остался...
Что потерял я, порвав с тобою
Постель и саклю?

Молодцы, любовью не сытые,
Будут греться песнями моими.
Девушки, любившие когда-то
Постарев, меня печально вспомнят,
Я умру, но для них оставлю
Много-много касыд любовных.
У влюбленных бывают дни иные:
Не зарыв еще друга, ставят камень.
После люльки кладут в постель ребенка -
Ничего не поделаешь, хоть станем
Мы с тобой, друг, мудрей и совершенней.
            Перевод с аварского


БАТЫРАЙ

АХ, МОГУ ЛЬ Я ПЕСНИ ПЕТЬ
1
Много песен я слагал
В дни, когда моим был свет -
Я сидел, одетый в шелк,
В руки звучный взяв чунгур,
На краю высокой сакли
Или в людном гудмае...
Если много песен пел,
Резал моего быка
Ураханский джамаат.

В дни, пока моим был свет,
Целых шесть зарезал он
Резвых, куцых бугаев
От коровушки шальной.

Стало сердцу моему
Тесно, не снесло оно:
Я однажды вновь запел
На краю высокой сакли
В руки звучный взяв чунгур:

“Семь хозяев пусть умрут -
Семь твоих хозяев, свет!
Так ты плох теперь, о свет:
Тощ мой ястреб на плече -
Мясом кормят воронье.
Как ты плох теперь, о свет:
Голоден в конюшне конь -
Ишакам дают ячмень.

Ой, сельчане, караул!
Ведь не больше грешен я,
Чем Коран?
Почему ж я нелюбим
Матерями всех невест?..

И порочен я не так
Как Пророк -
Но как смотрят на меня
Белолицых жен мужья?..

Пусть убиты будут, пусть
Семь твоих хозяев, свет!..
Или прежнего хочу?..
Но вернется ль прежний свет?..
Иль хочу я, чтоб в суде
Заседал родной отец?..
Где найдет в суде отца
Неудачливый бедняк?..

На андийской бурке нет
Столько ворсу, сколько мне
Надо куцых бугаев,
Чтобы резать на день трех
Ураханским силачам...”

На краю высоких сакль
Так я спел и был прощен
Ураханскими людьми
Пусть зарежут, коль хотят,
Моих куцых бугаев
От коровушки шальной.

2
Ах, могу ль, я песни петь,
Если легкие мои,
Легкие, как у козы,
Две мои ноги тащат
Медленней, чем старый конь
Тащит в гору грузный вьюк?

Ах, могу ль я песни петь,
Если стройное мое,
Тело стройное мое,
Тело-деревцо гнется,
Как под инеем леса?

Ах, могу ль я песни петь,
Если гордое мое,
Точно ястреб на горе,
Сердце гордое мое
От забот мирских тлеет
Точно сокол, скушав соль?

Ах, могу ль я песни петь,
Если крепкая моя,
Как у тура на скале,
Поднятая вверх шея
Поломалась, как бутыль?

Ах, могу ль я песни петь,
Если мой язык из тех,
Что острее, чем язык
У Алима-Наххари.
Меткий мой язык стал вдруг
Точно штык без острия?

Ах, могу ль я песни петь,
Если светлые мои,
С круглой схожие луной,
Ясные глаза тусклы,
Как трубы подзорной глаз.

Ах, могу ль я песни петь,
Если черные мои,
Точно в сказке стариков
Про Башира Камаллов,
Черные усы белы,
Как кусты под снегом?

Ах, могу ль, я песни петь,
Если вольное мое,
Тело вольное мое
Тягостный недуг давит,
Точно Волгу зимний лед?

Песни пелись мне легко
В дни, когда моим был свет.
В дни, когда, одетый в шелк
Опоясан серебром,
В серебре блестя, гордо
На коне из табуна
Джамоу-хана я сидел.

Делал все я, что хотел
Ей, тогда все, что хотел:
Сакли братьев дорогих
Были доверху полны
Белого добра.
В те дни,
Точно сказочный Виддоу,
Свет копытами коня,
Этот свет втоптал я в грязь.

Как мне песни петь теперь
Под конец веселых лет?
Ведь болезни и печаль
Давят и гнетут меня,
И на хуторе в углу
Я лежу один.
Вдоволь
Поливает меня дождь,
Солнце сушит в ясный день -
Точно шкурка сироты
Брошен бедный Батырай.
    Перевод с даргинского
 


К содержанию || На главную страницу