Залина КАНУКОВА

ДОСУГ В СТАРОМ ВЛАДИКАВКАЗЕ

 
   Сегодня  мы  занимаем городское пространство,  освоенное  нашими
предшественниками  в  прошлом  веке.  Кто  они,  горожане   старого
Владикавказа?  Какие способы жизнедеятельности и  формы  жизненного
уклада   имели?  Каким  было  их  мировидение,  что  ценили,   чему
радовались, как проводили свое досужее время? Ведь структура досуга
является  показателем  уровня социокультурного  развития  общества.
Несмотря  на  ограниченность подступов к проблеме и фрагментарность
основного источника – местной прессы, попытаемся воссоздать картины
повседневности старого города.
 Во  Владикавказе поселялись люди многих национальностей,  носители
разных   этнокультурных  систем,  со  своей  традиционной   моделью
проведения досуга, которая подвергалась трансформационным процессам
под   воздействием  множества  факторов.  Важнейшими  из  них  были
урбанизация,  быстрое  капиталистическое  развитие  города  и  меж-
этническое  общение. Городская культура вбирала в  себя  инновации,
транслируемые  с Запада и из российских столичных центров.  Местный
владикавказский  культурный  комплекс  был  достаточно  развит  для
воспроизведения столичных культурных форм.
 Досуг  горожан  был  организован по клубному  принципу.  В  городе
существовало  четыре клуба – дворянский («общественное  собрание»),
коммерческий,  чиновничий  и  клуб  приказчиков.  Такая   структура
позволяла  не  только  проводить  время  в  «своем»  кругу,  но   и
удовлетворяла культурные потребности различных групп  населения.  В
клубах  устраивались  танцевальные  вечера.  Этот  вид  развлечений
перешел  в городскую среду из быта крепости: в доме коменданта было
принято  устраивать  балы.  В городе сложилась  традиция  открывать
танцевальный   сезон   балом.  Особенно  роскошным   бывал   первый
танцевальный  вечер  в дворянском клубе. Летний танцевальный  сезон
заканчивался 16 сентября, а зимний открывался 8 ноября. Со временем
появилась  еще одна традиция: все городские мероприятия завершались
танцами   –  европейскими  и  «туземными».  Осетинские,  армянские,
грузинские  и  другие  танцы устраивались  на  вечерах  и  народных
гуляниях  местными национальными общинами. Это был один из немногих
этнически маркированных элементов городского досуга. В 1880-х годах
в  городе  действовал  специальный  Совет  распорядителей  семейно-
танцевальных  вечеров.  В  1884  году  газета  «Терские  ведомости»
поместила  такую  заметку: «Недавно столичные  газеты  сообщали  из
Петербурга,  что  там  в  последнее  время  устраивается  ежедневно
поражающее   число  балов,  танцевальных  вечеров  и  пр.,   причем
официально дозволенных – до 40 ежедневно. Владикавказ, по-видимому,
тоже,  кажется, не хочет отстать в этом отношении от  Петербурга...
танцевальные и музыкальные вечера сменяются одни другим» (ТВ, 1884,
№11).  В  клубах часто проводили маскарады, костюмированные вечера,
концерты, лекции. Там играли в карты, лото, просматривали газеты  и
журналы.   Женщины  устраивали  занятия  по  рукоделию.  В   городе
сложилось  обыкновение организовывать домашние  (семейные)  вечера,
наносить  взаимные  визиты.  Мужская  часть  состоятельной  публики
проводила  время  за  игрой в кегли и бильярд в престижных  частных
заведениях.  Одно  из  них располагалось по ул.  Московской,  возле
немецкой  фирмы  Schuzenhaus. В старом  городе  развивался  элитный
досуг.  Активно  работало  общество  любителей  французского  языка
«alliange  Francaise». Общество имело свою школу, клуб, библиотеку,
детский  сад. Все они располагались по улице Сергеевской, а крупные
мероприятия  проводились  в  дворянском клубе.  Часто  устраивались
французские  вечера. Описание одного из них сохранилось  в  местной
прессе.   Программа  вечера  включала  два  спектакля,   концертное
отделение,   парижское  кабаре,  лотерею-аллегри.  На   русском   и
французском  языках были исполнены пьесы с участием  любителей  (из
них особо выделялись А.А. Туганов, Л.И. Огиннская, Е.О. Лилина).  В
программу  входила и выставка картин местных художников, многие  из
которых продавали свои работы в пользу французской школы (ТВ, 1909,
№9).
 С  развитием города происходило становление форм высокой культуры,
первыми  потребителями  которой были  представители  интеллигенции.
Формировалась  социальная  и культурная инфраструктура,  появлялись
стабильные  институциональные формы. Одной из них стал  открытый  в
1869  году  городской театр, старейший на Северном Кавказе.  Как  и
другие  провинциальные театры того времени, он не  имел  постоянной
труппы.  Здание  театра арендовали у городской думы сменявшие  друг
друга   антрепренеры.  Посещение  спектаклей  стало  частью  досуга
городской элиты. Эта престижная форма времяпрепровождения  была  не
доступна простым горожанам из-за высокой стоимости билетов. В конце
1890-х   годов   городской  театр  дал  несколько  спектаклей   для
малоимущих горожан за небольшую плату. Городская дума даже  ставила
вопрос  о  включении  в  бюджет  определенной  субсидии  театру  на
устройство  таких  спектаклей, но гласные думы  не  поддержали  это
предложение,  полагая,  что деньги следует  использовать  на  более
важные  дела.  Уже  в  1870-х  годах  современники  отмечали,   что
благотворительные  спектакли  «решительно  вошли   в   моду»,   что
ставились  они  почти ежедневно, что театральный  сезон  прерывался
только   Великим   постом  (статьи  неофициальной  части   «Терских
ведомостей»,  1870,  с.3).  Большим  праздником  для  горожан  были
гастроли артистов, проезжающих через Владикавказ в Тбилиси.  Особое
впечатление   на   публику  произвели  гастроли   балетной   труппы
Варшавских  театров под управлением директора Шановского,  гастроли
малороссийских трупп С. Глазуненко и Д. Гайдамаки. В начале  1880-х
годов  в театре работала новая драматическая труппа под управлением
М.  Горского.  Бенефисы  профессиональных  актеров  собирали  массу
публики.  Однако  редкая постановка обходилась без участия  местных
любителей, среди которых были свои знаменитости и любимцы  публики.
Особым  почитанием горожан пользовались любители Атаров,  Аптекман,
Труффи.   Именно   любительские   спектакли   чаще   всего   бывали
благотворительными.  Они  устраивались в пользу  городских  приютов
престарелых, увечных, душевнобольных, детских приютов. В 1889  году
«Терские   ведомости»  отмечали,  что  «в  отношении   общественных
развлечений  истекший  год отличался от  предыдущих  лет  тем,  что
вместо  опереток, успевших уже надоесть многим театралам, на  сцене
нашего театра появилось товарищество артистов, идут драмы и комедии
с  весьма  удачным подбором драматических сил» (ТВ,  1889,  №1).  В
начале ХХ века театральная жизнь города заметно оживилась. Дирекция
В.Ф.  Аничковой-Ивановой часто организовывала гастроли малоросского
театра, в городе побывало товарищество артистов императорских Санкт-
Петербургских  театров,  бенефисы  известных  актеров   восторженно
воспринимались публикой. В среде учащейся молодежи появилось  новое
развлечение   –  устройство  домашних  спектаклей.  По  театральным
постановкам многие горожане знакомились с произведениями русских  и
зарубежных классиков.
 Городской  театр способствовал появлению осетинского,  армянского,
грузинского,  еврейского драматических кружков.  Кроме  культурного
просветительства,   они   выполняли  и   функцию   внутриэтнической
коммуникации, удовлетворяя потребности людей в земляческом общении,
что   было   особенно  актуально  в  условиях  иноэтничной   среды.
Осетинский кружок любителей театрального искусства ставил спектакли
на  осетинском и русском языках. Особой популярностью  пользовались
драма   «Хазби»   (сочинение  Е.  Бритаева),  оперетка   «Фаризат»,
(сочинение А.З. Кубалова), «Дети гор» Д. Кусова, «Осетины в России»
Б.  Хубаева и др. В местной прессе эти постановки получили  высокую
оценку.  Они  устраивались в благотворительных целях: для  создания
фонда  по  изданию газеты на осетинском языке, для оказания  помощи
местной   молодежи,   обучающейся  в  России   и   т.п.   Спектакли
сопровождались   декламацией  стихотворений,   танцами,   лотереей-
аллегри,  летучей  почтой и другими современными формами  городских
развлечений.    Осетинский    драмкружок    пользовался     большой
популярностью  среди  горожан, съезжались на спектакли  и  сельские
жители.  В  1909 году Х. Дзасохов обратился к начальнику области  с
ходатайством  о разрешении сформировать осетинскую труппу,  которая
бы  давала спектакли по всей Осетии. А священник Цомаев в 1913 году
просил  Управление железной дорогой разрешить осетинским  любителям
проехать на гастроли в Ростов. Эти предложения не нашли поддержки.
 В  армянском  драматическом кружке наряду  с  местными  любителями
периодически  работали  и  профессиональные  актеры  –   Сардарянц,
Зарифян,   Г.  Абрамянц.  С  их  участием  были  поставлены   самые
популярные  спектакли «Шушаник», «Борьба армян с персами»,  комедия
«Хатабала», водевиль «Особый вечер в деревне». Постановки проходили
в церковно-приходском училище, в доме горожанина Киракозова, иногда
–  на  сцене  городского театра. Вырученные средства использовались
армянским  благотворительным обществом.  Еврейское  общество  также
организовало  любительский театральный кружок. На  еврейском  языке
были  поставлены  драма  «Жертва Исака»,  «Мирра  Эфрос»,  водевиль
«Поздравляю»,  часто  разыгрываемый  еврейской  молодежью.  Большая
часть  спектаклей была устроена на русском языке, по  произведениям
Лермонтова,  Чехова. Кружок имел большую зрительскую  аудиторию.  В
городе  были достаточно популярны и грузинский любительский кружок.
В   большом   просторном  зале  грузинского  училища  масса   людей
собирались  на  спектакли. В дивертисментах выступали  и  забавляли
публику рассказами и сценками из народной жизни известные горожанам
господин Казбек, К. Кахиани, О. Сараджев.
 Таким  образом в традиционную структуру досуга национальных  общин
внедрялись элементы городской культуры.
 В  1882  году во Владикавказе был создан кружок любителей  музыки,
состоявший  из  оркестра  и  хора.  Кружок  видел  свою  задачу   в
устройстве  музыкальных вечеров. «Терские ведомости» отмечали,  что
«в   оркестре  оказалось  много  опытных  и  даровитых  музыкантов,
обладающих   хорошей   техникой  и  экспрессией...   эффект   вышел
громадный,  публика  просто бесновалась от восторга...  не  хватало
стульев,  большинство стояло плотной стеной позади и  по  сторонам,
запрудив  все входы в залу» (ТВ, 1883, №4). «Настоящим  праздником»
для  местных меломанов стали гастрольные концерты известной актрисы
А.Г.  Меньшиковой в 1883 г. Очевидно, старовладикавказская  публика
была  довольно  разборчивой, в 1884 году концерт  братьев  Шварц  с
участием    разрекламированной   «знаменитой»   певицы    Коханоска
закончился   полным  провалом.  Зрители  остро   отреагировали   на
непрофессионализм актеров (ТВ, 1884, 67). Однажды в город съехались
сразу две знаменитости – виолончелист Д. Поппер и Д.А. Славянский с
хором.  Городская элита предпочла виолончель, зал  был  переполнен.
Славянский  также  набрал  массу  зрителей,  особенно  из  учащейся
молодежи.  В местной прессе зафиксированы и факты срыва  концертов.
Известно, что в мае 1894 года Ф. Шаляпин ехал из Тифлиса в Москву и
по дороге хотел дать концерт во Владикавказе. Он не смог продать ни
одного билета. Шаляпину было тогда 19 лет, он имел творческий успех
в  Тифлисе,  но  местная  публика о нем не знала.  После  этого  Ф.
Шаляпин  не раз бывал в городе с концертами (в 1916 году  на  сцене
городского  театра  он  играл  роль  Ивана  Грозного  в   спектакле
«Псковитянка»), и владикавказцы реабилитировались перед  знаменитым
певцом, восторженно его приветствуя.
 Со  временем  городской кружок любителей музыки был  реорганизован
во  Владикавказское отделение императорского музыкального общества,
которое   устраивало  концерты,  вечера  камерной  музыки.  Большой
популярностью пользовались симфонические концерты оркестра Терского
казачьего  войска  под управлением И. Труффи, в репертуар  которого
входили  сонаты  и  симфонии Бетховена, концерт  для  фортепьяно  с
оркестром  Чайковского  и  др.  В 1906  году  музыкальное  общество
устроило  большой праздник в честь памяти Глинки. При обществе  был
открыт   любительский  хор,  а  позднее  –  музыкальная  школа.   В
интеллигентной  среде  занятия  музыкой  считались  престижными.  О
наличии   среди   горожан  поклонников  музыки   говорит   успешная
деятельность музыкальных магазинов Ивана Покетур и Ф.  Киндль,  что
по  Александровскому проспекту, предлагавших ноты для пения, рояли,
скрипки,   гитары,   балалайки   и   другие   инструменты,   журнал
«Музыкальное самообразование» и другую литературу. В газетах  часто
публиковались объявления о желании давать или брать уроки музыки.
 
 В   городе  действовало  общество  распространения  художественно-
промышленных  знаний.  Оно располагалось по ул.  Лекарской  в  доме
Подагова.  В  этом  месте  неоднократно  организовывались  выставки
картин  и  других  работ местных художников и  любителей.  Общество
организовывало   и   передвижные  выставки  в  других   городах   –
Пятигорске, Кисловодске. Надолго запомнилась горожанам устроенная в
коммерческом   клубе   выставка  картины   местного   иконостасного
живописца Ковалева «Крушение Императорского поезда 17 октября  1888
года».  Помещенная  в  просторном зале с искусственным  освещением,
картина  имела  большой  успех. Местные художники  выставляли  свои
работы,  в  том  числе  и  рисунки, художественные  фотографии,  на
Александровском   проспекте.  Жители   города   имели   возможность
знакомиться и с произведениями живописцев из других городов. В 1908
году на Александровском проспекте была организована выставка картин
А.  Даурова,  известного клоуна и дрессировщика (ТВ,  1908,  №100).
Владикавказцы  знакомились с творчеством  петербургского  художника
Клиненко,   украинского  живописца  Е.  Лунд  и   др.   Многие   из
интеллигентных  горожан  считали,  что  в  городе  следует  открыть
«рисовальную»  школу,  что  «учение  рисованию  полезно  и  будущим
ремесленникам, и детям, и взрослым» (ТВ, 1889, №81). Многочисленные
просьбы  любителей рисования и живописи открыть школу были обращены
к  Коста Хетагурову. В 1902 году он дал объявление в местной прессе
об  открытии  класса  рисования  и  живописи.  Это  начинание  было
поддержано  некоторыми городскими училищами, в  штат  которых  были
включены  учителя  рисования. В 1906 году в  городе  была  устроена
первая выставка ученических работ.
 К  стабильным  институциональным формам культуры  следует  отнести
музей   Терского   казачьего   войска,   музей   М.А.   Шульца   на
Александровском  проспекте,  известный экспозицией  исторических  и
анатомических восковых фигур, а также городские библиотеки. В  1889
году  современники  отмечали,  что в библиотеках  стали  появляться
«дамы и девицы со связками книг в руках». К 1913 году насчитывалось
четыре  библиотеки: Общественная, Пушкинская, читальни на  Базарной
площади и за Чугунным мостом. Все они были открыты и содержались на
средства  общественности, получая от городской думы лишь  небольшие
субсидии.  Численность  книг достигала к  этому  времени  16  тысяч
единиц.  За пользование ими в Общественной и Пушкинской библиотеках
взималась  плата. Среди малоимущих горожан было не  много  желающих
читать:  за  пять месяцев 1913 года библиотека-читальня  на  базаре
имела   800  абонентов.  Очевидно,  чтение  становилось  все  более
распространенной формой реализации свободного времени.
 Самым  ярким, массовым и захватывающим развлечением владикавказцев
был  цирк.  «Салонная публика» относилась к цирковым представлениям
весьма  снисходительно,  лишь изредка  посещая  самые  известные  и
прославленные  труппы. Массу поклонников собирали гастролирующие  в
городе   пятигорские   цирковые  труппы   Таурэка   и   Гамельтона,
«фантастический  театр»  Джузеппе Шедини,  демонстрирующий  фокусы,
акробатические  и  гимнастические упражнения  и  пантомимы.  Хорошо
принимали горожане цирковые группы Панкратова, Первиля, Милюгина. С
1910  года  известный в городе цирк Труцци стал приглашать  борцов-
«чемпионатов».  В  театре местного цирка Яралова  демонстрировалась
«французская» борьба с участием популярных спортсменов Михель-Моро,
А. Старошвили, Матюшенко, Дадаева, Борнекадо из Японии, Петерсона и
др. Борьба стала любимым развлечением многих владикавказцев. В 1910
году  в  городе гастролировал известный клоун Дуров, которому,  как
указывалось   в   «Терских   ведомостях»,   было   «воспрещено   на
представлениях  в цирке своими остротами затрагивать представителей
городского  общественного управления и представителей  власти,  что
строго  преследуется  правилами об усиленной  охране,  введенной  в
области, под опасением, в противном случае, высылки из города» (ТВ,
1910,  №265). Но, видимо, поклонников у Дурова было гораздо больше,
чем  критиков.  На  его  представлениях  не  было  свободных  мест.
Горожане  имели  возможность познакомиться с  искусством  жонглеро-
акробатской  корейско-китайской труппы. Особенно полюбился  местной
публике   цирк   Гамкрелидзе,  где  выступали   супруги   Раксо   с
дрессированными  собаками, шут Алекс, жонглеры,  мастера  японского
харакири,  клоуны братья  Идеал, на празднование именин которых  не
удалось попасть многим желающим из-за отсутствия свободных мест.  В
1916 году любимцем публики стал Рено, балансировавший с семипудовой
пушкой  и  жонглировавший с кипящим самоваром. В феврале 1917  года
цирк    Гамкрелидзе   объединился   с   цирком   Фаерштейна.   Было
отремонтировано  здание,  приглашена  новая  труппа   артистов   из
Кисловодска  с  хорошими  клоунами, наездниками  и  дрессированными
лошадьми.
 Формировавшаяся в городе «индустрия зрелищ» включала  и  различные
экстраординарные представления. В 1884 году известный  в  России  и
заграницей  профессор  магии Леон Певнезер  проводил  спиритические
сеансы.  В 1885 году в городе появился некто Фельдман, завороживший
публику  умением угадывать чужие мысли и усыплять людей. Назывались
эти действия мантеизмом и гипнотизмом. Большое любопытство вызывали
ясновидцы,   объясняющие   прошлое  и  настоящее,   предсказывающие
будущее,  избавляющие от алкоголизма. Летом 1889 года  в  городском
саду   Эльдорадо  выступали  знаменитая  гадальщица-великанша  мисс
Амелина,  «самая  большая женщина в Европе» и  «престидижитатор  г.
Юзеф»  с магическими фокусами. Большой сеанс престидежитации провел
в  городе  и  персидский придворный артист Роберт Ленц,  поразивший
публику демонстрацией исчезновения живой лошади с жокеем.
 Во  второй  половине  XIX  века в Европе появляются  принципиально
новые  способы  художественного творчества,  порожденные  развитием
техники.  Одним  из таких новшеств был синематограф,  известный  во
Владикавказе уже в конце XIX под наименованиями «волшебный фонарь»,
«световые картины», «живая фотография». В 1890 году городской театр
представлял  «туманные  картины» физика К.О.  Краузе  о  кавказской
выставке  в  Тифлисе, о чудесах и тайнах океана,  юмористические  и
фантастические  сцены с «движениями и перемещениями».  Синематограф
располагался  в  доме  горожанина  Гешелина,  в  50-ом   приходском
училище,  получившем его в Рождество в качестве  подарка.  Затем  в
Ерофеевском парке было построено специальное здание, где  ежедневно
за   небольшую  плату  проходили  сеансы.  В  синематографе  «Патэ»
показывали   интересные   виды  Кавказа,   что   привлекало   массу
посетителей. С большим успехом работали синематографы братьев Риччи
«luh  Roma» и открытый в 1913 году синематограф Первиля.  В  городе
были   и  частные  предприниматели,  имевшие  от  городской  управы
разрешение демонстрировать переносный телескоп в Пушкинском сквере,
в сквере древонасаждения.
 В  структуре  городского  досуга особое  место  занимало  общество
«Трэк»,  располагавшееся  в парке Ерофеева  на  берегу  Терека.  По
описанию  современников,  это  был один  из  самых  благоустроенных
городских уголков, где «...обилие зелени и воды вместе с говорливым
Тереком,  омывающим  владения трэка со  всех  сторон,  придают  ему
восхитительный  вид»  (ТВ,  1913,  №142).  Трэк  охотно   посещался
горожанами,  несмотря на высокую стоимость. Для пользования  трэком
выдавались годовые, сезонные и месячные абонементы. Они делились на
семейные, одиночные, ученические. Были и разовые билеты для входа в
различные   части  трэка.  В  летнее  время  большой  популярностью
пользовался бассейн, ежедневно наполняемый свежей водой на 6 часов.
При  бассейне была открыта школа плавания, которая часто устраивала
соревнования  по  плаванию  на призы. На прудах  было  организовано
катание на лодках. Ежедневно проводились занятия по гимнастике  для
взрослых   и   детей.  Зимой  на  прудах  проводились  соревнования
конькобежцев,  занятия по «фигурной езде». С  1911  года  на  трэке
обосновалось   общество  велосипедистов.   Летним   театром   часто
пользовались  местные  любители и гастролирующие  актеры,  а  также
городские  общества  с целью проведения праздничных  мероприятий  –
вечеров,  концертов, гуляний. Среди общественных  организаций  было
так   много   желающих  пользоваться  роскошным  садом  трэка   для
благотворительных   вечеров,  что  руководству  общества   пришлось
прибегнуть   к   строгому  регламенту:  с  1915  года   разрешалось
устройство  четырех  праздников в месяц – двух благотворительных  и
двух для самого трэка. В порядке исключения сад предоставлялся  для
студенческих  мероприятий и для праздников, устраиваемых  в  помощь
жертвам  войны.  В  трэке с утра до вечера  звучала  музыка,  часто
проводились  концерты  оркестра  Терского  казачьего   войска   под
управлением  Труффи. Украшением трэка была оранжерея  с  редкими  и
ценными растениями. В июне 1903 года М. Горький с женой, будучи  во
Владикавказе, посетил трэк, где его тепло приветствовали  горожане,
знакомые с произведениями писателя и их театральными постановками.
 Позднее  трэку  был  присвоен статус спортивного  общества.  Спорт
занимал свободное время многих горожан, особенно молодежи.  В  1912
году  по  инициативе  группы  местной  интеллигентной  молодежи  на
артиллерийском манеже впервые состоялась игра в футбол. Со временем
она  приобрела массу поклонников в городе. Футбольные  матчи  стали
устраиваться   за   плату,  в  пользу  различных  обществ.   Другим
популярным  видом спорта была борьба. В 1911 году  открылась  школа
борьбы  и атлетики Сергея Рамонова. Многие горожане были любителями
катания на коньках. Для любительского катания использовали горку  у
Пушкинского сквера, а также каток во дворе горожанина Попова, около
театра, устроенный местным предпринимателем. Долгое время в  городе
активно  функционировало общество любителей  велосипедного  спорта,
устраивавшее  велосипедные  гонки, загородные  прогулки.  Городская
администрация  даже  сетовала на то, что по  бульварам  и  дорожкам
Пушкинского  сквера  ездило слишком много велосипедистов,  мешающих
пешеходам  (ТВ, 1915, №140). Среди жителей города были  и  те,  кто
предпочитал  проводить  свой  досуг в  окрестностях,  с  охотничьим
ружьем. Общество любителей правильной охоты ежегодно проводило свои
праздники, состязания в стрельбе на призы по тарелочкам и  мишеням.
На  Балтинской  даче устраивали коллективную охоту. В  городе  было
много  любителей  верховой езды. Владикавказское скаковое  общество
организовывало  скачки на ипподроме, выставки  жеребят  и  лошадей.
Бытовало  и развлечение, вызывавшее крайнее недовольство  городских
властей  – скачки на тройках по обеим сторонам бульвара.  В  зимнее
время появлялось немало любителей санной езды: целые караваны саней
носились  по  многолюдным  улицам города.  Перед  зданием  русского
театра  стояли фаэтоны, на которых горожане любили кататься  целыми
семьями.
 В  городской  досуг  вошло  и такое европейское  обыкновение,  как
прогулки  в садах и за пределами города. Одним из любимых мест  для
прогулок  был городской сад, «где по вечерам собирался весь  город,
чтобы  подышать прохладой, увидеть знакомых,  поиграть  в  карты  и
хорошо поужинать» (Деятели русской культуры во Владикавказе, с.16).
Другое   популярное   место  называлось   «старый   бульвар».   Оно
располагалось  на  территории  от  разгонной  почтовой  конторы  до
Чугунного  моста. В начале 1880-х годов жители города  сетовали  на
то, что отдых за городом не организован. Но через несколько лет,  в
1889   году  был  благоустроен  Редант:  приведен  в  порядок  сад,
организован  хороший буфет с разнообразными закусками и  напитками.
На  месте существовавшего прежде кабачка «Не уезжай, голубчик  мой»
был открыт ресторан и даже специальное помещение для семейных. Была
благоустроена территория Сапицкой будки, Лысой горы. Организованный
в  городе горный клуб устраивал прогулки на Лысую гору, экскурсии в
Тарскую долину, в Татартуп.
 К  концу  XIX  века во Владикавказе заметно оживилась общественная
жизнь:   появлялись   различные  общества   с   благотворительными,
образовательными, торговыми, спортивными и другими  целями.  Самыми
активными  были благотворительное общество, общество по  устройству
народных чтений, общество распространения образования и технических
знаний  среди  кавказских горцев и многие другие. В  результате  их
деятельности  в  городе  утверждались  и  переходили   в   традиции
определенные элементы организации досуга. В 1890 году по инициативе
представителей  местного общества было учреждено общество  народных
чтений,  активно  применявшее  в своей  деятельности  синематограф.
Общество  имело  несколько  аудиторий:  в  женской  прогимназии,  в
городской управе, в мещанском и Николаевском училищах. В 1903  году
была  открыта  аудитория в Пушкинском училище, в  1906  году  –  на
Молоканской  и Курской слободках. Лекционная деятельность  общества
была  рассчитана на разные категории горожан. В программу  общества
входили  чтения  по  произведениям А.С. Пушкина,  Л.Н.  Толстого  и
других русских и зарубежных авторов, беседы на духовно-нравственные
темы,  лекции по общественно-политическим и экономическим вопросам,
по  страноведению, по профилактике инфекционных заболеваний  и  пр.
Для   детей  была  разработана  специальная  программа,  включающая
рассказы  о  животных, чтение сказок. Правление общества устраивало
лекции  на осетинском языке. Популярными лекторами были И.В.  Баев,
Амбалов.  По  просьбе  различных промышленных предприятий  читались
лекции  для  рабочих  и  мастеровых.  Общество  открыло  бесплатную
библиотеку-читальню  на  Базарной  площади.  В  1911  году  в  этой
читальне  и в аудитории Пушкинского училища были установлены  сцены
для  постановки спектаклей, «чтобы дать народу разумное  и  дешевое
развлечение»  (ТВ,  1906, №36). Для народа и с участием  народа  на
этих  сценах  представители городской интеллигенции  ставили  пьесы
Островского,  Горького, Гоголя и др. Аудитория Пушкинского  училища
привлекала   большое  число  слушателей.  Порой   многим   желающим
приходилось  отказывать  из-за отсутствия  свободных  мест.  Другое
общество   –  Владикавказский  комитет  попечительства  о  народной
трезвости  – открыло несколько народных чайных: около монастыря  во
второй   части  города,  на  Немецко-колонистской  улице   в   доме
Писаревой,   на  Базарной  площади.  На  углу  улиц  Ольгинской   и
Михайловской  была  открыта  дешевая  столовая  для   народа,   где
устраивались вечера, концерты, лекции и беседы общеобразовательного
характера.  Очевидно, эта деятельность пришлась  по  нраву  простым
горожанам: в бесплатной чайной в феврале 1908 года побывало более 2
тысяч  человек, в августе – 5.920 человек, в июне 1909 года – 7.850
человек  (ТВ, 1908, №49,51; 1909, №78). Местное управление Красного
Креста  поддержало  эту инициативу, открыв такие  же  заведения  на
Осетинской  слободке  в доме Аби Абаева и при  городском  ночлежном
доме в третьей части города.
 Общественные  организации проявляли заботу и о той части  горожан,
которая  предпочла проводить свободное время в пивных и  трактирах.
На  небольшой  территории от угла улицы Марьинской  до  Вокзального
проспекта  по Госпитальной улице располагалось три пивные,  которые
кроме  крепких напитков предлагали посетителям и другие развлечения
сомнительного  характера. Бытовали игры в карты на деньги,  игры  в
«наперстки»,   жертвами  которых  часто  оказывались   неискушенные
сельчане. Справедливое негодование у интеллигентных горожан вызывал
располагавшийся  около кладок тир, где постоянно проходила  игра  в
кегли  на  деньги  и толпилась масса городской молодежи.  Посещение
многочисленных  пивных часто завершалось пьяной бранью  и  драками.
Как  правило, эти люди были горожанами первого поколения, выходцами
из  деревенской этнокультурной среды. Известно, что,  поведенческие
формы  людей, освободившихся от жестких норм традиционного  уклада,
соответствовали  праздному архетипу: город  воспринимался  ими  как
пространство,   дающее   свободу   и   вседозволенность.    Комитет
попечительства  о  народной  трезвости,  общество   по   устройству
народных   чтений  и  другие  общества,  ставя  перед  собой   цель
распространения   образования,  искоренения  пьянства,   предлагали
альтернативные   способы  проведения  досуга.  Определенную   часть
денежных    средств   они   зарабатывали   организацией    массовых
увеселительных мероприятий – благотворительных вечеров, розыгрышей,
маскарадов, карнавалов, народных гуляний. К этим же формам массовой
культуры прибегали городские национальные общества и комитеты.
 Народное  гулянье  –  уникальный  культурно-исторический  феномен,
характерный  для крупных российских городов. Центром  традиционного
гулянья  был  балаган,  но  в связи с введением  строгих  цензурных
ограничений   в  середине  XIX  века  он  постепенно   вытесняется.
Происходит трансформация народного гуляния, которое превращается  в
организованное  мероприятие с современными  видами  художественного
творчества  и  формами массовой культуры. Структура  этого  действа
была  довольно  динамичной, время вносило в нее новые  элементы.  В
1889  году  народное  гулянье  включало  лотерею-аллегри  и  «живые
картины» (синематограф). В 1901 году программа гулянья была гораздо
шире, она состояла из хора песенников, хора балалаечников, мужского
и женского хора из сада «Фантазия», малорусской капеллы, клоунады с
дрессированными собаками. Позднее в структуру городского  народного
гулянья вошли концертные отделения. К 1915 году оно становится  еще
разнообразнее. Приведем описание народного гулянья,  устроенного  в
пользу  семейств  запасных и ратников ополчения. Начиналось  оно  с
симфонического   концерта   Терского   казачьего   войска,    затем
проводилась  лотерея-аллегри, детская игра «Веревочка»  с  призами,
метание  колец  на призы, синематограф, звучала «туземная»  музыка,
выступал  хор  балалаечников, кабарэ.  Горожане  имели  возможность
получить  «монументальную» фотографию, посмотреть  театр  ужасов  с
обозрением  Ада.  К  услугам гуляющих были  организованы  буфеты  с
горячими и холодными закусками, продажа цветов в киосках (ТВ, 1915,
№201).    Завершалась   программа   танцами.   Народные    гулянья,
организованные  национальными  обществами,  имели  свою  специфику,
отражавшую  культуру  этноса.  Грузинское  общество  в  1917   году
устроило большое гулянье в городском саду в помощь Владикавказскому
грузинскому  бесплатному  училищу. Сад  был  иллюминирован,  играли
румынский  и оркестр Терского казачьего войска, звучали  грузинские
сазандари,  зурна, пели два грузинских народных хора  –  карталино-
кахетинский  и имеретино-рачинский. Национальные танцы  исполнялись
на  призы.  Были  устроены  и  такие современные  развлечения,  как
фейерверк  и воздушные шары пиротехника Николаева (ТВ, 1917,  №44).
Осетинский   благотворительный  вечер,  организованный   в   пользу
Владикавказского  осетинского издательского общества  «Ир»  в  1917
году,  также  сочетал  национальные и современные  формы  культуры:
постановка  оперетты  «Фаризат» на  осетинском  и  русском  языках,
осетинские танцы, продажу книг и цветов, «летучую почту»,  конфетти
(ТВ, 1917, №44).
 Не   только   общественные  организации,  но  и  отдельные   лица,
занимающиеся  благотворительностью, вносили свою лепту  в  культуру
городского досуга. В 1915 году группа «интеллигентных дам»  открыла
заведение   под   названием  «Чашка  чая»,   где   посетителям   за
символические   цены   предлагали  чай,   кофе,   какао,   шоколад,
прохладительные напитки, минеральную воду, пирожные, горячие блюда.
В  зале  чайной  часто проводились музыкальные вечера,  концерты  с
участием   местных  любителей.  Это  начинание  получило  поддержку
городской  публики,  охотно посещавшей дамский  кружок.  Вырученные
средства  были использованы для оказания помощи беженцам, бедным  и
сиротам (ТВ, 1915, №271, 272, 274; 1916, №14).
 Особый    интерес   представляет   городская   культура   детства.
Социализация детей в городском пространстве имела слабую этническую
окраску.   Характер  детского  этнокультурного  цикла   определялся
социальной структурой урбанизированного общества. Досуг, как  часть
этого  цикла,  был в значительной степени сопряжен с  деятельностью
городских клубов, устроенных по сословному принципу. Члены  каждого
из  клубов  приобщали  детей  к  своему  социокультурному  миру.  В
дворянском и коммерческом клубах часто устраивались большие детские
праздники,  костюмированные  и  танцевальные  вечера.  Дети   имели
возможность проводить свободное время на трэке, где для  них  кроме
спортивных  развлечений  организовывали праздники  со  спектаклями,
танцами, музыкой, синематографом. В этом кругу престижным для детей
занятием    считалось    изучение   французского    языка.    Кроме
существовавшей  при  французском обществе школы  и  детского  сада,
которые   ежегодно  проводили  французские  вечера  с   постановкой
спектаклей,   танцев   и   играми,  в  1912   году   преподавателем
владикавказского  кадетского корпуса  Э.  де  Леклюзом  был  открыт
французский  детский сад на Марьинской улице, в доме  доктора  Н.А.
Полякова,  затем  –  на  Московской улице,  где  обучались  дети  с
четырехлетнего возраста (ТВ, 1912, №166).
 При  владикавказском обществе всепомощенствования учащимся работал
комитет  по  устройству  детских  танцевальных  вечеров.  Предметом
особого  внимания  для общества попечительства о сиротах  и  бедных
детях   владикавказского   общества   воспитательно-исправительного
приюта  для несовершеннолетних и некоторых других были дети, жившие
на  окраинах  города, где широко бытовали азартные игры  на  деньги
среди  подростков,  игры в карты, в кости, в «орлянку»  (ТВ,  1913,
№109). На Червленной улице было открыто детское дневное убежище,  в
которое  принимали  детей бедных горожан, занимающихся  полевыми  и
поденными работами. Управление Красного Креста, организовавшее  это
убежище, старалось приобщать детей к элементам городской культуры.
 В  начале  ХХ  века  популярными  для  детского  чтения  считались
журналы   «Детское  счастье»,  прививавший  любовь   к   искусству,
литературе, «Детский смех» с юмористическими рассказами,  «Рассказы
для детей графа Л.Н. Толстого».
 Эстетическим    воспитанием    детей    занимались     религиозные
организации, национальные общества. Любая религия предлагает  своим
приверженцам   нормативные   стандарты   поведения,   обусловленные
религиозной моралью. Это распространяется и на детей, их  первичную
социализацию,  в  рамках которой предлагались определенные  способы
проведения  досуга.  Например,  владикавказское  общество   молокан
устраивало  детские  праздники  с  чтением  псалмов,  евангелий,  с
рассказами о деяниях апостолов (ТВ, 1885, №4). Этническая  традиция
тоже  является  атрибутом  семейного и общественного  воспитания  и
особенно   рельефно   проявляется  в   инонациональном   окружении.
Например, грузины в программу современного городского мероприятия –
литературного утра – непременно включали народные песни,  басни  на
грузинском языке (ТВ, 1900, №22 и др.).
 Горожане  заботились о физическом воспитании  детей.  Общество  по
устройству  народных  чтений специально для педагогов  и  родителей
организовывало лекции о физическом развитии детей. В 1906 году  был
образован  Владикавказский комитет по устройству детских  подвижных
игр,   который   проводил  свои  заседания  в  доме   Туганова   на
Александровском  проспекте. На площадке городского  сада  и  сквера
Жуковского  с 1906 года ежедневно в летнее время проводились  игры.
Дети  распределялись на группы по половому и возрастному принципам.
Каждая группа имела свою программу. (ТВ, 1906, №119). Это начинание
перешло в традицию, летние игры проводились ежегодно, до 1917 года.
Появились  курсы  гимнастики  и дет-ских  игр,  возглавляемые  Н.Ф.
Рудольфом.  Они готовили народных учителей, «умелых  в  руководстве
гимнастическими упражнениями и детскими играми». С 1909 по 1912 год
было  подготовлено  600  человек (ТВ, 1912, №182).  Очевидно,  этим
объясняется  активизация детских игр в последующий  период.  В  эту
деятельность  включилось и общество по устройству народных  чтений,
выделившее еще одно место для игр на территории будущего  народного
дома,   на   набережной  Терека.  Общество  ходатайствовало   перед
городской  управой о приобретении качелей и другого инвентаря  (ТВ,
1913,  №96). Во время игр устраивались гимнастические упражнения  с
музыкальным   сопровождением  оркестра.   Кроме   игр   проводились
загородные  прогулки и экскурсии на Лысую гору, на Камбилеевку,  на
Сапицкую  будку.  Иногда  эти  прогулки  превращались  в  эффектное
шествие детей с флагами и знаменами, с оркестром, к ним примыкала и
масса взрослых горожан.
 Этнические    и   конфессиональные   группы   горожан    сохраняли
национальные  структуры,  их  досуг во многом  определялся  нормами
традиционного     уклада,    обрядовой    жизнью,    конфессиальной
принадлежностью, стремлением к внутриэтническому и внутригрупповому
общению,  которое  обеспечивалось интегративной  и  коммуникативной
функциями  церковных организаций и культурно-национальных  обществ,
однако    в    урбанизированной   среде   происходило   постепенное
нивелирование  внутренних различий. Степень  потребления  городской
культуры  определялась не этнической, а социальной  принадлежностью
горожан.
К содержанию || На главную страницу