Вадим КЕРАМОВ (Дагестан)

ДЕВОЧКА НА ВЕЛОСИПЕДЕ


*  *  *
Милое малое существо,
Так же, как ты, я люблю смотреть
В небо, где алое вещество
Нам предвещает смерть.

Эта венозная синева,
В вечном бою проливая кровь,
Предоставляет слова, слова,
Прежде чем ров.

И расстреляет на раз-два-три –
Кто из нас более виноват?..
– Ах, дорогой мой, смотри, смотри,
Как прекрасен закат!


* * *
Мгновения, годы, вехи
Нанизывая на нить,
Пока не закрыты веки,
Пытаешься соединить.

Идея повествования,
Связующее звено,
Итоги существования,
Соль мира, судьбы зерно –
Вопросы, одни вопросы…
Ответы всегда не те.
Последние папиросы
Докуриваешь в темноте.


ВОЗВРАЩЕНИЕ

Заря вставала над селом.
Дорогу ночью замело.
По снегу с голубым отливом
Иду я первым и счастливым,
И грач, танцуя головой,
Идет за мной, идет за мной.

Ни петухов, ни детворы,
Дома пустые и дворы,
И тишина неуловимой
Догадкой проплывает мимо…
Все выше поднимался день.
Скажи плетень, где твоя тень?

Здесь я родился, здесь я рос,
Здесь обернулся в полный рост
На путь проделанный никчемный:
Села глухого посреди
Я был один и не один,
Ведь он стоял, не уходил,
Клювастый, маленький и черный.


* * *
Воробей на скошенном лугу,
Твоей доле, твоему углу,
Потеряв и молодость и спесь,
Я пою завистливую песнь.

Ковыряй и шелести пока,
Клюв остер, пестры твои бока,
Ветерок прохладен, путь зернист,
Солнце прорывается в зенит.
Голоси вовсю, а уж потом
Обернется травушка котом,
Примет в крепкие объятия и – чик
Чик-чирик!


* * *
Надо мной без перемен
Листья не кружите –
Завещала мать в письме
Жить и жить и жить и...

Я забрел к вам подобрать
Слово среди прочих –
Рифмовать на «умирать»
Ничего нет проще.

Миллионы лет не врут
Истины простые:
Вспыхнули мы на ветру,
На земле остынем.


*  * *
Я вспоминаю вечер:
Повсюду таял снег,
Из-за угла навстречу
Мне вышел человек.

На перекрестке грязном
Мы разминулись, но
Большим блестящим глазом
Мне улыбнулся он.

Приятелей не помня
С мальчишеской поры,
Я, оглянувшись, понял
Значение игры.

Уже на горизонте
Мерцал, сбавляя шаг,
Пульсирующий зонтик
И крохотный пиджак.

Так в небо окунулась,
Причины утая.
Прошла и не коснулась
Чужая жизнь моя.


ПОБЕРЕЖЬЕ

Казалось, все открывает рот –
Чайки, дети, волны, суда,
До облаков громыхает грот,
Пенится небо, бурлит вода.

Сосредоточие всех стихий.
В тихую ночь, поутру,
Казалось, время читать стихи
Над водой, со скалы, на ветру.

Но замолкаешь, начав едва:
Теми же звуками полн
Рот, повторяющий слова
Вечнозеленых волн.


*  *  *
А помнишь, солнце у ворот,
Шумели облака...
Мы ели ягоды рот в рот
И на руке рука.

И врассыпную лес вокруг
Краснел, как первомай,
И ветер доносил с округ
Гульбу и перелай.

Места, где были мы одни,
Чертог любовный, где
Летели липовые дни
И плыли по воде.
* * *
Деревья шепчутся о чем-то о своем.
Для тех, кому ночами нездоровится,
Аллея разольется соловьем,
Прохожий остановится.

И высоко приветствует луна.
И клен, мой конь, ласкаясь,
                                           наклоняется.
И жизнь, казалось бы, допитая до дна
До края наполняется.



ДЕВОЧКА НА ВЕЛОСИПЕДЕ

Вечерами следил внимательно
За девочкой на велосипеде.
Она, должно быть, взрослая,
                                         учится в Педе,
Муж, если есть, – предприниматель.

Дело не в этом, а в том, что не спится
Ей, как и мне в эту ночь, и ветер:
Строка за строкой, спица за спицей –
Одни на всем белом свете.

...Время, скажу я вам, было славное.
Я много писал, как говорится,
Рука устала – это не главное,
Главное бы – не спиться
Теперь, когда ее не стало...


К содержанию || На главную страницу