Наталья КОСТЕНКО

ПОЛНОЧНАЯ МОЛЬБА

* * *
Я бы утренним солнышком в сердце зажглась,
Я бы терпким вином по крови растеклась,
Осветила бы ночь путеводной звездой
И устам отдалась родниковой водой.
Я б скосила печаль тонким серпом луны,
Зазвенела  бубенчиком вдоль тишины,
Все невзгоды былые развеяла б в прах,
Через трепет ресниц бы просеяла страх,
Дивным сном обернулась и явью хмельной
И в открытые окна ворвалась весной.

…Но растаять мне тенью – на шаг отступи!
Нет неволи, любимый, в небесной любви.
19.05.1997 – 24.09.1997 – 17.11.1997


* * *
Где вы, мои лебеди, вы где? –
На чужой, на дальней стороне
Снится мне в лихие холода
Синь небес над белизной крыла,
И несется эхом в синеве:
“Где вы, мои лебеди, вы где?”
…Легким пухом тают на воде
Тысячи снежинок в декабре.
Стынь ложится на озябший пруд,
Ивы в серебре морозных пут
Тихо дремлют, и далек апрель,
Тот, что превратит их сон в капель.

Но замрет молитва на устах,
И с души исчезнет липкий страх
В день, когда вернутся по весне
Белой стаей лебеди ко мне.
14.03.1999


* * *
Соскользнуло солнце с ладони,
И пошли круги по воде.
За окном тополиные кроны
Растворились в июньском дожде.

Что же ты напророчишь мне, лето,
За пустынной придя весной?
Может, вновь не найду ответа
На извечный вопрос земной?

Может, снова скользить невидимкой
Среди шумной людской толпы
Иль в сиянье свечи былинкой
От полночной сгореть мольбы?

Или снова привычные рифмы
Повлекут за собой в хоровод,
И минует подводные рифы
В летних лужах бумажный мой флот.

Что же ты напророчишь мне, лето?
За июльской нещадной жарой
Мне мои близлежащие лета
Представляются жухлой травой.

Но трава с острым запахом сена
Зеленеет – лишь за полночь дождь,
Ты придешь и преклонишь колено,
Как поверженный каменный вождь.

И склоненная будет смиренна
В звездной пыли твоя голова.
К той любви, что зовется бессмертной,
Что сумеют добавить слова?
07.08.2001


* * *
Вся моя радость из черной тоски,
Новая юбка – старья лоскутки,
Храбрость ночная – на утро труха,
Святость моя – продолженье греха.
* * *
Задохнулся, вырвавшись на волю,
                        крик из глубины,
За сквозным окном томящей болью –
                        осени дожди.
Ими день с утра окутан
                        с неба до земли,
Семь дверей и след запутан –
                        солнце взаперти:
Сини очи – взмах! – сомкнуты,
                        руки сплетены,
Ваши мне блаженны путы,
                        огненные сны.
Только горкнет отблеск воска
                        в бешенстве крови,
Я ли это?! Ах, как жестко…
                        тише, подожди –
Догорает плоть на одре
                        пламенем любви;
Кто там, кто там в темном коридоре? –
                        скрип входной двери,
И звучат все ближе, глуше
                        чуждые шаги:
“Вы не ждали? – я по ваши души,
                        что не сберегли”.
03.10.1993


* * *
…И только неба лоскутки
                        сквозь зелень вишни.
В предсмертье пальцы-лепестки
                        хранят затишье.
Прозрачность век на синь души –
                        волна на разум,
Молитва светлая в тиши
                        сердечным спазмом.
03.06.1997 – 17.11.1997


К содержанию || На главную страницу