Борис Бероев

ГОРЫ - НАШЕ БОГАТСТВО

   Изучение  и  освоение природных ресурсов горных территорий  сегодня
приобретает особое значение во многих странах мира, поскольку  “Горные
территории  занимают  около 40% площади всего земного  шара.  В  нашей
стране  гористо  26% общей площади страны, причем  12%  приходится  на
горные  поднятия выше 1500 м. Более 20% населения бывшего СССР обитает
в горных районах” (Гвоздецкий, 1983, с.5).
   В  незначительной  по площади Северной Осетии горы  занимают  почти
половину ее территории.
   Кроме  того,  сегодня установлено, что “горы отличаются  от  других
территорий  по  истории их освоения и по особенностям возникающих  там
геосистем...  Горы  теперь  -  отсталый  тыл,  хитерланд  экономически
развитых  равнин. Однако ранее горы сыграли выдающуюся роль в развитии
общества и производства...” (Мягков, 1984, с.8).
   Сегодня   установлено,   что   благодаря   массовым   поисковым   и
исследовательским  работам в горных районах мира и  СНГ  зафиксированы
значительные запасы минерально-сырьевых, гидроэнергетических,  лесных,
пастбищных,  курортно-туристических и других  природных  ресурсов.  Их
народнохозяйственное освоение сулит колоссальную экономическую  выгоду
и высокие темпы социально-экономического и культурного развития горных
территорий,  которые в этом отношении, к сожалению, во многом  отстают
от равнины.
   Сегодняшняя  экономическая  отсталость  горных  районов   ведет   к
массовой  миграции населения на равнины. Проблемы, присущие и низинным
регионам  - рациональное использование природных и трудовых  ресурсов,
рациональное размещение социальной инфраструктуры, выравнивание уровня
жизни, охрана окружающей среды и т.д. - стоят здесь еще острее.
   Всем  известно, что в недавнем прошлом значительная  часть  жителей
Северной Осетии обитала в горах, где ценой колоссального труда  многих
поколений  были  созданы  жилые, хозяйственные  и  боевые  сооружения,
упорным  и  многолетним трудом были освоены склоны гор для выращивания
здесь   зерновых  и  овощных  культур,  картофеля  и  даже   плодовых.
Характерно, что в горной зоне в прошлом выращивался довольно серьезный
объем земледельческой продукции. Что касается животноводства, то это -
многовековая  форма хозяйственной деятельности в горах,  и  продукцией
этой    отрасли    горцы    удовлетворяли   не   только    собственные
продовольственные  нужды, но и вывозили в больших объемах  ее  излишки
для  торговли на равнинные территории Северного Кавказа и даже за  его
пределы.
   Но  ради  более успешного развития производительных сил в равнинной
части  республики с начала ХХ века несколько раз предпринимались  меры
on  переселению  горцев  на  плоскостные  земли  Осетинской  наклонной
равнины,  в результате чего появилось несколько довольно крупных  сел.
Часть переселенцев обосновалась в уже существовавших селах, в городах,
что,  безусловно,  дало  серьезный толчок  развитию  промышленности  и
сельского хозяйства нашей республики.
   Но   нельзя   забывать  и  об  отрицательных  последствиях   такого
миграционного  процесса.  Опустели  ранее  многолюдные  горные   аулы,
заросли   бурьяном   еще  недавно  радующие  глаз  террасные   посадки
картофеля, ржи, овса и других культур. Гораздо меньше стало на  горных
склонах  овец,  коз, коров, лошадей. И в то же время быстрыми  темпами
растут цены на сельскохозяйственную продукцию. Понятно, что продукцией
равнинной территории, где сосредоточены основные населенные пункты, мы
не  можем  создать продовольственное изобилие. Именно  поэтому  у  нас
значительный объем потребляемой продовольственной продукции приходится
на  долю ввозимой из других регионов России и даже из-за рубежа. То же
самое  можно сказать, что республика в значительных объемах использует
сырье  для промышленного производства, ввозимое извне при колоссальных
собственных ресурсах как в равнинной, так и в горной зонах республики.
   Задача  сегодняшнего дня требует научно-обоснованных путей  решения
дальнейшего развития и рационального размещения народно-хозяйственного
комплекса  нашей  республики  с  учетом горных  территорий,  поскольку
равнинная   часть   перегружена   как  производством   и   инженерными
коммуникациями, так и людскими ресурсами. Это обстоятельство  особенно
осложнилось в связи с наплывом большого количества беженцев  из  Южной
Осетии, внутренних районов Грузии, из республик Средней Азии, а  также
русскоязычного  населения соседних республик - Ингушетии  и  Чечни.  В
такой   ситуации   равнинная  часть  республики  не  может   нормально
удовлетворять  потребности  равнинного  населения,  а  поэтому  горным
территориям  следует  дать  вторую жизнь,  вернув  сюда  людей,  чтобы
освоить  природно-ресурсный потенциал гор для индустриальной, аграрной
и рекреационной форм хозяйственной деятельности.
   Следует отметить, что природные естественные богатства горной части
нашей  республики известны человечеству с очень давних времен. В  ряде
осетинских  сказаний,  в  древних летописях и во  многих  исторических
документах   многократно  упоминаются  большие  запасы   месторождений
драгоценных  металлов, наличие лечебных минеральных вод, благоприятные
природно-климатические  условия  для выращивания  большого  количества
сельскохозяйственных  культур, а также для  выращивания  и  содержания
домашнего скота, без продукции которого в горах жить невозможно.
   По  данным  грузинских  историков, первая  горно-рудная  разработка
серебро-свинцовых  руд в горах нашей республики  относится  к  периоду
царствования  Вахтанга I. Предания рассказывают также, что  осетинский
князь  Ос-Багатар  в  качестве свадебного  подарка  грузинской  царице
Тамаре  в  XII  века  направил два вьюка  чистого  серебра  из  своего
родового селения Нузала.
   Впервые  богатства  недр  горной  части  нашей  республики  описаны
известным  путешественником  и ученым Бахушти  Багратиони,  который  в
своих путевых отчетах рассказывает о залежах ряда цветных металлов,  о
целебных   минеральных  источниках,  дает  описание  районов  развития
горного животноводства.
   Затем  царское  правительство, заинтересованное  иметь  собственные
цветные  металлы:  свинец,  цинк, медь и серебро,  посылает  сюда  ряд
научных  экспедиций, которые неоднократно подтверждали  наличие  здесь
больших  запасов  руд  цветных  металлов.  Наиболее  достоверными   по
вопросам  рудных  залежей  были данные сибирского  рудознатца  Степана
Вонявина,  который  побывал здесь в 1768 году  по  поручению  царского
правительства.  Последующие экспедиции Батырева (1771-1774  гг.)  дали
исчерпывающий материал по вопросам срочного освоения этих ресурсов. Но
только  в  1853  году  в Осетии были получены первые  свинец,  цинк  и
серебро.
   В  наше  время  в  горной зоне Северной Осетии продолжились  поиски
полезных ископаемых новейшими способами, благодаря чему сегодня  здесь
открыты   Згидское,   Холстинское,  Буронское,   Фиагдонское   и   др.
месторождения,  которые  до недавнего времени давали  очень  серьезные
объемы руд цветных металлов. Характерно, что незначительная по площади
территории  и  населению Северная Осетия считалась  одним  из  ведущих
районов по добыче полуметаллических руд и по получению свинца,  цинка,
серебра,  большого  количества  сопутствующих  металлов  и  химических
продуктов.  Для  этого здесь имелись все условия: значительные  объемы
разведанного сырья в виде серебро-свинцовых руд, замечательные научно-
технические  кадры  с  крупнейшими в стране  Северо-Кавказским  горно-
металлургическим  институтом и Владикавказским  горно-металлургическим
техникумом.  В  те  же  годы формировалась и развивалась  материально-
техническая  база  как для горно-рудного, так и для  металлургического
производства с хорошей транспортной доступностью для перевозки сырья и
вывоза  готовой  продукции по всей стране и даже  за  рубеж.  В  таких
благоприятных условиях цветная металлургия становится самой  важной  и
главной формой специализации народного хозяйства республики.
   Но,  начиная  с  60-х  годов,  темпы развития  отрасли  значительно
снижены,  имеющиеся  в  Мизуре и Фиагдоне  обогатительные  фабрики  не
полностью  обеспечиваются  сырьем местной добычи,  а  поэтому  флагман
цветной  металлургии - завод “Электроцинк” работает большей частью  на
привозном сырье.
   Причина столь резкого снижения добычи местных руд - в низких темпах
геолого-разведочных работ. По мнению же многих специалистов,  в  горах
республики  не исчерпаны запасы руд цветных металлов. А другая  группа
ученых-геологов  считает  даже, что Северная  Осетия  -  перспективный
район  цветной металлургии со значительными запасами полиметаллических
руд.  Заслуживает  внимания  и такой резерв,  как  изучение  сланцево-
гранитной зоны в районе Садона-Унала, в междуречье Терека и Ардона. По
мнению  специалистов, здесь могут быть выявлены рудные тела,  особенно
на  участках Згид-Фаснал и Садон-Фаснал. Кроме того, геологи полагают,
что  не  до  конца освоено Дигорское рудное поле, в центральной  части
которого  (в Фаснале и его окрестностях) обнаружено более 250  выходов
руд и рудопроявлений. Здесь же, в Горной Дигории, западнее Фаснала, по
ущелью реки Биллягидона в 1934 году прослежены на 700-метровом участке
выходы  свинца  и цинка. Все эти обстоятельства подталкивают  к  тому,
чтобы  здесь  продолжить  геолого-поисковые  работы  уже  сегодняшними
передовыми  и новейшими способами. И это - спустя 60 лет после  первых
поисковых работ, потому что за столь большой период в мировой практике
появилось  очень  много новых методов разведки руд  цветных  металлов.
Ведь   созданные  промышленная  и  социальная  инфраструктуры  цветной
металлургии за более чем вековой период (впервые цветные металлы здесь
получены в 1853 году) никак не должны бездействовать.
   Кроме   того,  следует  активизироваться  в  делах   по   вводу   в
эксплуатацию  Джимидонского  месторождения,  где  разведанные   запасы
свидетельствуют о возможностях поднятия экономической эффективности  в
деятельности Садонского свинцово-цинкового комбината, а в  последующем
и  завода  “Электроцинк”. Думается, что в период  новых  экономических
реорганизаций  на  цветную  металлургию все меньше  внимания  обращает
руководство  республики, и это несмотря на то,  что  к  нам  завозится
очень большой объем сырья из многих мест СНГ и даже из ряда зарубежных
стран.
   По  мнению  большинства  специалистов, для  поднятия  экономической
эффективности старейшей отрасли народного хозяйства нашей республики -
цветной  металлургии  -  необходимо  также  активизировать  работу  по
извлечению  редких  металлов из отработанных шлаков  с  использованием
оставшейся  массы  в химическом производстве и строительной  индустрии
ради  освобождения драгоценных земельных ресурсов, которые в  условиях
нашей  республики составляют дефицит. Не до конца используются в  этой
отрасли  и  разработки  ученых СКГМИ и других научно-исследовательских
учреждений,   которые  специализируются  на  использовании   вторичных
ресурсов.  Свидетельство  тому тот факт, что  уже  ряд  лет  несколько
зарубежных  государств хотят закупить у нас “горы  шлаков”,  дымящихся
многие  десятилетия  рядом  с  заводом “Электроцинк”,  но  руководство
завода  на  это  не соглашается. Видимо, эти шлаки имеют  ценность,  и
поэтому их и не продают.
   Быстрыми  темпами развивается в республике добыча  нерудного  сырья
для  строительной индустрии и химического производства. Здесь наиболее
существенными  являются  показатели добычи  песчано-гравийных  смесей,
разработка  и  добыча  доломитов,  известняков,  суглинков,  кварцевых
песков,  кирпичных  глин  и  т.д. Наличие  такого  разнообразия  сырья
способствует интенсивному развитию строительной индустрии не только  в
нашей  республике,  но  и  по  всему Северо-Кавказскому  региону  и  в
близлежащих  местах  других экономических районов. Это  обстоятельство
особенно  важно для Северной Осетии, поскольку большой вывоз нерудного
сырья позволяет нам совершать бартерные сделки, которые сегодня просто
необходимы.
   Из  большого  разнообразия  нерудного  сырья  в  недрах  республики
особенно  серьезное  значение  в последние  годы  приобрели  доломиты,
разведанные  в колоссальных объемах в среднегорной зоне. Как  отмечает
известный    геолог-кавказовед   И.Н.Букановский,   “...    прекрасные
технические   свойства  осетинских  доломитов:   чистота   химического
состава,  благоприятные горно-технические условия его добычи позволяют
сделать вывод, что месторождение является ценнейшим в Союзе...”.
   Необходимость  организации  перевозки большого  объема  доломитовой
массы  по России (до недавнего времени доломит отсюда отправляли почти
по  100  адресам в Россию и за рубеж) создает серьезные трудности  для
работы  транспортных  средств, отрицательно  влияет  и  на  санитарное
состояние  и  экологию  города Владикавказа. Поэтому  в  перспективный
период,  не  снижая  темпов  разработки столь  необходимого  сырьевого
ресурса, следует организовать вблизи добычи доломита его переработку в
упакованном  виде  или  в  виде уже готовой  продукции  отправлять  по
адресам  спроса.  Это будет гораздо выгодней нашей  республике  как  в
экономическом  отношении,  так  и  в отношении  сохранения  нормальной
экологии и транспортных коммуникаций, которые в условиях нашего города
и республики работают с большими перегрузками.
   Особого  разговора  заслуживают наши запасы  по  кирпичным  глинам,
которые  используются  уже  более сотни лет,  хотя  у  нас  так  и  не
достигнуто  высокое  качество кирпично-черепичной продукции.  Убежден,
что это из-за халатного отношения к производству. Этим можно объяснить
тот   факт,  что  сегодня  у  нас  до  половины  выпускаемого  кирпича
составляет брак. Именно поэтому большинство кирпичных заводов работает
с  убытками, а необходимый кирпич для отделки наиболее важных объектов
мы  или  ввозим  из  других  регионов, или  получаем  от  одного  лишь
Зильгинского  завода,  который  выпускает  кирпич  хорошего  качества.
Видимо,  сегодня,  как  никогда раньше, настало  время  разобраться  с
качеством этой продукции, постоянно пользующейся спросом.
   Кроме  того,  по  нашему  твердому  убеждению,  мы  непозволительно
расточительны, ведь, имея серьезные запасы мергелей, наша республика в
больших  объемах завозит для своих нужд цемент издалека. Не  испытывая
нужды  в  сырье,  мы  в  связи с прогрессом в технологии  производства
строительных  материалов  могли бы производить  цемент  без  нарушения
экологических норм.
   В  больших  объемах ввозится в республику и отделочный  камень  для
облицовки  зданий  и сооружений. А ведь в нашей республике  открыто  и
изучено пять очень серьезных месторождений отделочного камня. И только
на  одном  из  них, на Попов-хуторе, организована добыча (известняки).
Этими известняками, кстати, отделана станция “Баррикадная” московского
метро.  Сейчас мало кто знает, что до революции прекрасными  мраморами
из Кассарского ущелья, что в Алагирском районе, отделывались здания  в
Москве и в других крупных городах России.
   Горные реки нашей республики испокон веков вращали жернова мельниц,
орошали  поля  зерновых,  овощных и других  культур,  их  водой  поили
домашний скот, по ним сплавляли лес, вблизи строились села. Но энергию
горных рек все же использовали недостаточно.
   Уже  в  конце XIX-начале ХХ веков на горных реках появились  первые
электростанции,   опыт   строительства  которых   быстро   перенимался
повсеместно  и уже к 20-годам ХХ века в горах Средней Азии  и  Кавказа
появились  довольно  мощные гидроэлектростанции.  В  нашей  республике
началом  гидростроительства можно считать создание  крохотной  ГЭС  на
реке  Садонке  южнее  поселка Мизур в Алагирском  ущелье.  Позднее,  в
начале  30-х  годов,  по  плану  ГОЭЛРО была  построена  Гизельдонская
электростанция,   которая,   давая   дешевую   энергию,   во    многом
преобразовала   нашу   экономику   и   быт.   Затем   были   построены
Владикавказская   и  Эзминская  ГЭС,  которые  еще   больше   улучшили
энергетическую оснащенность республики, подняв эффективность народного
хозяйства.  Но  все  же  это пока мизерная доля той  энергии,  которой
обладают  горные  реки нашей республики. Ведь сегодня наша  республика
производит  только  12-13%  той энергии, которую  она  потребляет  для
промышленных, сельскохозяйственных и бытовых нужд. Остальные 87-88% мы
получаем извне.
   Надо усвоить твердо, что в условиях новых экономических отношений в
любой  момент регионы-энергопроизводители могут отказать нам в  подаче
энергии  или  затребовать баснословные деньги. В этих  условиях  ничем
нельзя  оправдать то, что уже больше десятка лет ведется строительство
Зарамагской  ГЭС,  а конца работам пока не видно. А ведь  эта  станция
могла  бы решить многие проблемы энергетики, которые уже сейчас встают
в полный рост перед республикой.
   По  нашему  твердому убеждению, необходимо срочно начинать  решение
проблем  освоения  гидроресурсов таких рек, как  Терек,  Ардон,  Урух,
Фиагдон,   их   многочисленных  притоков,  именуемых  малыми   реками.
Незаслуженно  заброшена работа по строительству малых  ГЭС  на  горных
реках республики. Малые ГЭС сегодня в больших количествах строятся  за
рубежом,  как  экономически выгодные источники электрической  энергии.
Именно на малые ГЭС приходится до 25-30% получаемой энергии в развитых
странах.
   Старожилы помнят, что и в нашей республике было несколько малых ГЭС
в  Кора-Урсдоне, Дзуарикау, Архонке, Сунже и в других местах,  которые
еще  в  послевоенные  годы  обеспечивали наши  села  почти  бесплатной
электрической  энергией.  Но в погоне за  гигантскими  ГЭС  эти  малые
станции  были  заброшены. Лишь чудом сохранившаяся Беканская  ГЭС  уже
несколько раз окупила свою стоимость.
   В  мировой  практике это малые ГЭС считаются наиболее рентабельными
вследствие низкой себестоимости электрической энергии - всего  0,6-0,8
копейки  за киловатт/час в ценах 1990 года. Кроме того, малые  ГЭС  не
требуют  больших капиталовложений, их строительство не требует сложных
строительных  механизмов, экология от них не страдает. Весьма  скромны
также  сами затраты на строительство малых электростанций. Так,  малая
ГЭС  мощностью  в  одну  тысячу киловатт сможет  полностью  обеспечить
электрической  энергией  населенный пункт с  населением  в  7-8  тысяч
человек.  Для  успешной  же работы малой ГЭС необходимо  иметь  расход
всего 10 кубометров воды за секунду. Положительным можно считать и то,
что  малые ГЭС не затапливают больших площадей земель, что очень важно
в  условиях малоземелья гор. Следует отметить еще и то, что малые  ГЭС
при  строительстве  и эксплуатации не требуют прокладки  дорогостоящих
подъездных путей, которые, как правило, пагубно влияют на экологию той
местности, где сооружаются малые ГЭС.
   Учитывая  сложности  в  современном  строительном  комплексе  нашей
республики, видимо, в ближайшее время нам трудно придется  с  решением
наших  энергопроблем  за  счет  ГЭС-гигантов,  и  поэтому  уже  встает
необходимость перейти к возведению комплекса малых ГЭС в предгорной  и
горной зоне.
   Говоря  об  энергопроблемах, следовало бы  соответствующим  научным
силам  республики  решить  в конце концов вопросы  использования  силы
ветра,  тепла подземных вод, а также более активно осваивать  нефтяные
запасы республики, о которых мы пока только говорим. Надо помнить и  о
том,  что  солнечная  энергия активно используется  в  более  чем  100
странах мира. Мы же имеем в ряде мест республики до 300 солнечных дней
в  году.  Не  обязывает  ли  это  нас  обратить  внимание  и  на  этот
энергоресурс, экологическая частота которого просто идеальна?
   Рассказывая о минеральных ресурсах наших гор, нельзя не вспомнить о
колоссальных запасах разведанных минеральных вод, которые пока лишь  в
мизерных  объемах  используются нами. Сегодня на  геологической  карте
Северной  Осетии  значится около 300 выходов  минеральных  вод  самого
различного  химического  состава. Это  очень  много.  Ни  один  регион
Северного  Кавказа  и  России  не  может  похвалиться  столь   большим
количеством и разнообразием минеральных вод. При разумном подходе к их
рациональному  использованию наша республика могла  бы  иметь  высокие
валютные   поступления  и  широко  развитую  сеть  санаторно-курортных
учреждений.
   Сегодня  же  лишь  4  санатория работает  на  базе  наших  лечебных
минеральных  вод,  столько  же  источников  используется  для  розлива
минеральной  воды, потребляемой в нашей республике и в других  районах
России.  Но  это  капля  в  море. Северная  Осетия  располагает  всеми
условиями   для   предпринимателей  по-деловому   заняться   хозяйским
использованием богатейших минеральных вод нашей республики.
   Давнюю  историю имеет и лесопромышленное использование растительных
ресурсов.  Началось  это  с  использования  леса  как  топлива  и  как
строительного материала при возведении жилья, хозяйственных  и  прочих
помещений.  Уже  в  более близкие к нам времена  значительные  площади
лесов  были  уничтожены  в связи с развитием  цветной  металлургии.  В
послевоенные   же  годы  в  республике  развернулись   очень   большие
лесозаготовительные работы, и объемы вырубаемой древесины достигли 440-
480  тыс.  кубометров  в год. Это не могло не сказаться  на  природном
комплексе  нашей  республики и всего Кавказа в виде уменьшения  уровня
воды  в реках, эрозии склонов, сокращения количества диких животных  и
рыбы.
   Однако   в  последние  годы  значительно  упали  объемы  вырубаемой
древесины,  в  связи с чем возросли другие функции  леса:  сбор  ягод,
лекарственных  трав,  грибов, орехов, медосбора  и  т.д.  Из  большого
разнообразных  функций  нашего  леса особо  хочется  сказать  о  сборе
лекарственных  трав  и дикоплодовых ягод, которые  сегодня  нам  очень
нужны  из-за  нехватки  химических  лекарственных  средств  вследствие
малого объема выращиваемой плодовой продукции в аграрном комплексе.
   Надо  ли  объяснять,  что дикорастущие ягоды и  плоды  экологически
чисты  и имеют высокие лечебные свойства? Так, горная брусника успешно
лечит  ревматизм,  ее листья и ягоды используются в народной  медицине
для  приготовления  более  десятка лечебных препаратов.  В  плодах  же
горной   черники   много  фосфора,  лимонной   и   яблочной   кислоты,
тростникового  сахара.  Кроме  того,  наши  леса  изобилуют   калиной,
облепихой,  шиповником и прочими дарами леса, которые  используются  в
пищевой  и  консервной  промышленности.  Здесь  уместно  сказать  и  о
черемше,  которая  заготавливается, консервируется  и  отправляется  в
северные   районы,  как  очень  важный  продукт  питания   с   большим
содержанием естественных витаминов.
   Но  разве  можно пренебречь и тем, что горная и высокогорная  части
нашей республики - это прекрасные кормовые угодья для общественного  и
частного  скотоводства, особенно так называемые  “овечьи  пастбища”  в
горной Туалии, в Куртатинском, Дигорском, Гизельдонском, Санибанском и
других   ущельях.   В  50-е  годы  только  в  Алагирском,   Ардонском,
Пригородном и Ирафском районах содержали на этих пастбищах  около  240
тыс.  голов  овец.  Сейчас же эти показатели в несколько  раз  меньше.
Почти  на  26,5 тыс. га снижены площади естественных горных пастбищ  и
сенокосов из-за неправильной их эксплуатации в последние годы, хотя мы
и  располагаем научно-обоснованной методикой по организации  ухода  за
естественными сенокосами и пастбищами, которая разработана учеными НПО
“Горное”    и    опробовано   в   опытно-производственных   хозяйствах
“Михайловское”  и  “Ольгинское”.  Нелишне  отметить,  что   этими   же
рекомендациями   пользуются   в  горных  животноводческих   хозяйствах
соседних   республик  и  краях  Северного  Кавказа  с  более  высокими
показателями в общественном животноводстве.
   Сейчас  наиболее легкодоступные пастбища перегружены, дерн  на  них
выбит, отмечены случаи эрозии. При столь интенсивном использовании без
последующего ухода за такими пастбищами теряется много фосфора, азота,
калия,  которые  сами не восстанавливаются, если  их  периодически  не
вносить для поддержания травостоя. Со временем эти угодья вовсе  могут
исчезнуть из-за резкого падения их эффективности.
   В  то  же время специалисты отмечают, что мы располагаем совершенно
нетронутыми  пастбищами,  которые  не  используются  из-за  отсутствия
элементарных  троп  и  дорог. Только в высокогорной  части  Дигорского
ущелья по этой причине не используются сенокосные угодья и пастбища  в
урочищах  Хур,  Ахсинта,  Туман  и Байгуран.  А  богатейшие  кормовыми
травами  урочища  Кабанта и Угардан так и остаются недоступными  из-за
отсутствия мостов через горные потоки и реки.
   Пример  горных  колхозов Ирафского района “Ираф”  и  им.Калинина  -
убедительное  подтверждение  тому,  что  если  ухаживать  за   горными
кормовыми  пастбищами, от них можно получить высокие  урожаи  кормовых
трав.  Так,  на  небольшом 140-гектарном участке здесь  убрали  камни,
внесли  удобрения,  в  жаркие летние дни  организовали  полив,  что  и
увеличило урожай сена в три раза. А если обрабатывать подобным образом
половину горных сенокосов? Тогда, видимо, не будет нужды в кормах  для
зимнего  содержания  большого поголовья мелкого  и  крупного  рогатого
скота.
   Горное   животноводство  во  все  времена  считалось   экономически
выгодной  отраслью  хозяйственной специализации, поскольку  в  течение
почти   полугода   скот  находится  на  подножном  корме.   Отсюда   и
преимущества  горного  животноводства  перед  равнинным.  Ведь  многие
растения   здешних   пастбищ  имеют  различные  сроки   созревания   в
зависимости от высоты местности, характера освещения склона, крутизны.
А  это значит, что если перегонять животных из одной зоны в другую, то
можно  продлить  сроки выпаса. Пользуясь такими особенностями  горного
животноводства, в соседних с нами республиках добились  увеличения  на
60-70%  привесов  и  значительных надоев молока за 3-4  летних  месяца
содержания животных  на летних пастбищах. Имеют  место  случаи,  когда
пастбищный  сезон продлевается до 5 месяцев, если разумно пользоваться
особенностями созревания горных кормовых трав.
   Характерной  особенностью горного овцеводства является его  высокая
рентабельность.  По  данным  ВАСХНИЛ, доходы  от  горного  овцеводства
неизменно  составляют  до  30-40% доходов  от  всего  производства.  В
отдельных   же   специализированных  овцеводческих   хозяйствах   этот
показатель  доходит до 90 процентов. Из полученного в горных  условиях
мяса  до 40-45% приходится на долю баранины, значительны также  доходы
от шерсти, кожи, а в иных хозяйствах и от овечьего сыра.
   Для  нашей  республики сегодня особо важное значение  имеет  вопрос
породного  состава овец и крупного рогатого скота. Специфичные  горные
склоны,  резкие  колебания температуры воздуха, поздние  потепления  и
ранние  холода хорошо переносят грубошерстные кавказские породы  овец,
отдельные   низкорослые  породы  крупного  рогатого  скота,  поголовье
которых следовало бы увеличить для большей эффективности общественного
животноводства.  Кроме того, в нашей республике  несправедливо  забыты
высокоэффективные в условиях гор козоводство и коневодство. По примеру
Карачаево-Черкесии  следовало  бы увеличить  поголовье  высокодоходной
породы овец горный корридель с высокими экономическими показателями.
   А  горное  садоводство? Плоды и ягоды, выращенные  в  предгорной  и
горной зонах, более морозостойки и значительно лучше хранятся в зимний
период,  чем  сорта  равнинных пород. Плодовые  насаждения  на  горных
склонах  можно орошать водами местных родников и горных рек,  в  горах
есть  условия и для подкормки их удобрениями. Характерно,  что  горные
сады   в   нашей  республике  имелись  уже  в  XIX  веке  в   селениях
Куртатинского,  Алагирского, Кобанского и в  других  ущелий.  Особенно
славились  высокими урожаями фруктовые сады Зинцара  и  Унала,  что  в
Алагирском ущелье. Со временем из-за плохого ухода эти сады  пришли  в
упадок. Лишь на небольших участках они до сих пор плодоносят.
   Жаль,  что  при  довольно  больших  площадях  склоновых  земель  их
освоением для целей плодоводства занимаются малое количество  хозяйств
в  нашей республике. В этом вопросе заслуживает одобрение деятельность
совхоза  “Раздзог”.  Здесь  в 1977 году начали  нарезать  террасы  под
посадки  фруктовых  деревьев. Уже через три года  был  получен  первый
урожай,  который  оказался настолько рентабельным, что  в  последующие
годы  склоновыми  садами здесь заняли площадь  до  600  га.  Ежегодные
доходы от каждого гектара склонового сада намного превысили показатели
равнинных садов. Такой хозяйственной деятельностью могли бы заниматься
в  Кировском, Правобережном, Дигорском и Ирафском районах.  По  мнению
специалистов,  только на землях этих районов на территории  Кабардино-
Сунженского хребта без особых подготовительных работ можно в ближайшие
годы увеличить площадь склоновых садов до 15-25 тыс. га.
   Не  следует  забывать  и  того, что горная часть  нашей  республики
обладает   уникальными  эстетическими  ресурсами  благодаря   удобному
географическому  положению нашей республики  на  юге  России,  наличию
большого    количества   природных,   исторических   и   архитектурных
достопримечательностей.  Недаром  Северная  Осетия  с  давних   времен
считается важным районом для развития туризма, альпинизма, здравниц  и
т.д.
   В  пропаганде  достопримечательностей нашего  края  серьезную  роль
сыграли ученые-кавказоведы, которые в период своих научных путешествий
в  горах  Осетии сказали очень много добрых слов о красотах и памятных
местах.  Это  после  них с начала XIX века сюда  устремляется  большой
поток любителей горной природы и путешествий.
   После  многократных  путешествий по Кавказу  основатель  Батумского
ботанического  сада, известный географ-кавказовед  А.Н.Краснов  писал:
“...   Военно-Осетинская  дорога  представляет  громадное   количество
интересных объектов для наблюдения и таких, какие нельзя проследить ни
на  одном  из других кавказских маршрутов. И в эстетическом  отношении
эта  дорога  не представляет желать ничего лучшего...”  Эти  и  другие
высказывания  о Военно-Осетинской и Военно-Грузинской дорогах  сделали
их  известными всему миру, вследствие чего сюда устремляется  огромный
поток  любителей  кавказской природы. Северная  Осетия  и  ее  столица
Владикавказ становятся началом многих путешествий по Кавказу.
   Многочисленные  туристы,  экскурсанты, альпинисты,  горнолыжники  и
просто  любители  отдыха  на лоне природы полюбили  наш  край  -  край
величественных  снежных вершин, бурных и стремительных  рек,  пенистых
водопадов,  заповедных  смешанных лесов,  альпийских  и  субальпийских
лугов,  край  красоты. Благодаря этому, горы нашей  республики  -  это
настоящее  раздолье для развития спорта, лечения, отдыха и  пропаганды
знаний. Здесь мы имеем богатейшие условия для организации обслуживания
не  только российских туристов, но и иностранцев, что обещает  хорошие
валютные  поступления в бюджет республики. Ведь не секрет, что  многие
зарубежные  государства с горными территориями  получают  значительную
часть   своего   национального  дохода  от   туризма,   альпинизма   и
горнолыжного  спорта.  Эта  форма  использования  малоудобных   горных
территорий под другие формы деятельности - будущее нашей республики. А
если  добавить  к  этому наличие очень большого разнообразия  лечебных
минеральных  вод,  то можно сделать вывод о колоссальных  возможностях
для   развития  санаторно-курортного  лечения,  туризма,   альпинизма,
горнолыжного спорта и т.д.
   Весьма перспективны также возможности горной части нашей республики
для  любительских форм деятельности, которые в условиях нашего  южного
географического расположения могут иметь существенное значение как для
местного  населения,  так и для гостей из России и  зарубежных  стран.
Здесь  наиболее удобно развивать любительское рыболовство, промыслово-
охотничью   деятельность,  пчеловодство  и  т.д.  Уверен  -   найдутся
поклонники  таких  форм использования гор, что в значительной  степени
поднимет эффективность землепользования в горах.
К содержанию || На главную страницу