Наталья КУЛИЧЕНКО

ОСЕННЕЕ НАСТРОЕНИЕ


ЛЕТО

Кружилось абрикосовое лето
Шмелиным роем в разноцветье трав,
Цикадами трещало до рассвета,
Сжигая ночи в солнечных кострах,

Макушку золотило прядкой светлой,
Крыжовником ссыпалось мне в ладонь,
К земле тянулось яблоневой веткой,
Прогнувшейся под тяжестью плодов,

Вареньями в тазу варилось медном,
Сушилось под навесом курагой
И складывалось в банки незаметно,
И таяло в начинках пирогов,

Засаливало овощи в кадушках,
Плясало средь капустной белизны
И хмелевыми гроздьями в подушках
Нас погружало в сказочные сны,

Болталось желтым раскаленным шаром
Среди густой небесной синевы
И донимало засухой и жаром
Цветы у дома и степной ковыль.
Лозою виноградною увенчан
Стал бесконечный августовский зной…
И фотоснимком был увековечен
Счастливый я – и лето за спиной!


ИЮЛЬ

Был зной напитан яблоневым соком,
Июльский ветер гроздья слив качал,
Жужжали пчелы над травой высокой,
И липло солнце жаркое к плечам.

Сияли купиной неопалимой
В лазурном небе маковки церквей,
И заплелись смородина с малиной,
Как Дама пики с Дамою червей.

Струились вниз березовые косы,
Варенья запах вился над двором.
И с гулким треском бились абрикосы,
Ложась в траве оранжевым ковром.

Гудело лето – в мухах и стрекозах,
Подсолнухи таращили глаза…
И мир вокруг был чуден и непознан,
Как и две тыщи лет тому назад.


ОСЕННЕЕ НАСТРОЕНИЕ

Жестянки листьев – в бесконечных лужах,
Березки-сестры заголили ножки,
А ветер рвет остатки летних кружев
И посыпает ржавчиной дорожки.

Занудный дождик сеет мокрой пылью
Добротно, густо, серо и коричнево.
Домашний лебедь взмахом мини-крыльев
Пытается вернуть себе величие.

А воздух – ароматный, дымный, вкусный,
Особенный: осенний, грустный, пряный…
Скорей бы снег. И елочные бусы,
И Новый год со старыми друзьями.


ЗИМНЕЕ НАСТРОЕНИЕ

Сгустилась в небе тьма,
    увязло солнце в ней,
Замерзшие дома
    разбросаны повзводно…
Бесснежная зима
    рисует на окне
Узоры – кружева
    в серебряных разводах.
Ах, как тоскуем мы,
    туманами дыша!
И полнится душа
    мечтаньями о чем-то…
В пенале у Зимы,
    исписаны, лежат
Лишь два карандаша:
    коричневый и черный.
А где же белизна
    расстеленных  ковров,
Из снега облака,
    лежащие на доме?
Воздушное, как в снах,
    пушистое добро
Не сыпется никак
    в раскрытые ладони.
Но снова рвутся вдаль
    озябшие сердца,
С метелями дружа
    так трепетно и нежно…
Пусть будет нам всегда
    загадочно мерцать
Зимы незримой шаг
    в одеждах белоснежных.


ЮЖНО-РУССКАЯ ОСЕНЬ

Сладким соком полна виноградная гроздь,
Ветер рвет облака, шаловлив и несносен,
Я ловлю на лету листопадовый дождь,
Зарываясь лицом в южно-русскую осень.

Я ласкаю глазами небесную синь
И домой не спешу из осеннего плена,
Я за ветром бегу, выбиваясь из сил,
Увязая в багряной листве по колено.

Окунаюсь, как в омут, в оранжевый сон
По крутым косогорам разостланных ряден,
И мое ликованье звенит в унисон
С ликованьем берез в златотканном наряде!

То огнем полыхнет, то возьмется золой,
То сольет воедино коричневый с медным…
Рассыпает монисто под старой ветлой
Разноцветная Осень в порыве победном.

Ей еще до морозов гулять и гулять
По окрестным лесам и желтеющим нивам
И в багровых закатах купать тополя,
И на алых восходах качаться лениво.

Бархатистая осень щедра и нежна,
Раздает нам червонное золото даром,
Как с картины сошедшая чудо-княжна
В одеянье до пят из парчи и муара.

А вокруг рыжий ветер вовсю кутерьмит,
Журавлиные крики все дальше относит…
Я пытаюсь поймать ускользающий миг,
Запрокинув лицо в южно-русскую осень.


АПРЕЛЬ

Разбавила весна сиренью акварель,
По улицам прошлась широкими мазками.
И солнечным дождем припал к земле апрель,
Ее одну любя и бережно лаская.

В зеленый сарафан принарядился сад,
Счастливая земля зашлась в весеннем гуле,
И купола деревьев взвились в небеса,
Как будто улететь готовясь в синь тугую.

Склонился солнца круг веснушчатой щекой.
От счастья опьянев, заголосили птицы!
И ластится апрель к моим ногам щенком,
И верится, что все еще осуществится.


УРАГАН

Метался ветер, будто пес цепной,
Бросался в грудь бумагой и щепою,
С оживших веток рвал наряд цветной,
К ним прижимаясь мокрою щекою.

Он бесновался! Гнул в бараний рог
Гордыню леса и скрипел стволами,
Он грозен был, неумолим и строг,
Он суд вершил над нашими делами!

Он гневной дрожью сотрясал дома,
Шрапнелью града разбивая стекла,
Он хриплым воем нас сводил с ума
В ночи сырой, расхристанной и темной.

Сшибались тучи лбами в вышине,
Скулили в страхе шиферные крыши,
И росчерк молний ярких на стене
Казался нам предупрежденьем Свыше…

Гром басовито расколол простор,
Опять блеснули молнии рогами, -
Возмездья апокалипсисный стон
Звучал набатом в реве урагана.


*  *  *
Солнце греет совсем по-весеннему
И, войдя в артистический раж,
Веселит изумрудною зеленью
Раннемартовский блеклый пейзаж.

Пахнет терпко-умиротворяюще
Клейких почек набухшая плоть,
И склоняется ликом сияющим
Над ожившей землею Господь.


К содержанию || На главную страницу