Олег КЕРТАНОВ

ЭССЕ НА ТЕМУ
«ОКОЛО ПРИРОДНОГО И
КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ»


Пролог

Вести о большом потопе
Разнеслись по всей пустыне.
Ждут, когда земля остынет,
Обнажив природы копи.

Ждут, когда земля напьется,
И поднимутся колосья
В радостном многоголосье
Тех, кто с гор седых вернется.


Часть Первая

Та природа, что в наследство не досталась нам от предков,
А любезно предоставлена потомками взаймы,
Скоро встанет, отряхнется, сбросит трубы и объедки
И покажет нам широкий силуэт своей спины.

Будет трудно достучаться до нее, но если сможем,
То не даст уже в макушку снова флаг себе вонзить.
Это все ребенку ясно, но не будут же вельможи
На «ребяческие мысли» клетки мозга изводить.

Интерес национальный был всегда первостепенным,
И у всяческих уступок есть незыблемый предел.
Для того же, чтоб достигнуть середины, несомненно,
Нужно, чтобы каждый алчность в своем сердце одолел.

Безответственности нимфа всех своей дурманит пляской,
Увлекает к водопою, в потребленья хоровод.
Жаль весьма, но очень скоро сад начнет менять окраску,
Русло высохнет и станет бледно-желтым небосвод.

Отвлечения на тему сада:
Праздник плодов созревших
И выдернутых стволов,
Гроздей отяжелевших
И задранных вверх голов.

Ртов хоровод бесконечный
Сливается в общую пасть,
И каждый хватает предплечья,
И каждый боится упасть.

Вырубка в полном разгаре,
Танец уже начался,
И сотнями гибнем в пожаре,
Новые бревна неся.

Но нет ведь углов у сада -
Есть только полюса,
И каждой новой поверхности рада
Утренняя роса.


Часть Вторая

Ментализма страж скалистый охраняет, не страшится,
Узкий вход к бурлящим водам бессознательности фиорда.
Но чем ближе вход, тем уже, и скалистый страж крошится,
И пространство заполняет гром отеческим аккордом.

Даже и при пониманьи чувственном законов жизни
Мало кто не допускает опрометчивых поступков.
Мозг и тело наши хрупки, а, по сути, и капризны.
Да и кто же не захочет впиться в бок тщеславья кубка.

Так оно или иначе, о наследии природном
Позаботиться способен только добрый человек,
И прирост таких зависит не от встреч международных,
А от атмосферы в семьях, будь то Рим или Певек.

Трудно научить благому в нервной сутолоке будней,
Если только в «лотерее» не достался ген добра.
Тяжело, но все же можно, избежать удела трутней,
Главное в узор вглядеться жизни пестрого ковра.
В размышленьях об узорах может послужить ответом
Комплексность, что с высоты нам даст увидеть красоту.
Точных дисциплин же грабли увлеклись отдельным цветом,
А классификаций грядки – расчертят и пустоту.


Часть Третья

Вера под собой имеет чувств и разума основу.
Мы же чаще то лишь ценим, в чем нас кто-то убедил.
Если будет так и дальше, то наследие, как слово,
Очень скоро будет значить – кто и сколько наследил.

Замкнут круг не в нашу пользу, но никто не озадачен.
Обложившись технобпагом, люди мякнут не спеша.
Возведен тотем уюта. В принципе, а как иначе?
Лишь бы не втоптать наследье под названием душа.


Эпилог

Вести о большом потопе
Разнеслись по всей пустыне.
Ждут, когда земля остынет,
И родит моря и топи.

Увлеченные леченьем,
Обожженные светилом,
Жаждут, чтобы охватило
Их бегущее теченье.

Предстоят еще им ломки.
Но они того не знают.
Очереди ожидают
Не рожденные потомки.



К содержанию || На главную страницу