Александр САНАКОЕВ

БРЕМЯ ЦЕПЕЙ

* * *
Не упрекай меня, отец,
Что Родине я песен не слагаю.
Ей чужеродный нужен ли певец,
Чья лира языка ее не знает?

На чуждом ли наречьи возгласить?
Боюсь, наградой будет укоризна.
Боюсь, в аккорд единый мне не слить
Двух слов священных: Родина, Отчизна.

И ныне, обретая отчий край,
Пронесся бы мой голос по крутизнам:
О Родина не отчая, прощай!
Привет, о неродимая Отчизна!

Но здесь, как там, иноязычья крест
Влачить свою я лиру обрекаю.
И ты не упрекай меня, отец,
Что я Отчизне песен не слагаю.
1991

ГРУЗИНКЕ
Быть может, не было любви,
И то, что нам казалось страстью,
Не встретив полного участья,
Затихло трепетно в крови?

Быть может, дружба двух сердец,
Подобно дружбе двух народов,
Во имя собственной свободы
Расторглась волею небес?

Быть может. Но как нам разбить
Союз, в котором от начала
Ни лжи, ни яда, ни кинжала
Нет, не было, не может быть!
1991

УЗЕЛ
С рассветом распустился узел жизни.
Когда ж он вновь затянется петлей,
Едино будет праху: вечер синий
Иль утро голубое над землей.

Не вспомнят нас, Землею усмиренных,
Сменившие в бессмысленной борьбе,
В которой ожидает Смерть сраженных,
А победитель Смерти ждет к себе.

* * *
Я теперь не люблю ночей...
Ведь на что же мне ночь годна,
Коль без серых твоих очей
Мне лишь серость ее видна?
И на что мне, без губ твоих,
Те, что пьют за меня до дна,
Если даже из нас двоих
Мне нужна только ты одна?

* * *
Кто тебя не узнал - проиграл, ты сказала.
Но и те, кто узнал, потеряли немало.
Кто мне разум вернет, что, как дым, улетел?
Кто мне сердце вернет, что к ногам твоим пало?

ДУША И ТЕЛО
Что мое тело? - глиняный комок,
В горниле Жизни выжженный страстями,
Челнок души, ветшающий с годами,
Иль без ключей ржавеющий замок.

И что душа? - свечи оплывший воск,
Мешками слез нависший под глазами,
Когда под вечер гаснет солнца пламень
И тело уж теряет прежний лоск.

Бессмертья не ищу, хочу признанья.
Блаженства если нет, приму страданья.
Я лишь молю: О, дайте догореть

Свече моей души до основанья,
И, слившись с плотью, умереть,
Коль жить нельзя в ней без скончанья.

* * *
Я ухожу, сомненьем выстлав путь,
И жалит спину твой укор нелестный.
Я слишком полюбил, чтоб обмануть,
Но не настолько, чтоб остаться честным.

* * *
Любовь, тайком придя, ушла и не сказала,
Скорбеть ли мне о том, что счастье миновало?
Возрадоваться въявь концу моих страданий,
Иль втайне сожалеть, что было их так мало?

Я ХОЧУ
О Саки! Утопить в твоей чаше страданий венец
            я хочу!
Либо в море хмельном утонуть, как неловкий пловец,
            я хочу!

Ты мне чашу забвения щедро, до края, налей.
Чтоб до дна оскудел моей скорби тяжелый ларец,
            я хочу!

Сколько сердцу плескаться в объятьях пустынных морей?
Чтоб его подобрала добытчица злая сердец,
            я хочу!

Не скрывать свою кровь от озлобленных взоров людей,
Либо кровью истечь за народ, как бесстрашный борец,
            я хочу!

На приветствия слышать приветствия прежних друзей,
Либо вовсе проститься со злом и добром, как мудрей,
            я хочу!

Если все, что хочу я, есть зло, - пусть я буду всех злей,
Ибо быть лишь собою самим, наконец,
            я хочу!

ЛЮБОВЬ И СВОБОДА
Нас пьянила лоз святая кровь,
Наши песни славились в народе.
Но томила сердце нам Любовь,
И душа мечтала о Свободе.

Цену ей измерил острый меч.
Но не стоит жертв завоеванье.
Что казалось предвозвестьем встреч -
Обернулось горьким расставаньем.

О борьбе восторженные сны
Задушила Родина в объятьях,
А ее беспечные сыны
Доживают жалкий век проклятья.

Нет давно волнения в крови.
Мчатся в жилах месяцы и годы.
И мечтает сердце о Любви,
Все еще не ведая свободы.

* * *
Сердце счастья взыскует извечно, о коем не ведает.
И хоть разум в погоне за правдой покоя не ведает,
Где начало у счастья, не знает, увы, Александр.
Где конец у страданий, увы, Санакоев не ведает.

* * *
Звук твоих не раздастся шагов,
не заскрипит дверца.
Но скажи мне, в какой из миров
Мне от тебя деться?
Если ты никогда не придешь
сердцем моим греться,
То скажи мне, когда ты уйдешь
из моего сердца?

* * *
Похищено бремя цепей - для Времени стражи нет.
В душе лишь осадок дней, в сердце следа же - нет.
В мире двум лгуньям обет вовеки не верить я дам:
Судьбе, если скажет “да”, и деве, коль скажет “нет”.

* * *
Когда к Нему мы воззовем,
Его познать решает Разум.
Когда Его мы познаем,
Познанья не вмещает Разум.
Когда мы думаем о Нем,
Нам лишь о том вещает Разум,
Как неразумно мы живем
И как нам жить мешает Разум.

* * *
Тот одинок, кто мир познал... Но, Боже!
Кто знает мир, тот знает правду тоже:
Жизнь средь людей - коварное точило
Для смертного, чей разум - меч без ножен.



К содержанию || На главную страницу