Эльбрус СКОДТАЕВ

СТАРИК И ПЛЕТЕНЬ

ПЕРЕВОД С ОСЕТИНСКОГО В. ХАРЕБОВОЙ-ШВЕЦ


ХРУСТ СНЕГА

Снег под шагами первозданен,
Летит во тьму за хрустом хруст,
Но эти легкие созданья,
Когда остановлюсь – умрут.

Иду, усталость отгоняя
И не жалея ног неюных.
У хрустов нет души, я знаю –
Есть у меня – я не убью их.



ДЕРЕВО

Я придавлен застывшею кроной,
Изогнулся под ней на излом.
Странной тяжестью сердце огромно,
Приморожен я к почве стволом.

Я един с ледяными корнями,
Вместо кожи покрылся корой.
Я в плену, я прикован цепями
И, как дерево, сросся с горой.

Как мне жаль тебя, брат мой ветвистый,
От чего же твой лютый недуг?
Неподвижность тебе ненавистна
Или суетный топот вокруг?..


*  *  *
Мне нужна во Вселенной планета родная.
На Земле мне Россия нужна, как семья.
А в России – звезда осетинского края –
Ты, Дигория, мука и радость моя.

Я себя забываю в кругу домочадцев
И старинных знакомых в соседних дворах.
Ветви отчего сада мне в сердце стучатся,
Греет душу мне родина – Сурх-Дигора.

Мне нужна во Вселенной планета родная...


*  *  *
В нашем городе – бури,
Бег слепой. Песий фарш на дороге.
Вой последний из шкуры.
О грядущем тревоги.

Современности мерзость –
Размазня человечьего мяса…
Вот могила разверзлась
И глотает народные массы.

Полон вооруженьем,
Ненавистен ослепшему взору,
Этот мир не дает утешенья.
В чем найти мне опору?



УТРО

Заря в ауле –
Свежесть, свет!
Навек минули
Зло и смерть!
Ираф буянит –
Стон камней.
Вставай, селянин,
Жить сумей!

Деревья сглазить
Страшно мне…
Лед сонноглазый
В вышине…

Как ангел, светел
Ты лицом
В небесном свете,
Дигоргом!



ЛЮБОВЬ ЗВЕЗД

Наверно, есть у звезд любовное томленье,
Его еще зовут всемирным тяготеньем,
И не оно ли держит их на небесах…
Их чистая любовь проникнута смущеньем,
Сближенью звезд всегда мешает высший страх.

Быть может, мука та Земле посвящена?
Была звезда – из плена вырвалась она,
Дитя небес, чей чистый свет погас в пыли,
Была она в мгновенье испепелена,
Но удалось упасть в объятия Земли.

Еще была одна звезда, что взорвалась,
Спалила грудь ее немыслимая страсть,
И сердце вспыхнуло и разлетелось  в бездне,
Но свет его среди живых имеет власть,
Когда струится к нам из глубины созвездий.



БРОШЕННЫЕ АУЛЫ

Забыли птицы, как когда-то пели,
Здесь вечный сумрак, дождь больной.
В лесах предгорных горько плачут ели,
К земле придавлены судьбой.
Река взбухает, будто бы от взрыва,
В пещере мокнет сталактит,
И водопад бросается с обрыва…
Права природа, что грустит.

В ауле стонет скрипка – рвутся струны,
Дома разорены, пусты.
Старик, от одиночества безумный,
Оплакивает горные хребты.

Рыдает небо мутными слезами,
Стоит в ущелье крик глухой.
И ропот над могильными камнями:
Забыты горы – дом родной!



ПЕСНЯ ДЕВУШКИ

Приди ко мне, любимый мой,
И загляни в глаза,
Они всегда полны тоской,
Щека моя в слезах.

Не хмурься, друг мой, не сердись,
Я таю от огня,
Заплачь и ты, как я, в груди,
Не осуждай меня.

Ты видишь – я вздохнуть боюсь,
Мою почувствуй боль,
И ты поймешь, что эта грусть –
К тебе моя любовь.

Тебе со мною скучно, лень
Нарушить тишину…
Ты говоришь: «Туманный день,
Боюсь я, что усну…»

Я знаю – я не хороша. –
Вглядись в меня до дна –
Чудес полна моя душа,
Но не видна она.



СТАРИК И ПЛЕТЕНЬ

На проводах тоскуют птицы,
Колышется качелей тень,
С деревьев падают страницы,
Дед разбирает свой плетень.

Взор то и дело застывает,
Сердечной болью ноет грудь.
Плетень покорно умирает,
И время жизни не вернуть.

Старик костер сооружает
И жерди предает огню,
А сын, смеясь, кирпич сгружает
На смену старому плетню.



ГРУСТЬ

Как дряхлый ворон, истрепался год
И мерзлой каркает листвою,
В моих глазах – беспомощность сирот
От ржавых туч над головою.

Безрадостно смотрю я на людей…
Меня ты бросила, но все же,
Как от укусов ядовитых змей,
Есть от любви леченье тоже.


К содержанию || На главную страницу