Юлия ШЕСТЕРОВА (Владикавказ)

ЭЙФАРИЖ

   
   АЭРОПОРТ «ВЛАДИКАВКАЗ»
                               
   Путешествие начинается! Волнение перед стартом, все утро  не
дававшее  мне покоя, улеглось… а погода, наоборот, разошлась  –
по стеклу иллюминатора уже стекают капли… Осетия плачет, что  я
уезжаю? Не плачь, я скоро вернусь!
   В голове крутится модная песня, как нельзя более в тему:
                  – Сидеть в самолете,
                  И думать о пилоте,
                  Чтоб хорошо взлетел,
                  И крайне удачно сел…
   Куда  лечу,  зачем  лечу? Какие люди меня  там  ждут?  Какие
приключения? Какой он, Париж?
                  – И крайне удачно сел
                  Где-нибудь в Париже,
                  А там еще немного – и Проваааанс…
   На  летном  поле почему-то всегда дует ветер. Наверное,  это
ветер перемен.
   
   
   ЭЙФАРИЖ
                               
   Ночь. Отель Аркантис Фрочот
   Ну,   первые   впечатления,  конечно,  очень   смазанные   и
сумбурные.  В парижском аэропорту нас встретила очень  приятная
русская  девушка  Диана, чем-то похожая на певицу  Земфиру.  За
полчаса  пути  она  успела рассказать нам  кучу  страшилок  про
грязное  и  крайне  запутанное метро,  про  карманных  воришек,
пробки, но главное, она научила нас волшебному слову СИЛЬВУПЛЕ.
Если  произнести  его  на улице, то тебе непременно  помогут  в
любой ситуации.
   Итак,  мы  в  отеле  «Аркантис». Высокое «французское»  окно
выходит  в  темный  проулок, дом напротив  всего  в  нескольких
метрах. Внизу в одном из окон виден детский уголок с игрушками,
наверное,  это  жилой  дом.  Самое унылое  в  номере  –  двери,
выкрашенные синей масляной краской…
   
   
   ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
                               
   7.37 по парижскому времени. Отель Аркантис
   Первое  утро  в  Париже.  Спалось  хорошо!  За  окном   пока
сумрачно. Интересно, что будет на завтрак?
   
   22.26  Отель Аркантис. Кровать
   Фуф.  Ну,  первый день в Париже – это первый день в  Париже!
Невероятное   количество  впечатлений   удивительной   яркости,
насыщенности и наполненности… Попробую по порядку.
   Разобрались по карте с маршрутами, разделились на  две  пары
–   Таня  с  Наташей  вышли  раньше,  а  мы  с  Катей  спокойно
дозавтракали  и,  не торопясь, пошли. Утро…  солнце…  чистейший
воздух… птички поют… людей мало… Париж красив, хотя и грязноват
– асфальт в потеках, кое-где мусор. Но утро великолепное! После
владикавказского   и  московского  мокрого   снега   в   Париже
неожиданно  оказался  разгар  весны!  Цветущие  вишни,  яблони,
нарциссы, гиацинты…
   Удивительные  открытия каждую секунду – смотри,  какой  дом!
Ой,  деревце цветет… Машинка какая маленькая, смешная!  Дорожка
для  велосипедов,  уборочная машина, магазины,  отели,  станции
метро… И как-то все камерно, близко, город кажется небольшим  и
уютным, хотя дома высокие, площади просторные.
   Пошли пешком в Нотр-Дам де Пари. По пути решили заходить  во
все   интересное.  Первым  оказался  католический   собор   Св.
Елизаветы.   Мы  не  сразу  решились  войти,   такой   он   был
величественный   и  пустынный.  Потоптались  возле   стеклянных
дверей,  но  вошли.  Ряды скамеек. Темные своды…  Возле  алтаря
какой-то  мужчина, и больше никого. Он молча ставит нарциссы  в
вазу,  не  обращая на нас внимания. Благоговейно обошли  собор,
стараясь не пропустить ни одной детали – витражи, статуи,  икон
нет,  фресок  тоже…  все  очень строго  и  торжественно.  Свечи
маленькие, плоские, стоят на спиральных подставках,  совсем  не
так,  как в православных церквях. Дойдя до алтаря, оборачиваюсь
и  вижу над входом огромную конструкцию из блестящих трубочек –
орган! Жаль, что невозможно его сейчас услышать…
   …Уличная  скульптура  –  огромная  черная  лежащая  на  боку
женщина. На табличке неожиданное название – «Гармония»… хм... я
как-то  по-другому себе гармонию представляла,  ну,  у  каждого
свое видение таких абстрактных понятий.
   …Прямо   на   тротуаре  спокойно  спит  какой-то  гражданин,
укрывшись курткой с головой, видны только грязные босые ступни.
Никому  до  него  нет дела. И нам нет. Нас ждет  Нотр-Дам.  Еще
поворот,  и  кажется,  вот он – тот самый знаменитый  Нотр-Дам.
Слышу русскую речь, пристраиваюсь к экскурсии, слушаю подробное
описание фасада, состоящего из огромного количества фигур, мало
что  запоминаю,  кроме  одного: «Обратите  внимание  на  фигуру
человека,  держащего в руках свою голову. Если вы уже  были  на
Монмартре,   то,   конечно  же,  слышали   легенду   о   первом
христианском епископе, казненном римлянами. Напомню, что  после
казни  он  встал, взял в руки свою голову, омыл ее от  крови  и
пронес  шесть  километров…». Кто-то из слушателей:  «А  нам  на
Монмартре  рассказывали, что не шесть, а десять!». Экскурсовод,
после  паузы,  подумав: «Ну нет, десять это нереально!».  Я  не
удержалась от комментария: «Ага, а шесть километров без  головы
– в самый раз!», и пошла в собор.
   Внутри   –   просто   перенасыщенный  раствор   прекрасного,
кажется,  что  красота  разлита в воздухе.  Ощущение,  что  она
впитывается прямо через кожу. В каждой нише вдоль стен есть что-
то  достойное  внимания: статуя Жанны Д’Арк,  макет  собора  со
всеми   подробностями,  что-то  типа  гробниц  –   лежащие   на
возвышении фигуры. Времени на то, чтобы побродить подольше,  не
было,  поэтому  получилась  легкая  экскурсия,  думаю,  мы  еще
вернемся…
   Пора  снова  бежать  в  парк  Ля-Виллет,  надеюсь,  девчонки
знают,  как  туда  добраться. У Кати очень  здорово  получается
разбираться  в  картах и схемах, повезло с ней, однозначно!  От
Монмартра  до отеля совсем недалеко, идем по бульвару  Клиши  –
знаменитой   улице  Красных  фонарей,  кругом   соответствующие
магазины: «Секс тойс», «Сексодром»…
   Забегаем  в  отель,  чтобы  переодеться,  и  видим  в  холле
Наташу,   с  которой  расстались  перед  дневным  путешествием.
Оказывается, она вызвала такси и приглашает нас поехать с  ней.
Такси  недешево, особенно в пересчете на рубли – двадцать  пять
евро, тысяча рублей! Однако Наташа берет расходы на себя, и  мы
соглашаемся. Таксист совсем не говорит по-русски и  очень  мало
по-английски, поэтому на то, чтобы объяснить ему, куда мы хотим
попасть,  уходит  некоторое время.  Слово  «Ля-Виллет»  его  не
сориентировало,   он   попытался  уточнить.   Мы   знали,   что
встречаемся  под  огромным зеркальным  шаром.  Наташа,  сидящая
впереди,  разводила руками, изображая круг, и громко повторяла:
«шар, Шар, ШАР!!!». Таксист лопотал по-своему, Наташа сердилась
и  говорила все громче… наконец ему это надоело, и мы  поехали.
Буквально минут через десять он остановился и высадил нас возле
какого-то  мостика.  Шара  видно не  было.  И  ничего  на  него
похожего  тоже.  Может, он все-таки нас не понял  и  привез  не
туда?  Стали  приставать к редким прохожим,  но  русское  слово
«шар» им ни о чем не говорило почему-то, а как это сказать  по-
французски, мы не знали. Пошли искать сами. Здание  с  большими
окнами,  слава  богу,  есть надписи на английском  –  «выставка
научной фантастики», идем туда.
   Проходим  через  здание  насквозь и … совершенно  непонятное
зрелище!  Шар, как мне показалось, размером с пятиэтажный  дом,
состоящий из зеркальных треугольников, плотно подогнанных  друг
к  другу, плыл в фонтане. Нижняя часть отражала воду, верхняя –
небо,  сливаясь  с ним, поэтому реально был виден  только  низ,
верхние границы  шара терялись в пространстве.
   Подходим  по  мостику ближе, оказывается,  шар  периодически
издает  нежные  переливчатые звуки, как гигантская  музыкальная
шкатулка.  О предназначении сего фантастического сооружения  мы
могли  только  строить догадки, и только уже приехав  домой,  я
узнала  из  Википедии, что это – сферический кинотеатр.  Шар  с
фонтаном  расположен на крыше здания, которое мы  не  заметили,
так как оно располагалось уровнем ниже – под мостиком. А вообще
Ля-Виллет – техно-парк.
   Вокруг   шара   уровнем  ниже  буйствуют  магнолии   –   над
ограждением торчат только розовые макушки.
   Метро  –  уже  легко, супермаркет – запросто, и  в  отель  –
ужинать и отдыхать.
   
   
   ВТОРОЙ ДЕНЬ В ПАРИЖЕ
                               
   Утро. Кафе «Гармония»
   Да,  да,  снова гармония. Она меня здесь просто  преследует.
Перед  входом,  как  положено  – круглые  столики  с  плетеными
креслицами,  матерчатый навес. Внутри – удивительное  сочетание
несочетаемых  деталей  –  какой  только  ерунды  на  стенах  не
навешано  – портрет Че Гевары соседствует с нотными знаками,  у
стены  –  стеллаж  с  какими-то книгами,  на  верхней  полке  –
металлическая  черная  кошка, на холодильнике  огромная  мягкая
игрушка – негр с дредами в черном цилиндре.
   Барменша,  официантка, а может, и хозяйка, кто их  разберет,
худенькая   мулатка   с   профилем   древних   статуэток,    не
останавливается ни на минуту: «Капучино? Тии? Кофии? три евро».
А запах кофе из кофемолки… ммм…
   01.05.  Отель
   Только  что  приползли  с Эйфелевой башни. Сил  нет  никаких
писать, и слов тоже – нет! Правда, нет. Только чужие:
                  – Весь мир на ладони,
                           Ты счастлив и нем…
   …После кафе отправились в свободный полет, практически  куда
глаза  глядят, уже в расширенном составе. Все наши восемь  глаз
смотрели  в  сторону  Лувра, и мы дружно,  уверенно,  с  картой
наперевес  двинулись  пешком во дворец.  C  намерением  видеть,
слышать, воспринимать кожей ВСЕ, что встретится на пути.
   Почти  случайно  сворачиваем в  какую-то  арку,  за  которой
неожиданно  среди  серых  домов  открывается  большое   светлое
пространство. Под ногами белый песок, в котором играют  детишки
разных  народов,  журчат фонтаны, летают  розовые  лепестки  и…
музыка!  Да,  музыка тоже летит! Наверное, это  был  вальс,  он
кружился,  летел и благоухал! Все это вместе с ярким  солнечным
светом  вызывало удивительное внутреннее ощущение – неудержимую
улыбку.
   Это  оказался  сад Пале-Руаяль. Волшебный парк.  Парк-вальс!
Ощущение  легкости  и  нежности.  Розовые  лепестки  вездесущих
магнолий,  ажурные скамеечки, прямые светлые аллеи  –  все  это
замкнуто  рамкой обычных домов с балкончиками. Захотелось  этот
кусочек пространства свернуть и положить в карман.
   …Лувр!  Стеклянная  пирамида  во  дворе,  известная  мне  по
роману  «Код  да  Винчи»,  вызвала  противоречивые  ощущения  –
конечно, она не гармонировала со старинными коричневыми стенами
дворца,   но,   возможно,  символизировала  связь   времен   от
египетских пирамид (формой) до наших дней (материалом)? Так,  в
музей  сегодня  не идем, он запланирован на один  из  последних
дней.  Сегодня мы просто дышим воздухом, той самой «атмосфэрой»
Парижа…
   Перед  нами арка Карузель (карусель по-русски), а за  ней  –
парк Тюильри. Тюильри, какое удивительное слово, в нем слышатся
птичьи  трели  и  чувствуется вкус трюфеля,  а  на  самом  деле
знаете, что оно значит? Черепица. Здесь просто набирали  глину,
из  которой делали знаменитую красную черепицу, которой покрыты
все  старые  дома Парижа. Тюильри – огромный королевский  парк,
статуи,  дорожки, посыпанные белым песком, люди, сидящие  прямо
на траве.
   Пройдя   парк  насквозь,  вышли  к  площади  Согласия,   по-
французски «Конкорд». Там было очень много людей с мотоциклами,
слет  байкеров  местных.  В  центре установлена  стела,  давшая
название  площади.  Эту штуку Франции подарил  Египет  в  честь
того,  что  они,  видимо, о чем-то договорились.  Прямоугольная
каменная   колонна,   исчерченная  иероглифами,   заканчивается
золотым треугольным наконечником.
   …А  вот  и дождик кончился. Отправляемся к Эйфелевой  башне…
Мы спустились в метро, довольно пустынное в это вечернее время,
уселись  на пластиковые скамеечки в ожидании поезда. Возле  нас
оказались уличные музыканты.  В вагоне один на гитаре, другой –
на  гармошке  заиграли «Бамболео», а наша  Оксана  пустилась  в
пляс!  Она  кружилась,  вокруг нее летели  ее  длинные  волосы,
сумки, закручивая мелодию в спираль, создавая вихрь безумной  и
легкой радости… Мы хлопали в ладоши, хохотали, подпевали, не  в
силах  остановиться.  Я  не  знаю, что  думали  французы!  –  А
французы,   –   как  сказала  потом  Таня,  –  проявляли   свою
толерантность!
   В  этом  состоянии мы выкатились на нужной станции  и  почти
сразу  увидели  ее – сияющую золотом, стройную и  ажурную,  как
чулок,  башню. Очень похолодало, но что нам до этого! Вперед  и
вверх!   В   окна  лифта  видны  убегающие  вниз  металлические
конструкции, уменьшающиеся огоньки… Господи, неужели все это  –
правда,  все  это  происходит со мной?  Я  поднимаюсь  в  лифте
Эйфелевой  башни  в Париже. Той самой, в форме которой  сделаны
два   хрустальных   подсвечника,  наша  единственная   семейная
драгоценность.  Я  обожала разглядывать их в  детстве,  трогать
ажурные  линии,  даже не догадываясь, что  это  такое…  Детские
воспоминания сейчас придают ощущениям еще большую нереальность.
И  тем  не  менее  – это происходит. Я не знаю,  что  чувствует
человек,  покоривший Эверест или Килиманджаро.  Но  думаю,  что
ощущения похожи. Здесь такой же пронизывающий ветер, дождь  уже
больше похож на снег… Полное изнеможение и, наверное – счастье.
   По  дороге домой чуть не потерялись, Таня убежала вперед,  а
на нас с Катей напали негры-продавцы сувениров, пришлось купить
у них несколько брелоков и косынок.
   В   полном  изнеможении  добрались  до  отеля.  Все.  Спать…
Спааать…
   
   
   ТРЕТИЙ ДЕНЬ
   
   8.30 Париж. Отель «Аркансис»
   – БАМ! БАМ! БАМ!
   Что    случилось?   Громовые   удары   в   фанерную   дверь.
Подскакиваю, из коридора слышится танин голос:
   – Девчонки, вы что?
   Проспали!  Летаем по номеру, я собралась за десять  минут  и
даже успела позавтракать.
   Наметили  с  европейскими девчонками маршрут  и  отправились
всей  гопкомпанией по улице Роз к Бастилии. Пешком.  В  витрине
магазина  –  русские книги! Приятно, черт возьми. И на  русском
языке,  и в переводе, и Лев Толстой тут тебе и Барто почему-то…
интересный набор.
   По  пути неожиданно (для меня, во всяком случае) выяснилось,
что  здания Бастилии, собственно, не существует! Его  разрушили
еще  во  времена Французской революции. Ну, нас  это  особо  не
смутило, и мы пошли посмотреть на то, что от него осталось. Это
оказалась сложенная из ее камней высоченная колонна почему-то с
богом Меркурием наверху.
   Пока  доползли, страшно проголодались и прямо на этой  самой
площади  Бастилии уселись обедать в китайском  ресторанчике.  Я
наелась   от  пуза!  Приятная  неожиданность,  мы   уже   стали
привыкать, к здешней дороговизне, и тут такой милый  сюрприз  –
тарелища лапши с креветками за пять евро.
   Оттуда   помчались  на  экскурсию  по  Латинскому  кварталу,
которая стартовала от Лувра (кажется, я уже знаю каждый камушек
дворцовой площади в лицо).  Снова выходим к Нотр-Даму, недалеко
от  него милая достопримечательность – дерево, растущее  здесь,
как  гласит  табличка, с 1602 года, судя по его виду  –  вполне
верится, покосившийся ствол укреплен чуть ли не бетоном.
   Устали  невероятно! Экскурсия закончилась  в  Люксембургском
саду,  там  мы рухнули на железные стулья под статуей  Свободы,
задрали ноги на спинки стульев и минут двадцать просто не могли
пошевелиться.
   Все-таки  подняли  себя,  кое-как обулись  и  доковыляли  до
магазинчика  с  макаронами – это такие  знаменитые  французские
пирожные…  на  мой вкус – так себе. А по пути  мне  встретились
Алые  паруса!  Они  плыли мне навстречу, надуваемые  ветром…  в
фонтане. Ах, где мой Грэй? Покормили плавающих там же  уток,  а
то,   что  они  не  склевали,  слопала  рыба,  темным  силуэтом
появившаяся из воды.
   Побродив  по  вечерним  улицам, зашли в  несколько  лавочек,
приятно  пообщались  и  поторговались с продавцами  и,  накупив
сувениров, спустились в метро.
   
   
   ЧЕТВЕРТЫЙ ДЕНЬ
   
   0.25. Париж. Отель «Аркансис»
   Ну  вот...  Приехали.  У  меня было свидание.  В  Париже.  С
испанцем.  Мы гуляли по мосту Влюбленных. Как в кино…  Действия
без  эмоций…  Оставила его на Сене и убежала в метро.  Пришлось
топать   от  Лувра  до  Конкорда.  Пришла  в  отель,  а   дамы,
оказывается,  выпили тут без меня две бутылки  водки.  Горланят
сейчас внизу русские песни. Послали Катюху за третьей. Польская
водка, говорят, хорошая, меня угостили местным пивом. Так себе…
   Но вернемся к событиям сегодняшнего дня.
   Мы   пошли  в  Сен-Шапель,  где  витражи,  о  котором  Сашка
говорила,  что  туда  «стоит  попасть  всенепременнейше!».  Да.
Очень.  Я  зашла  и о-не-ме-ла. Легчайшее, тончайшее,  ярчайшее
зрелище!  Настолько красиво, что не верится, что  это  создание
рук  человеческих,  притом  в каком-то  там  двенадцатом  веке.
Смотришь, и внутри начинает играть какая-то музыка…
   Теперь  опять в Нотр-Дам. Попали на службу. Орган – это  так
красиво. Звучит легко и величественно одновременно.
   Да!  Перед входом в Нотр-Дам были гигантские мыльные пузыри!
Метр в диаметре! Как будто у тебя на глазах создаются и тут  же
исчезают целые радужные миры… Парень в кепке сооружал их какими-
то  штуками, похожими на удочки, а китайские детишки  с  визгом
пытались их потрогать.
   Нотр-Дам,  как известно, находится на острове Сите,  поэтому
набережные  там со всех сторон. Я спустилась к Сене.   Сижу  на
теплых камнях, свесив ноги к воде…. Закат.
   Вот  такой  получился четвертый день в Париже.  А  завтра  –
шопинг!
   
   ДЕНЬ ПЯТЫЙ
                               
   Ночь. Отель
   Утром   барышням  было,  мягко  говоря,  не  очень   хорошо,
завтракала я одна…
   Но  Катерина  мужественно собралась с силами, и  мы,  как  и
планировали,  отправились за покупками. Начали  с  музея  духов
«Фрагонар», расхваленного экскурсоводами. Разочаровал. Какие-то
малоизвестные ароматы и не сказать, чтобы так уж дешево. Теперь
держим путь в знаменитый торговый центр.
     «Галлери  Лафайет»,  да-да, это  не  театр!  Это  магазин.
Роскошно  и  дорого. Не подступиться. Уходя, на  всякий  случай
померила  несколько брендовых парижских платьев и  вперед  –  в
демократичный H&M»!
   В   «эйчендеме»  на  распродаже  я  оторвалась   –   платья,
кофточки, рубашки, подарки домашним! И – упс – вышла за пределы
собственного  бюджета.  Вечером в  отеле  выяснилось,  что  все
купленные в Москве евро уже потрачены. Хорошо, что есть  рубли.
Купила  еще  несколько европейских денег  аккурат  на  вечернюю
прогулку  по  Сене и завтрашний Лувр. Обедать буду припасенными
орехами,  ужинать кашкой «Быстров», ну ничего, послезавтра  уже
летим домой, а в самолете еще покормят!
   Плавание  по  Сене состоялось уже в темноте и под  дождем  –
Эйфель  с  реки  великолепен. Мы подплыли к самому  подножию  –
поверхность   реки   вся  искрилась  и  переливалась,   отражая
опрокинутую красавицу-башню.
   По  пути в отель оказались на станции «Новый мост», и  здесь
нас  ждал  привет  из  России  –  огромное  панно  на  стене  с
изображением  Курочки  Рябы! Мы ее и не  узнали  сразу.  Однако
золотое яйцо и текст сказки на русском и французском  языках не
оставили места для сомнений. Все, теперь домой, в отель. Чай  и
спать! Завтра последний день в Париже.
   
   
   ДЕНЬ ШЕСТОЙ. БЕСКОНЕЧНЫЙ
   
   14.30. Лувр
   Сижу   в   античном   дворике  совершенно   обессиленная   и
перенасыщенная искусством… Тут так хорошо, красиво и  спокойно…
никуда не хочется уходить.
   С  самого утра бродили по музею. Познакомились со всем самым
знаменитым.  Джоконда  и Венера Милосская  –  здесь  две  самые
главные достопримечательности!
   Вокруг  них  –  толпы  зрителей… Древний  Египет  впечатлил.
Камни  с  надписями, до которых можно дотронуться  –  осязаемое
время….  Саркофаги, поставленные вертикально друг за  другом  –
первые   расписные  деревянные  матрешки.  Настоящая  мумия   –
неприятное зрелище.
   Греция!  Нет ничего прекраснее и гармоничнее белых мраморных
статуй.  Тончайшее изящество. Сижу босиком и думаю о  том,  что
очень  хотела  бы  посмотреть импрессионистов,  это,  по  моему
мнению,  единственные картины, которые стоит смотреть «вживую»,
репродукции не передают игру света и тени… а их здесь не  было.
Они все в музее д’Орсе, а у меня на него уже нет денег. Видимо,
оставлю эту радость на следующий приезд в Париж…
   Я люблю тебя, Париж. И это правда!
   
   16.40. Метро
   Ну  вот...  опять нашла приключения! Вышла  из  Лувра  одна,
прошлась по Тюильри. Кстати, набрела на скульптуры Родена прямо
на улице! Очень понравились!
   Оказалась  на  каком-то  мосту  в  центре,  сфотографировала
башню (кстати, интересно вышло).
   Никого  не  трогаю.  В  двух шагах от  меня  останавливается
мадам несколько потрепанного вида, наклоняется и поднимает что-
то  с  земли.  Подходит ко мне, протягивает на ладони  огромное
золотое обручальное кольцо. Лопочет вопросительно по-французски
–  мол,  ваше? Нет, говорю, не мое. Она сует мне его в  руки  и
говорит  еще что-то, я так понимаю – «все равно возьми и  будет
тебе счастье!»  Я беру! Она уходит. Стою, верчу подарок в руках
–  металл  толстый,  желтый, проба есть. В  этот  момент  мадам
возвращается. Говорит и показывает жестами, уж не знаю,  как  я
ее  поняла, что за мое будущее счастье, каким бы оно  ни  было,
готова выпить, например, чашечку кофе или выкурить сигару… Ноу,
говорю  я, ноу мани. Только проездной в метро и русская мелочь,
которую я планировала сейчас покидать с моста в Сену. От  нашей
мелочи  мадам  почему-то отказалась и вдруг на  чистом  русском
языке грубо сказала, протянув руку к кольцу, которое до сих пор
было у меня в кулачке:
   – Дай!
   Отдала,  конечно. Мадам с кольцом, расстроенная,  удалилась.
А  я  осталась стоять, удивляться.  А сейчас еду в Сакре Кёр  –
Собор Святого сердца (Базилика Святого сердца).
   
   17.50. Монмартр
   Да  уж!  Путь  к  Святому сердцу оказался  весьма  и  весьма
непростым! Вышла из вагона на незнакомой станции, ближайшей  по
карте к Собору на вершине Монмартра. Есть лифт и лестница вверх
(не  эскалатор). Выбираю почему-то лестницу… иду…  иду…  ни  за
мной,  ни  впереди нет ни одного человека. Странно,  думаю,  но
спускаться как-то уже не хочется. Хотя промелькнувшая на  одном
из  пролетов  надпись,  что  впереди  еще  сто  пятьдесят  пять
ступеней,  должна  была  меня  насторожить!  На  поверхность  я
взобралась  уже  русалочьими ножками –  ноги  ведь  всю  первую
половину дня без устали носили меня по мраморным залам Лувра…
   Прямо  напротив выхода из метро – церковь, красивая,  но  не
та.  Покружилась по площади, достала карту, не помогло. Увидела
какой-то  дворик  с цветущими деревьями, решила  посидеть  там,
передохнуть. Сижу, смотрю на странную синюю стену,  испещренную
белыми  надписями на разных языках… может, это я случайно  (или
волшебным  образом)  наткнулась  на  ту  самую  стену  Любви  –
достопримечательность  Монмартра? Значит,  тут  должна  быть  и
надпись на русском «Я тебя люблю» или хоть «I love you»… И  да!
Оно  и  есть. Вот тебе метафора – путь к собору Сердца – только
через стену Любви.
   Ладно,  Любовь  есть,  а Сердце ждет.  Попробуем  рассуждать
логически. Базилика эта на вершине холма, значит, если я  пойду
вверх,  то рано или поздно приду куда надо. И я пошла, и  дождь
тоже  пошел. Карта промокла, ни одна улица на ней с  окружающей
действительностью не совпадает. Но я все равно  иду  вверх.  По
тем самым киношным улочкам Монмартра,  которые так прекрасны  в
фильме  «Амели»…  В  одном  из кафе играют  на  пианино  что-то
незнакомое и прекрасное… А вот и белый купол.  Необычный собор.
Выглядит как крепость.
   Базилика  внутри  строга, как и снаружи. Небольшие  витражи.
Купол  над  освещенным  алтарем в  отличие  от  других  церквей
расписан: на синем фоне парит, раскинув руки крестом,  Иисус  в
белых одеждах…
   Началась  служба.  Красивая музыка, нежные  женские  голоса.
Монахини  в  белом,  на голове черные уборы.  Свечи  в  красных
стаканчиках.  Все-таки  католицизм и  его  обряды  это  хорошее
красивое   действо,  продуманное  и  отрепетированное   веками.
Священник начал какой-то обряд. Вынес две чаши, из одной  выпил
сам, из другой напоил монахинь. Третья – прихожанам.
   Служба окончена. Гаснут люстры. Горят свечи и витражи.
   Иду  к  выходу. На одной из скамеек вижу мокрую Таню.  Мы  с
ней   с   утра   в  Лувре  потерялись.  А  сейчас   здесь,   не
договариваясь, встретились. Сидит, что-то рисует. Я в  общем-то
уже не удивилась.
   
   02.30. Отель Акансис
   Ну  и длинный же сегодня день! Просто бесконечный. Мы только
что  пришли.  Сейчас вещи будем собирать, завтра в восемь  утра
уже надо быть в холле – ждать автобус в аэропорт.
   Итак,  после  Сакре-Кёра мы с чудесно  встреченной  Татьяной
заскочили   за   Катериной   в  отель   и   поехали   исполнять
гастрономическую мечту Кати – поесть в Париже лягушек. Двадцать
четыре  евро  порция с салатом на гарнир. Я съела  кусочек  для
порядка – не понравилось. Особенно чесночный соус. Заведение  с
очень своеобразным интерьером.
   Оттуда   пошли  пешком  по  набережной,  я  хотела  показать
открытый  мной  мост Влюбленных напротив Лувра.  Там  оказалась
такая  красота  –  река, иллюминация, звезды,  башня  в  тумане
искрится, а огни соседнего моста отражаются в воде.
   Пока  гуляли,  время перевалило за полночь.  Переходы  метро
закрылись,    и   мы   поехали   туда,   где   было    открыто.
Сориентировались по карте, вышли на какой-то станции  вроде  бы
недалеко от гостиницы. Однако, то ли от усталости, то ли просто
не   хотелось  расставаться  с  волшебным  Парижем,  умудрились
отправиться  из  метро  в  противоположную  от  бульвара  Клиши
сторону! Проплутали в темноте больше часа. Устали окончательно.
Зато  было  приятно обратиться за помощью к поздним прохожим  –
двум  очаровательным молодым типичным французам в  шарфиках,  у
них даже дымящиеся сигареты приятно пахли! Они нам по нашей  же
карте буквально на пальцах объяснили, что мы час топали не в ту
сторону. И мы, счастливые, пошли обратно, а когда, наконец, еще
через   каких-то  полчаса  показался  наш  бульвар,  мы   стали
счастливее вдвойне.
   
   
   ДЕНЬ СЕДЬМОЙ
   
   31 марта 2011 г.
   12.45. Аэропорт Шарль де Голль
   Самолет  “Эйр-Франс», место 11 F, у  окна,  нет,   все  таки
иллюминатора.
   Ну  вот  и самолет. Вчера я никак не хотела, чтобы последний
день в Париже закончился, поэтому не  начинала собирать вещи до
четырех   утра!   Портье  уже  с  шести  часов   начал   будить
отъезжающих, ломился во все двери, так что подскочили  мы  даже
раньше будильника, поставленного на семь утра.
   И  дальше  все  пошло по плану – неспешный плотный  завтрак,
веселая  Диана  –  сопровождающая,  галантный  лысый   водитель
автобуса.  Автобусик на этот раз нам достался небольшой,  легко
колесил  по  узким улочкам 9-го округа.  Сквозь  мокрые  стекла
мелькают   парижские  фонари,  все  те  же  цветущие  магнолии,
светофоры,  люди  под разноцветными зонтиками…  из-за  дождя  и
скорости   пейзажи   за  окном  кажутся  написанными   любимыми
импрессионистами…
   Разгон. Взлет.
   «То взлет, то посадка, то снег, то дожди…»
   Летим  над облаками. Во Франции дождь. А у нас тут в небе  –
солнце!
   В  аэропорту мы самостоятельно получили посадочные талоны  в
автомате, и по красной ковровой дорожке – в самолет.
   Много   свободных   кресел  –  интересно,   народ   попросил
политического   убежища  во  Франции?   Пилот   очень   мил   –
рассказывает по-русски, что сейчас по левому борту под нами  мы
можем  рассмотреть Венецию… Самолетный завтрак весьма и  весьма
недурен  –  бутылочка сухого красного и вкуснейший свежий  сыр.
Сосед  у  прохода – новосибирский дайвер, летит из  Мексики,  с
пересадкой в Париже. Живут же люди!
   
   Что   ж,  мое  путешествие  завершается,  но  странно,   что
совершенно  нет  ощущения  конца  приключений!  Все   только
начинается…
К содержанию || На главную страницу