Елена КОВАЛЕНКО

ПРЕДСКАЗАНИЕ

* * *
Ледяное осеннее солнце ушло с небосклона.
Купы черных прибрежных ракит утонули во мгле.
В неподвижной озерной воде, точно в темном стекле,
Отразилась алмазная россыпь огней Ориона.

Глухо ухает филин. Измятые клочья тумана,
Словно серые призраки, бродят в сухом тростнике...
Светлый кречет, тебе ли прельщаться синицей в руке?
Рано сдался ты, парень, и духом упал слишком рано.

Вспомни, воин усталый, о данном когда-то зароке:
Стиснув зубы, идти сквозь огонь и сквозь сумрак, как в бой,
К цели, властно позвавшей однажды тебя за собой -
К яркой синей звезде, что горит между туч на востоке.

К алым горным хребтам у молочно-жемчужного моря,
Где дрожат над ущельями пламенных радуг мосты,
Где луга - изумрудны, а реки - хрустально чисты,
Где бескрайни леса в златолиственном дивном уборе.

Где мерцают в ночи под луной серебром водопады,
Сладок ветер, и сами рождаются песни в груди...
Оглянись - столько верст ты оставил уже позади!
Неужели теперь устрашишься последней преграды?

Слышишь, там, на востоке, далекое пение рога?
Слышишь, бронзовых гонгов торжественно-радостный звон?
Слышишь? Шепчет тебе звездный лучник - седой Орион:
“Торопись! Встань с колен! Заждалась тебя, странник, дорога...”


ИЗВЕЧНОЕ
В храмах Богу Победы кадят...
Возвещают сбор войск с башен трубы...
“Аз воздам!” - упоенно твердят
Искривленные яростью губы.

Только смертному не обмануть
Беспощадный закон непреложный:
Меч нетрудно из ножен рвануть -
Трудно снова вложить его в ножны.

Трудно вновь протрезветь и остыть
Одурманенным жаждою мести -
Тем, кто небу поклялся забыть
Ради мщенья о рыцарской чести.

Есть, мольбам мудрецов вопреки,
Оправданье у них наготове:
Мол, затем и куются клинки,
Чтоб однажды испробовать крови.

А уж сколько прольется ее -
Наплевать, не до этого в спешке...
И на трупы летит воронье,
И чадят на снегу головешки.

И живых властно сводит с ума
Запах тлена, пожарищ и смерти...
И пойми тут, где Свет, а где Тьма
В этой адской лихой круговерти...

* * *
Истлели шелком вышитые стяги,
Короны паутина оплела...
Давно уснул в гранитном саркофаге
Последний рыцарь Круглого Стола.

С щитов погнутых слезла позолота,
Лежат доспехи ржавые в пыли...
И даже сами камни Камелота
Травой высокой густо поросли.

Огни на его башнях догорели,
И никого уже не поманят...
Но все-таки бродяги-менестрели
Об их мерцанье память сохранят.

И тихо улыбнется Вечность, зная,
Что чьих-то душ покой еще не раз
Встревожит сказка светлая, хмельная
О доблести, блиставшей, как алмаз.

Что дерзко на пергамент фолианта
Она спустя столетья перейдет,
Чтоб оседлал однажды Росинанта
Во славу этой сказки Дон Кихот...

* * *
Опять холмы - в кипрейной рдяной замяти,
И по межам желтеет лебеда...
Пора бы вырвать мне тебя из памяти,
Понять, что мы расстались навсегда.

Но плачет кровью сердце опаленное,
И вновь мне, лада, видятся во сне
Твои глаза - русалочьи, зеленые,
С серебряными искрами на дне.

И губы полудетские горячие,
И косы - смоляные, словно ночь...
И как умело эту боль ни прячу я -
Ее не погасить, не превозмочь.

И не вернуться мне на взморье лунное,
Где шла когда-то кругом голова,
Где я шептал тебе, колдунья юная,
Шальные и пьянящие слова.

Где к дому под раскидистыми сливами
Давно уже тропинки заросли...
С тобой мы там могли бы быть счастливыми,
Да счастья своего не сберегли.

Ты скрылась в тучах, зорька моя алая...
А мне теперь осталось лишь одно -
Раскаяния горечь запоздалая
И в чарке липкой мутное вино...

ПРЕДСКАЗАНИЕ
Сгинет ночь, и заря разольется над ликом земли,
И давно позабытые сказки с начала начнутся,
И опять к берегам чужедальним уйдут корабли,
И опять из туманов к причалу родному вернутся.

Вновь в полях вволю щедрого солнца напьется зерно
И струей потечет на току земледельцу в ладони.
Вновь в воловьих мехах молодое забродит вино,
Чтобы жарко потом заалеть в золоченом ритоне.

Вновь в садах будут буйствовать бархатцы и резеда,
Провожая победным и пышным цветением лето.
И шепнут чьи-то нежные губы застенчиво: “Да!”
Чьим-то дерзким глазам, долго этого ждавшим ответа.

В ульях медом наполнятся соты, и вызреет хмель,
И багряно костры черноклена в лесах запылают,
И впервые украсит собой чей-то дом колыбель,
И у чьих-то ворот чинно сваты коней расседлают.

Будут плыть над замлевшей землей облака в вышине.
С моря ветром повеет - пьянящим, как крепкая брага...
И тогда ты опять постучишься в калитку ко мне -
Исходивший полсвета веселый, бесстрашный бродяга.

И поставишь свой посох неструганый рядом с крыльцом...
И к плащу, что пропах конским потом и горечью дыма,
Я со вскриком приникну зардевшимся мокрым лицом
И сквозь слезы невольные выдохну: “Здравствуй, любимый”...

ПАЛОМНИКИ
Вновь закат окрасил край небес
В золотой оттенок янтаря...
Слышишь? Шепчут нам река и лес:
“Знайте - вы сюда вернулись зря”.

Старый дом в лощине опустел.
Почернел от сырости фасад.
Бузина, лопух и чистотел
Задушили одичавший сад.

Над обрывом, в зарослях ольхи,
Догнила замшелая скамья,
На которой в сумерках стихи,
Помнится, тебе читала я.

Ветхий покосившийся забор
Сети ежевики оплели...
Что поделать... Смертный приговор
Годы этим стенам изрекли.

Здесь не вспыхнут окна никогда -
Ни во сне уже, ни наяву...
Но, как встарь, Вечерняя звезда
Нам в саду сияет сквозь листву.

На душе и горько, и светло.
Мой упрямый, боль свою умерь...
Не грусти. Пусть прошлое ушло,
Наше завтра будет ясным - верь...

СОЛНЦЕВОРОТ
По опушкам лесным разметалась вуаль горицвета...
Заалели в траве между пней огоньки земляники...
Снова с неба на землю сошло босоногое лето,
Подобрав до колен полы тонкой зеленой туники.

Синеглазое, статное, с косами цвета пшеницы,
В чародейном духмяном венке из тимьяна и мяты...
Снова ветер предутренний свеж, как вода из криницы,
И рассветы, как кровь, горячи, и червонны закаты.

Вновь на вырубках сонно под вечер урчат козодои,
И висит запах таволги в падях, повитых туманом...
Снова шрамы души, тяжко раненой черной бедою,
Окропил месяц липень целебным настоем медвяным.

Здесь, в краю, где дубравы светлы и прозрачны озера,
Где стволы красных сосен сочатся янтарной смолою,
Эти шрамы твои застарелые сгладятся скоро,
И золою забвенья подернется горе былое.

И поймут Тьма и Зло, что они тебя рано отпели,
А Унынье - что нет над тобою уже его гнета...
И воскреснешь душой ты, омывшись в волшебной купели -
В очищающем пламени Летнего Солнцеворота...



К содержанию || На главную страницу