Лариса ГОСТИЕВА

СВЯЩЕННИК МИХАИЛ СУХИЕВ

   
   Священник  Михаил  Сухиев  – видный представитель  осетинской
духовной  интеллигенции  второй половины  ХIХ  в.,  миссионер  и
просветитель.
   Михаил  Гавриилович Сухиев родился в сел. Ардон  в  1835  г.1
Отец  Михаила  – Гавриил Сухиев был одним из первых переселенцев
из Алагирского ущелья в основанное в 1825 г. селение Ардон.2
   В  семилетнем  возрасте  Михаил поступил  во  Владикавказское
духовное  училище,  которое готовило священно-церковнослужителей
для  осетинских  приходов. Обучение мальчика в духовном  училище
проходило   за  казенный  счет,  поскольку  отец   Михаила   дал
письменное  обязательство в том, что сын после завершения  учебы
поступит  в  духовное звание и станет священником3  .  На  таком
выборе   будущности   сына  Гавриил  Сухиев  остановился   после
настоятельных    уговоров   благочинного   священника    Георгия
Берзенова,  который  даже  получил  от  экзарха  Грузии   особую
благодарность за то, что «расположил Сухиева, Газаева и  Кулаева
отдать своих детей в пансион духовного училища».4
   14  декабря  1842  г.  смотритель Владикавказского  духовного
училища  Григорий  Соколов  после  предписания  экзарха  Грузии,
архиепископа  Евгения,  распорядился  принять  ученика   Михаила
Сухиева на казенное содержание.5
   В  конце  первого  года  обучения  учитель  Евстафий  Мревлов
характеризовал Михаила как ученика «весьма скромного  поведения,
очень  хороших  способностей, с хорошими успехами  в  чтении  на
русском  языке  и  очень  хорошими успехами  в  чистописании  на
русском и осетинском языках».6
   В  1849  г.  после  успешного  окончания  курса  обучения  во
Владикавказском духовном училище Михаил Сухиев был  переведен  в
Тифлисскую  духовную семинарию, в которой обучался на  средства,
выделенные Осетинской духовной комиссией. В семинарии М.  Сухиев
учился  на одном курсе с будущими священниками С. Жускаевым,  Д.
Маркозовым  и  др.  Учителем  Сухиева по осетинскому  языку  был
Григорий  Давидович  Мжедлов, занимавшийся  переводом  церковных
книг на осетинский язык. Семинаристы изучали осетинский язык  по
грамматике А.М. Шегрена, изданной в 1844 г.
   В  1855 г. М. Сухиев окончил Тифлисскую духовную семинарию по
второму  разряду,  завершив свое духовное образование.7   Вскоре
после  окончания семинарии М. Сухиев был рукоположен во диакона,
а  15 августа 1855 г. – во священника8 в церковь Иоанна Предтечи
в сел. Верхний Кадгарон.
   В  марте  1857  г.  о.  М. Сухиев начал  свое  священническое
служение  в своем родном селении Ардон в храме Великомученика  и
Победоносца  Георгия, который в тот год был построен  Осетинской
духовной комиссией, распространявшей православие среди горцев.
   Христианская миссия в Осетии испытывала в этот период большие
трудности. Эмиссары еще не сломленного окончательно имама Шамиля
призывали осетин к неповиновению российским властям и переходу в
ислам.  Число перешедших в ислам осетин в Тагаурии,  Куртатии  и
Дигории  становилось  все больше. Значительно  усложняло  задачу
христианской миссии враждебное отношение к православию  алдаров.
«По приглашению их, проповедники Корана муллы свободно прибывали
из  Дагестана,  из  Кабарды и увлекали  легковерных,  зараженных
суевериями   осетин   в  магометанство  гаданием   по   оракулу,
позволением последователям Корана многоженства и разными другими
обещаниями».9
   Достаточно     сложным    было    положение     с     кадрами
священнослужителей  в  Осетии, поскольку  священников  с  полным
богословским   образованием  было   крайне   мало.   Большинство
священников  в  осетинских  приходах были  грузины,  совершавшие
богослужения  на грузинском языке, который осетины не  понимали.
Это,  в  свою  очередь,  вело  к редкому  посещению  прихожанами
храмов.  Что  касается русских священников,  то  они  не  хотели
служить в Осетии из-за тяжелых условий и малых окладов.
   С  целью улучшения дела миссии среди осетин Святейшим Синодом
в  сентябре  1857  г.  была  учреждена  должность  «управляющего
осетинскими  приходами и причтами и духовно-учебными заведениями
во  Владикавказском военно-осетинском округе»,  на  которую  был
назначен наставник Тифлисской духовной семинарии иеромонах Иосиф
(Чепиговский),  возведенный  в  сан  архимандрита.  В  борьбе  с
исламской экспансией архимандриту Иосифу большую помощь оказывал
священник  Алексий  Колиев (с 1860 г.   –  протоиерей),  который
первый из осетин в 1845 г. окончил Тифлисскую духовную семинарию
и   с  1847  г.  служил   во  владикавказской  церкви  Рождества
Пресвятой  Богородицы   (Осетинской)  и   был  благочинным   над
священно-церковнослужителями Осетинской духовной комиссии.
   Другой  осетинский священник Георгий Итониев  (с  1887  г.  –
протоиерей),  на  два  года  раньше  о.  М.  Сухиева  окончивший
Тифлисскую   духовную   семинарию   и   служивший   сначала    в
Салугарданском, а с 1855 г. – в Хумалагском приходе,  верхом  на
лошади,   одетый  в  осетинский  национальный  костюм,  объезжал
осетинские  приходы и призывал не поддаваться  проискам  Шамиля.
Последний  даже назначил богатый дар тому, кто захватит  в  плен
бесстрашного священника.10
   О. М. Сухиев, третий в осетинских приходах священник – осетин
с  полным  семинарским образованием, подключился  к  нелегкой  и
опасной миссионерской деятельности Осетинской духовной комиссии,
став  сподвижником  архимандрита Иосифа и о. Алексея  Колиева  в
деле    отстаивания    православной   веры   и    противостояния
мусульманской  пропаганде. С 1860 г. миссионерской деятельностью
среди  осетин  занималось Общество восстановления  православного
христианства  на Кавказе, постоянным членом Совета которого  был
о. М. Сухиев.
   Молодому  священнику пришлось преодолеть  немалые  трудности,
чтобы  привлечь в только что открывшийся храм ардонских жителей,
не  привычных к церковному богослужению. На церковных проповедях
и   на   внебогослужебных  собеседованиях,   которые   священник
неустанно  проводил  во всех общественных местах,  он  разъяснял
прихожанам  азы  православной веры, утверждая  их  в  истинности
православия. Восприятию проповедей о. Михаила благоприятствовало
то, что они совершались на родном для прихожан языке.
   В  октябре  1859  г.  о. М. Сухиев был назначен  благочинным,
обратив  в  лоно  православной  церкви  куртатинских  ренегатов.
Активизация  миссионерской деятельности  духовенства  привела  к
тому,  что  «влияние  же немногих осетинских священников  видимо
стало  пугать магометан-осетин, тайных сторонников  Шамиля,  так
называемых   куртатинских  и  тагаурских  алдаров  и   дигорских
баделят, которые потому задумали о пленении священников  Колиева
и  Сухиева. Предуведомленные об этом священники приняли все меры
осторожности,  а  военное  начальство  оберегало  их  от  всякой
случайности».11
   В  должности  благочинного о. Михаил также принимал  активное
участие  и в строительстве новых храмов. В 1864 г. о. М.  Сухиев
как  член  комитета по постройке Михаило-Архангельской церкви  в
сел. Гизель следил за ходом ее строительства. 2 декабря 1864  г.
о.  Михаил  вместе с членом комитета, архитектором С. Уптоном  и
председателем    комитета,   начальником   Осетинского    округа
полковником   Эглау,   инспектировали  возведенное   подрядчиком
Нефедовым здание. В целом одобрив новую постройку, они указали в
своем  заключении  на  некоторые нарушения проекта  и  сделанные
сверх  сметы  дополнительные работы.12  Строительство  церкви  в
сел. Гизель было завершено только в 1867 г.
   Характерной  чертой  миссионерской деятельности  в  то  время
являлась  организация  церковно-приходских школ.  Руководствуясь
этим,  священник  открыл  при храме  одну  из  первых  в  Осетии
церковно-приходских  школ.13  В отчете  Общества  восстановления
православного христианства на Кавказе за 1865 г. отмечалось, что
«ученики  Ардонской школы владеют русским языком  лучше  других.
Благочинный  Сухиев обучает церковному пению.  Кроме  мальчиков,
ардонскую   школу  посещали  6  девочек.  Ардонская  и   Вольно-
Христиановские  школы стоят несравненно выше всех  мужских  школ
Северной Осетии».14
   Вскоре, благодаря стараниям о. М. Сухиева, в Ардоне появилась
женская  церковно-приходская школа. По данным  отчета,  в  конце
1865  г.  в  Ардонской мужской школе обучалось 60  мальчиков,  в
ардонской женской школе – 10 девочек.15  В 1865 г. о. М.  Сухиев
обратился к церковным властям с ходатайством, в котором писал  о
том,  что  «надо построить дом, в котором бы помещался  причт  и
девичья школа».16
   В  августе  1866 г. о. М. Сухиев был переведен из  ардонского
храма  Великомученика и Победоносца Георгия  во  владикавказскую
церковь Рождества Пресвятой Богородицы (Осетинская). Переезд  о.
Михаила  во  Владикавказ был связан с безвременной кончиной  (от
воспаления легких) настоятеля церкви протоиерея Алексия Колиева,
последовавшей 11 августа 1866 г.
   Церковь Рождества Пресвятой Богородицы, которую чаще называли
Осетинской,   была  основана  в  1814  г.  Осетинской   духовной
комиссией  для  удовлетворения нужд  поселенцев  Владикавказской
крепости  и для миссионерской деятельности. Осетинское население
Владикавказской крепости пожертвовало на ее постройку две тысячи
рублей.  В  1823 году на месте деревянной церкви была  построена
каменная,  которую  освятили 24 марта 1824  года.  В  1863  году
церковь  была  обращена  в городскую и передана  в  епархиальное
ведомство.  В  1865 году церковь была освящена после  ремонта  и
расширения.
     Многие  десятилетия  эта церковь окормляла  владикавказское
православное население, независимо от этнической принадлежности.
Прихожанами церкви были русские, осетины, грузины (до 1898  г.),
греки  (до  1902  г.), Церковь была духовным центром  не  только
осетинской  общины Владикавказа, но и православных  осетин  всей
Осетии, многие из которых в ней крестились.
   В  начале  своего служения в должности настоятеля  Осетинской
церкви о. М. Сухиев занялся строительством колокольни, которую в
1854  г.  при  поддержке  начальника  Владикавказского  военного
округа  генерал-лейтенанта барона Вревского  начал  строить  еще
протоиерей А. Колиев. Тогда же строительным комитетом, в который
вошли  капитан  Жукаев,  прапорщик  Хусин  Баев,  старшина  Нафи
Газданов, было собрано 1019 руб. 26 коп., из которых 700  рублей
пожертвовал начальник Владикавказского военного округа  генерал-
лейтенант   барон  Вревский,  277  руб.  99  коп.   –   общество
Владикавказского  купечества, 41 р. 27 коп. – составили  частные
пожертвования. На эти средства был забурен фундамент глубиною  в
4  сажени  и  выведен цоколь из тесаного камня. Из первоначально
собранных средств осталось 506 руб. 90 коп.17
   Из-за  отсутствия  денег  работы по строительству  колокольни
были заморожены более десяти лет. О. М. Сухиев написал рапорт, и
в  1868  г. добился от церковных властей разрешения на постройку
при  церкви каменной колокольни.18  При непосредственном участии
о.   М.   Сухиева  были  подготовлены  планы  и  сметы   на   ее
строительство,   заключен  договор  с  подрядчиком   купцом   А.
Ешковым.19   В  августе  1871  г.  сооружение  колокольни   было
завершено.20
   Позже была решена и проблема подхода к храму. Газета «Терские
ведомости»  за  1875  г.  сообщала,  что  «благодаря   настоянию
Владикавказского Полицмейстера и вниманию отца Благочинного  (о.
М. Сухиева – Л.Г.)  православной Осетинской церкви, выстроенной,
как  известно,  на возвышении города, где глиняный  грунт  земли
нередко производит непроходимые грязи, теперь устраивается очень
красивая  и  удобная каменная церковная лестница. Прихожане  св.
храма,  как  нам передавали, по мере сил, хлопочат  о  скорейшем
окончании   лестницы,   внося  свой   личный   труд   и   разные
пожертвования».21
   При содействии о. М. Сухиева в 1880 г. был подготовлен проект
на  пристройку  к  церкви,22  которая в течение последующих  лет
была расширена за счет двух боковых приделов.
   После  переезда во Владикавказ о. М. Сухиев возглавил, вместо
покойного  протоиерея А. Колиева, владикавказское благочиние,  в
которое  входило большинство осетинских приходов, относящихся  к
Обществу  распространения православного христианства на Кавказе.
В   1869   г.,   когда  Святейший  Синод  удовлетворил   просьбу
архимандрита  Иосифа об увольнении его с должности  управляющего
осетинскими приходами, именно благочинному священнику М. Сухиеву
архимандрит  Иосиф передал всю находящуюся у него  документацию:
«две  книги входящих бумаг, три книги исходящих бумаг и  деловые
бумаги  за  время 1857 по 1869 гг.».23  Остатки этого архива  до
революции хранились в Осетинской церкви, позже архив был утерян.
   С   уходом   архимандрита   Иосифа   должность   управляющего
осетинскими приходами была упразднена. С 1869 по 1875  год  дело
миссии   и   надзора  над  осетинскими  приходами   осуществляли
благочинные осетинских приходов, одним из которых являлся о.  М.
Сухиев.   С   учреждением  в  1875  г.  в  Осетии   викариатства
Грузинского  экзархата  с  центром во Владикавказе,  осетинскими
приходами  стал  вновь, после шестилетнего перерыва,  руководить
архимандрит  Иосиф,  ставший епископом  Владикавказским,  вторым
викарием Грузинского экзархата.
   Большое   внимание   о.  М.  Сухиев  уделял  проповеднической
деятельности. Высокую оценку протоирею А. Колиеву  и  священнику
М.  Сухиеву как проповедникам дал протоиерей А. Гатуев  в  своей
работе «Христианство в Осетии»: «… благочинный священник Алексей
Колиев,  первый  из осетин окончивший курс семинарии,  обнаружил
замечательную   энергию.  Он  стал  совершать  богослужение   на
осетинском  языке,  проповедовать Слово Божие,  и  скоро  о  нем
разнеслась   молва   по   всей  Осетии,  как   о   замечательном
проповеднике; за ним шел тем же путем и священник Сухиев».24
   С  начала 1871 г. контроль над проповедническою деятельностью
священников  в  Осетии  был возложен на архимандрита  Иосифа.  В
конце  ноября  каждого года о. М. Сухиев просматривал  отчеты  о
проповеднической  деятельности  священников  своего  благочиния,
подписывал  их  и  отсылал архимандриту Иосифу, который,  собрав
информацию с благочинных, представлял экзарху Грузии общий отчет
по Осетинскому округу.
   Однако проповедническая деятельность в Осетии была поставлена
довольно  слабо.  В  1871  г.  из всех  священников,  получивших
богословское образование, только 18 представили отчеты  о  своей
деятельности.  В  своем отчете о. М. Сухиев  писал,  что  «кроме
семи  поучений,  сказанных  в церкви,  в  течение  года  имел  с
прихожанами  своими  домашних  бесед  более  400;  один   только
перечень  вопросов,  о которых он … беседовал,  занимает  в  его
записке 16 страниц в лист».25
   Внебогослужебные  собеседования,  которые  были  продолжением
церковного  поучения,  проходили либо в  церкви,  независимо  от
церковной  службы, либо вне храма. Преимуществом их  было  более
непосредственное  общение священника  с  паствой,  что  улучшало
взаимоотношения  с прихожанами. Внебогослужебные  собеседования,
которым  всегда   так много уделял внимание о.  М.  Сухиев,  как
обязательные  были  введены  в храмах  Владикавказской  епархии,
подведомственных    Обществу    восстановления     православного
христианства на Кавказе, только в 1889 г.
   Предметами   внебогослужебных  бесед  служили:   христианское
вероучение,  жития  святых,  при совершении  треб  –  объяснение
таинств  и  обрядов  православной церкви,  архаические   обычаи.
Отмечая   важность  ведения  внебогослужебных  собеседований   с
прихожанами, о. М. Сухиев отмечал, что они  располагали их «чаще
и  охотнее посещать церковную службу; исполнять долг исповеди  и
св.  причастия;  своевременно  крестить  детей;  жертвовать   на
украшение  храмов  своих и устройство причтовых  домов.  Так,  в
приходе  Хумалагском жители общественным приговором  постановили
собрать, по раскладке, 3000 рублей на устройство новой церкви  и
доставить  для  сей  цели  необходимый  материал.  В  Даргавском
приходе  жители  собирают деньги между собою на постройку  новой
церкви  и изъявили желание заготовить также и материал.  …  Так,
хумалагский житель Григорий Бучков, пред смертию своею,  завещал
детям  пожертвовать 65 рублей на священные сосуды для приходской
церкви  за упокой его души, что беспрекословно и исполнено  было
наследниками».26
   При  обсуждении  архаичных обычаев  о.  М.  Сухиев  разъяснял
прихожанам,  какой  вред  приносят  обычаи  похищения   девушек,
выплата  калыма, двоеженство, разорительные расходы на похоронах
и поминках и др.
   Эти    вопросы   рассматривались   на   съездах   осетинского
духовенства,  состоявшихся  22  февраля  и  16   мая   1873   г.
Общественные приговоры по искоренению этих обычаев в 1879 и 1880
гг. подписали съезды представителей осетинского народа.
     Многие  современники  считали, что  систематические  беседы
православного  духовенства с народом о калыме  позволят  быстрее
его  искоренить.  Народный  учитель Харитон  Уруймагов  в  своей
статье  о калыме писал, что обычай купли невест скорее и  вернее
придет  в упадок благодаря этим собеседованиям, чем под влиянием
репрессивных воздействий.27
   В  своем  отчете  за  1889  г.  о.  М.  Сухиев  отмечал,  что
религиозно–  нравственное  состояние  прихожан  с  каждым  годом
повышается:  «нравы  паствы Владикавказского  благочиния  видимо
смягчаются:  случаев женитьбы на вдовах своих родственников  уже
не  замечается; реже стали насильственные увозы женихами  девиц;
двоеженство  совсем исчезает; разорительные расходы на  поминках
мало-помалу оставляются и заменяются пожертвованиями  на  святое
дело».28
   О.   М.   Сухиев   уделял   большое  внимание   миссионерской
деятельности,  часто совершая миссионерские  поездки  по  своему
многонаселенному  благочинию.  В  1890  г.  во   Владикавказское
благочиние   входило   11  приходов  (Владикавказ,   Гизельский,
Ольгинский,     Батакоюртовский,    Даргкохский,    Хумалагский,
Даллаковский, Хидикусский, Даргавский, Санебский и  Георгиевский
(поселок). Кроме Владикавказского благочиния было еще  Ардонское
благочиние  из 6 приходов (благочинный о. А. Гатуев),  Дигорское
благочиние из 9 приходов (благочинный о. Г. Сикоев).29
   В  ходе  одной из таких поездок в 1890 г. о. М. Сухиев собрал
сведения  о  количестве  вовлеченных в  магометанство  христиан,
которые  самовольно  в разное время поселились  в  мусульманских
селениях. В пяти мусульманских селениях было выявлено  40  таких
дворов.  С  их  жителями  о. М. Сухиев  провел  собеседования  о
православной  вере, разъясняя им последствия вероотступничества.
В  1889  г.  стараниями благочинного и приходских священников  в
православие  было вновь обращено 70 мусульман,30  в  1890  г.  –
40.31    Всего   во  Владикавказском  благочинии   в   1890   г.
насчитывалось 11 тыс. мусульман.
   В  качестве благочинного о. М. Сухиев участвовал в  освящении
церквей.   10   ноября  1885  г.  в  числе   семи   священников,
возглавляемых  епископом  Владикавказским  Иосифом,  он   принял
участие в освящении новой каменной церкви в сел. Ольгинском.32
   В  1884  г.  священник  Михаил  Сухиев  торжественно  освятил
Георгиевское знамя с надписью «за отличие в Турецкую войну 1877-
1878 годов», пожалованное императором Александром II Осетинскому
дивизиону 8-го августа 1878 г. «за оказанные подвиги мужества  и
храбрости» в Дунайской войне.33
   Освящение  знамени состоялось во Владикавказе  в  присутствии
участников  Осетинского  дивизиона  и  представителей  всех   53
приходов  Осетии.  В  своем обращении  священник  Михаил  Сухиев
указал  на  готовность осетин «служить родине,  особенно  тогда,
когда  такая  помощь требуется. По зову царя наш  народ,  всегда
верный  долгу,  собрался  … на войну.  Кто  оставил  дома  своих
престарелых   родителей,  кто  жену  и  детей...  Сам   государь
император был очевидцем той храбрости и отваги, которую проявила
наша Осетинская дивизия на поле брани и за это, помимо отдельных
наград  и  производства  в  чинах,  наша  дивизия  целиком  была
пожалована знаменем Святого Георгия».34
   Большое   внимание   о.   М.  Сухиев  уделял   педагогической
деятельности.  При  переезде во Владикавказ о.  М.  Сухиеву  был
доверен   пост   смотрителя   и  законоучителя   Владикавказской
осетинской женской школы, который протоиерей А. Колиев занимал в
открытой  им  в  1862  г.  школе для  обучения  девочек-осетинок
грамоте на родном языке.
   Назначение  о. М. Сухиева совпало с преобразованием  школы  в
1866 году Обществом восстановления православного христианства на
Кавказе  в  трехклассную школу с пансионом. Женская школа  стала
именоваться    Ольгинской,   поскольку    была    принята    под
покровительство   великой  княгини  Ольги   Федоровны   (супруги
председателя  Общества – великого князя Михаила Николаевича).  В
то  же  время школа перешла в новое, более просторное помещение.
Если при открытии школы в ней обучалось всего 10 учениц, то  уже
в 1868 г. в ней насчитывалось уже 30 воспитанниц,  из которых 24
были осетинки, остальные – русские.35  Одной из учениц была дочь
о. М. Сухиева – Надежда.
   О.   Михаил,  как  смотритель  школы,  распределял   финансы,
выделяемые  школе Обществом, организовывал весь  быт  и  учебный
процесс.  Ни один вопрос, касающийся школы, не решался  без  его
участия.  Так, в июле 1868 г. смотритель принимал  под  расписку
церковно-богослужебные книги, переданные в Ольгинскую  школу  из
упраздненного Владикавказского духовного училища.36   В сентябре
того же года о. Михаил подавал рапорт об оставлении учениц школы
в  своих  классах  еще  на  один год и о  поручении  старшей  из
воспитанниц  школы  Дарье Бабиевой в свободные  от  уроков  часы
заниматься обучением чтению вольноприходящих учениц.37
   Поскольку заботы по школе стали требовать все больше  времени
и   усилий  от  о.  М.  Сухиева,  который  одновременно  являлся
священником Осетинской церкви и благочинным осетинских приходов,
он  в  1868  г. сложил с себя обязанности смотрителя  школы.  но
остался  работать в школе учителем Закона Божьего.38   Должность
смотрителя   школы   была  упразднена,   школа   в   учебном   и
воспитательном  отношениях  стала  непосредственно   подчиняться
Владикавказской реальной прогимназии.39
   В должности учителя Закона Божьего в Ольгинской женской школе
о.  Михаил  продолжал  оставаться еще многие  годы.  Сохранилась
фотография,  сделанная в 1873 г., на которой изображены  учителя
Ольгинской  осетинской  женской  школы  (священник  М.   Сухиев,
учитель Бигаев, учительница У. Аликова), попечитель школы  Попов
и Начальник Терской области Эглау.40
   За  заслуги  в  области просвещения о. М. Сухиев неоднократно
получал  благодарности и поощрения Духовного комитета  «Общества
восстановления  православного  христианства  на  Кавказе»,   был
награжден орденом св. Анны 3 степени и наперсным крестом (1878).
   В  архиве  сохранилось ходатайство попечительницы школы  М.Б.
Свистуновой о награждении священника М. Сухиева орденом св. Анны
2  степени, которое было направлено ею в 1879 г. экзарху  Грузии
архиепископу Иоанникию.41  В нем отмечены заслуги о. М.  Сухиева
на ниве просвещения, приложившего немало труда и энергии к тому,
чтобы   осетины  стали  отдавать  своих  дочерей  в   школу.   В
ходатайстве подчеркивалось, что «священник Сухиев, став во главе
осетинского  духовенства,  не только способствовал  немедленному
открытию  школы,  но  много  положил  труда,  энергии   и   даже
собственных материальных средств, чтобы привлечь в школу женское
поколение осетинского племени»42.
   Кроме обучения учениц Закону Божьему, о. М. Сухиев с сентября
1878  г. без дополнительной оплаты стал преподавать в школе  еще
осетинский и церковно-славянский языки.
   Важное  место  в  деятельности о. М. Сухиева занимал  перевод
богослужебной  литературы на осетинский язык. О. М.  Сухиев  был
одним  из немногих знатоков осетинского языка, изучавших  его  в
Владикавказском   духовном  училище  и  в  Тифлисской   духовной
семинарии.  Вместе  со  священником А. Колиевым  и  диаконом  А.
Аладжиковым   О.   М.   Сухиев   помогал   архимандриту   Иосифу
(Чепиговскому)  освоить  новый  для  него  осетинский  язык   по
грамматике  А.  Шёгрена.  «Архимандрит Иосиф  скоро  усвоил  все
правила  осетинской  грамматики и написал сам  букварь  на  этом
языке, с русским переводом, для школ».43
   В 1860 г. о. М. Сухиев вошел в состав Комитета по переводу на
осетинский  язык  священно-церковных  и  учебных  книг,  который
образовал  архимандрит  Иосиф по  распоряжению  экзарха  Грузии,
архиепископа Евсевия.
   О.  М. Сухиев вместе с архимандритом Иосифом и священником А.
Колиевым, диаконом А. Аладжиковым, учителем С. Жускаевым  немало
потрудились  над  переводом на осетинский язык  Литургии  Иоанна
Златоуста. Издание в 1861 г. в Тифлисе этой богослужебной  книги
имело   огромное   значение,  поскольку  священники   осетинских
приходов получили возможность совершать главную церковную службу
–  литургию  –  на  осетинском языке. После  рассылки  «Литургии
Иоанна   Златоуста»  по  осетинским  приходам  церковные  власти
вменили    местному   духовенству   в   обязанность    совершать
богослужения на осетинском языке.44
   Архимандрит   Иосиф   распределил  между   членами   комитета
обязанности  по переводу на осетинский язык разных богослужебных
книг.   О.   М.  Сухиеву  он  поручил  заняться  переводом   «а)
последования,  како принимать к православной вере приходящих  от
магометан и б) часослова».45
   В  отчете  Общества восстановления православного христианства
на  Кавказе  за  1862  и 1863 гг. в разделе  «Перевод  священно-
церковных  книг  на  горские  языки» отмечалось,  что  священник
Сухиев перевел часослов.46
   Главное   внимание  членов  Комитета  в  этот   период   было
сосредоточено  на исправлении неудачного перевода на  осетинский
язык Евангелия, опубликованного в 1860 г. в Тифлисе. Переводчики
о.  А.  Колиев, о. М. Сухиев, о. А. Аладжиков, С. Жускаев  и  В.
Цораев исправили осетинский перевод текста Евангелия. В 1864  г.
книга   была издана  в Тифлисе, в большом формате – для церквей,
и в меньшем – для школ.
   В  отчете  Общества восстановления православного христианства
на  Кавказе  за  1865  г. отмечалось, что  священником  Михаилом
Сухиевым была переведена «Вторая книга царства» и др.47
   С  1866  г.  о.  Михаил Сухиев стал председателем  цензурного
комитета по переводу на осетинский язык богослужебной и  учебной
литературы.48
   В 1878 г. священники М. Сухиев и Косьма Токаев были цензорами
«Катехизических поучений», которые архимандрит Иосиф составил на
осетинском   языке   и   издал  на  собственные   средства49.
«Катехизические  поучения»  были отпечатаны  усовершенствованным
алфавитом  Шегрена,  который архимандрит Иосиф  сократил  на  11
букв.  «Теперь,  писал преосв. Иосиф в 1878 г., я  сделал  опыт,
отпечатав русским алфавитом две первые мои вступительные беседы.
Осетинский  перевод  их  просмотрен  и  исправлен  священниками-
осетинами  Токаевым и Духиевым (Сухиевым – Л.Г.). По  обсуждении
священниками   предложениями   моего   о   замене    осетинского
Шегреновского алфавита вполне русским и сделанного  мною  опыта,
оказывается,  что это очень удобно и во всякой типографии  можно
будет  печатать.  Русский  перевод  хорошо  передает  все  звуки
осетинского  языка.  И  в  школах  одновременно  и  легко  будут
изучаться как русская, так и осетинская грамматика».50
   Издание   представляло  собой  еженедельную   газету   малого
формата.  Всего  за  1878  г. вышло 52  номера.  «Катехизические
поучения» стали большим подспорьем при подготовке священников  к
проповедям.    Определенное    количество    газетных    номеров
доставлялось в Южную Осетию.51
   По  мнению исследователя периодической печати Северной Осетии
В.Д. Таказова, эту церковную газету, отвечавшую всем требованиям
периодического  издания, можно считать  первой  частной  газетой
Терской области, положившей начало осетиноязычной периодике.52
   В 1881 г. цензурный комитет, в состав которого вместе с о. М.
Сухиевым   входили  священники  К.  Токаев,  А.  Цаликов  и   И.
Дзампаев,  одобрил издание во Владикавказе на  осетинском  языке
книги  архиепископа  Иосифа «Краткая священная  история  Ветхого
завета».  В 1881 г. цензурный комитет в том же составе,  включая
священника   А.  Гатуева,  разрешил  к  изданию   другую   книгу
архиепископа  Иосифа  «Священная история  церкви  Божией  Нового
Завета». В том же году обе книги были изданы во Владикавказе.
   Священник   Сухиев  также  собирал  материал   для   «Русско-
осетинского  словаря  с краткой грамматикой»,  над  составлением
которого  епископ  Владикавказский Иосиф трудился  многие  годы.
Участие  священников Михаила Сухиева, Косьмы Токаева, Александра
Цаликова  и  Алексея  Аладжикова в работе над  словарем  епископ
Иосиф отметил в предисловии к четвертому изданию.53
   Семья  о. М. Сухиева состояла из супруги (урожденной грузинки
княжеского  происхождения), сыновей и  двух  дочерей.54   Родная
сестра  супруги  о.  М.  Сухиева  была  замужем  за  священником
Александром Цаликовым. Давние дружеские и родственные  отношения
связывали  о. М. Сухиева с Коста Хетагуровым. Сестра о.  Михаила
Кызмыда  Гаврииловна Хетагурова-Сухиева была  замужем  за  отцом
Коста – Леваном Хетагуровым. Некоторое время Коста жил в доме о.
Михаила во Владикавказе.
   Последний  год  своей  жизни о. Михаил  Сухиев  тяжело  болел
чахоткой.  Обязанности  настоятеля церкви  Рождества  Богородицы
(Осетинской)  вместо него исполнял священник Александр  Цаликов,
переведенный   летом   1992   г.  из   владикавказского   Старо-
Преображенского собора.
   Священник  Михаил Сухиев скончался 11 июня 1893 г. Через  два
дня в ограде церкви Рождества Богородицы (Осетинской) состоялось
его  погребение, на котором присутствовало почти все духовенство
Осетии  во  главе  со  смотрителем Александровского  осетинского
духовного  училища  в  сел. Ардон архимандритом  Иоанном  (Ильей
Алексеевым)  и  большое  число прихожан.55   Могила  о.  Михаила
Сухиева была утрачена в советский период.
   Священник Михаил Сухиев имел большие заслуги в деле  развития
православия  и  просвещения  Осетии.  Около  30   лет   он   был
настоятелем   церкви   Рождества   Богородицы   (Осетинской)   и
возглавлял  владикавказское благочиние, в которое входило  около
половины  всех осетинских приходов. Протоиерей А. Гатуев  писал,
что  «священник  Сухиев...  весьма  ревностно  и  продолжительно
послужил  Осетии».56  Активная миссионерская и  просветительская
деятельность  о.  М.  Сухиева  отмечалась  в  отчетах   Общества
восстановления православного христианства на Кавказе.
   Заслуги  о.  Михаила  Сухиева высоко оценивал  епископ  Иосиф
(Чепиговский).  11 октября 1887 года в своей  речи  на  открытии
Александровского  духовного училища в Ардоне  он  указал  на  о.
Михаила  Сухиева  как на одного из осетинских пастырей,  который
был   его  сподвижником,  переводчиком  богослужебных  книг   на
осетинский   язык   и  ревностным  проповедником   слова   Божия
осетинам.57
   В    публикуемой   статье   освещены   лишь   основные   вехи
подвижнической деятельности священника Михаила Сухиева,  видного
миссионера и просветителя дореволюционной Осетии.
   
   
    ПРИМЕЧАНИЯ

    1 Центральный государственный архив РСО-Алания (ЦГА  РСО-А.)
Ф.149. Оп.1. Д.359. С.1, 1об, 2, 3.
    2 Там же. Ф.290. Оп.1. Д. 211. Л.80об.
    3 Там же. Ф.149. Оп.1. Д.359. С.1, 1об, 2.
    4  Гатуев  А.  Христианство в Осетии.  Исторический  очерк.
Владикавказ, 1901. С. 49.
    5 Там же. С. 2, 3.
    6 Научный архив Северо-Осетинского института гуманитарных и
социальных исследований (НА СОИГСИ). Ф.10. Оп.1. Д.55. Л.5 – 6.
    7  Шегрен  А.М.  Осетинская грамматика с  кратким  словарем
осетинско-русским и российско-осетинским. Спб, 1844.
    8 ЦГА РСО-А. Ф. 12. Оп. 7. Д. 247. С.2.; ВЕВ, 1900, 518. с.
324.
    9 Гатуев А. Указ. раб.  С. 59.
    10   Протоиерей   Георгий   Итониев   //   Владикавказские
епархиальные ведомости. 1917. №2. С.89.
    11 Гатуев А. Указ. раб. С. 61.
    12 ЦГА РСО-А. Ф.11. Оп. 62. Д. 230. С. 107.
    13  Попов  И.  Преосвященный Иосиф, Епископ Владикавказский
(1821-1890 гг.) Киев, 1902. С.38.
    14 НА СОИГСИ. Ф.10. Оп.1. Д.66. Л.7об.
    15 Там же. Л.20.
    16 Там же. Ф.10. Оп.1. Д.70.Л.6.
    17 ЦГА РСО-А. Ф.53.Оп.1. Д. 2113. Л.1– 6.
    18 Там же. Ф.11. Оп.62. Д.266. Л.10.
    19 Там же. Ф.12. Оп.6. Д.910. Л.1.
    20 Там же. Ф.11. Оп.62. Д.266. Л.10, 10об.
    21  Статьи неофициальной части «Терских ведомостей» за 1875
г. Владикавказ. С.275.
    22 ЦГА РСО-А. Ф.11. Оп.62. Д.2379. Л.49об.
    23 Попов И. указ. раб. С.46.
    24 Гатуев А. Указ. раб. С.59.
    25 Попов И. Указ. раб. С.48.
    26 Отчет Общества восстановления православного христианства
на Кавказе за 1889 г. Тифлис, 1890. С.94-95.
    27  Хабос. Еще о калыме в Осетии // Терские ведомости (ТВ).
1900.№13. // Периодическая печать Кавказа об Осетии и осетинах /
Сост. Чибиров Л.А. Цхинвали, 1987. Т.3. С.343
    28 Отчет Общества восстановления православного христианства
на Кавказе за 1889 г. Тифлис, 1890. С.95.
    29 Отчет Общества восстановления православного христианства
Кавказе за 1890 г. Тифлис, 1891. С.294-296.
    30 Отчет Общества восстановления православного христианства
на Кавказе за 1889 г. Тифлис, 1890. С.94.
    31 Отчет Общества восстановления православного христианства
на Кавказе за  1890 г. Тифлис, 1891. С.184.
    32 ТВ. 1885. №92. 14 ноября.
    33 Баев Г. Боевая служба осетин. Владикавказ, 1991. С.43-44.
    34  Гутнов  Ф.Х. Века и люди: Из истории осетинских  сел  и
фамилий. Владикавказ, 2001. С.56.
    35  НА СОИГСИ. Ф.10. Оп.1. Д.43.Л.25.
    36 ЦГА РСО-А. Ф.263. Оп.1. Д.2. Л. 21.
    37 НА СОИГСИ. Ф.10. Оп.1. Д.43.Л.26.
    38 ЦГА РСО-А. Ф.12. Оп.7. Д.247. Л.1-1об.
    39 НА СОИГСИ. Ф.10. Оп.1. Д.43.Л.27.
    40 Там же. Ф.10. Оп.1. Д.22.
    41 ЦГА РСО-А. Ф.12. Оп.7. Д.247. Л.3-5.
    42 Там же. Л.3об.
    43 Гатуев А. Указ. раб. С. 60.
    44 Обзор деятельности Общества восстановления православного
христианства на Кавказе за 1860-1910 гг. Тифлис, 1910. С.159.
    45 На СОИГСИ. Ф.10. Оп.1. Д.62. Л.12.
    46 Там же. Ф.1. Оп.1. Д.216. С.11.
    47 Там же. Ф.10. Оп.1. Д.66. Л.7.
    48 Гатуев А. Указ. раб. С.103.
    49 Иосиф, епископ Владикавказский. Катехизические поучения.
Владикавказ, 1878. (на осет. яз.).
    50 Попов И. Указ. раб. С.69.
    51 Баев Г. Исторические сведения о развитии христианства  в
Осетии 1907-1912 гг.// ЦГА РСО-А. Ф.224.Оп.1.Д.18.Л.2.
    52 Таказов В.Д. Журналистика и литературный процесс в Осетии
(вторая половина ХIХ – начало ХХ в.). СПб., 1998. С.41.
    53  Русско-осетинский  словарь  с  краткой  грамматикой  /
Составил Иосиф, епископ Владикавказский. Владикавказ, 1884. С.1.
    54 Сухиев Михаил Михайлович (1868 – 24.02.1890) – сын о. М.
Сухиева,  умер  от  раны в возрасте 22  лет,  был  захоронен   в
семейном  склепе  в  церковной  ограде  владикавказской   церкви
Рождества  Богородицы (Осетинская церковь).  ЦГА  РСО-А.  Ф.296.
Оп.1. Д.118 Л.39 об, 40. Могила М. Сухиева была утрачена.
   Сухиева Вера Михайловна (15.11.1865 – 26.06. 1891) – дочь  о.
М.  Сухиева,  в  замужестве Аликова. Вера была близкой  подругой
Анны Поповой, которую любил К.Хетагуров.
   Сухиева  Надежда  Михайловна – дочь о. М.  Сухиева.  Окончила
Ольгинскую женскую гимназию.
    55 ЦГА РСО-А. Ф.296. Оп.1. Д.118. Л.204.
    56 Гатуев А. Указ. раб. С.103
    57 Там же. С.103.
К содержанию || На главную страницу